Злые языки, пустившие гулять по свету фразу "На детях гениев природа отдыхает", явно не учли особенностей загадочной русской натуры. Наша российская природа никогда не дремлет! Поэтому не стоит удивляться, что, к примеру, у гениального хоккеиста Сергея Ломанова растет не менее талантливый сын, снайпер нашей команды.

— Сергей, у меня, к сожалению, складывается впечатление, что здесь, в Оулу, мировое первенство мало кому интересно. Возникает ли у игроков желание выкладываться на все сто, когда трибуны стадиона полупусты?

— Думаю, вы правы. Кому нравится играть, если зрителей мало? В хоккей с мячом, по-моему, можно играть только в России и Швеции, где народ на него ходит. Мне кажется, что в Финляндии этот вид спорта практически не нужен.

— Вы сделали акцент на двух странах, сходящих с ума по русскому хоккею. Означает ли это, что вскоре мы увидим Ломанова-младшего в одном из элитных шведских клубов?

— Конечно, предложения поступают, причем от очень солидного клуба. Но я считаю, что в Швецию мне уезжать рано. Ведь лучший мой учитель — отец, он может дать мне больше, чем все шведские тренеры, вместе взятые.

— Ваше решение остаться в России основано на внутреннем убеждении или это скорее отцовский наказ?

— Вопрос, в общем-то не такой простой. Надо учитывать и материальную сторону. Если в России мы с отцом окажемся никому не нужны, то не исключен вариант моего отъезда из Красноярска, хотя мне нравится играть в "Енисее". Тем более что нам предстоит участвовать в Кубке европейских чемпионов.

— Насколько приятной неожиданностью стало для вас российское золото или вы в своей победе над "Водником" не сомневались?

— Пять лет назад, когда папа возглавил команду, он поставил цель сделать "Енисей" чемпионом. Тогда я был 15-летним пацаном. Сначала мне хотелось пробиться в основной состав, а потом "аппетиты" возросли. В этом году у "Енисея" была одна задача — выиграть чемпионат России. Два года мы были близки к этому, доходили до финала, а теперь стали первыми. Мы заслужили эту победу!

— Вашу фамилию прославлял отец, и весь мир узнал гениального хоккеиста. Совсем иначе карьера складывается у вас, когда права на ошибку практически нет — вы ведь тоже Сергей Ломанов. Трудно быть сыном величайшего спортсмена?

— Конечно, отцу было легче. Такого груза ответственности у него, пожалуй, не было. Считаю, что отцу раскрыться было проще. Правда, я тоже стараюсь не обращать внимания, когда вокруг начинают в один голос твердить: "Ты должен, ты должен". Я просто играю в свой любимый вид спорта раскрепощенно, как можно лучше. Думаю, что пока это у меня получается.

— Отец — строгий судья? Как он проводит дома "разбор полетов" — спокойно или с эмоциями?

— Когда я был маленьким, порой доходило до слез. Папа иногда ругал меня довольно сильно. Я через это прошел, а теперь благодарен отцу за то, что он обращал на меня внимание и учил уму-разуму. В игрока я вырос только благодаря ему. Но даже сейчас он всегда помогает мне словом и делом, показывает, как нужно выполнять тот или иной элемент.

— Я видел его на льду перед матчем Россия — США.

— Папа любит кататься, у него здорово получается.

— А как вы относитесь к формуле проведения ЧМ? С одной стороны, надо подтягивать аутсайдеров, а с другой — фаворитам играть с Белоруссией или Америкой откровенно скучно.

— Слабых команд здесь мало, ведь венгры и голландцы не приехали. Нельзя, считаю, отказывать тем, кто хочет научиться играть в бенди. В футболе, к примеру, полно совсем слабых команд, их же за бортом не оставляют. В противном случае сборные Кипра, Мальты или Лихтенштейна до сих пор играли бы на пещерном уровне. На нынешнем чемпионате белорусы и американцы имеют возможность увидеть лучших мастеров бенди.

— И пропускают от них десятки голов.

— Пусть, зато у них есть стимул завтра сыграть лучше. Смотрите, какая хорошая команда у Казахстана, она может преподнести любой сюрприз признанным лидерам.

— Стать самым результативным нет желания?

— Если бы мне дали наколотить по максимуму тем же белорусам и американцам, был бы, наверное, лучшим снайпером. Но такой задачи никто не ставил. Для кого-то главная задача — стать первым бомбардиром, а для меня самая большая цель — золотые медали. Два решающих матча еще впереди. Если я буду забивать в полуфинале и финале, это дороже десятка голов в играх с явными аутсайдерами. Есть золотые мячи, а есть посредственные.

— Что вы намерены делать после мирового первенства?

— Самое приятное — получить недельку отдыха, я очень устал от хоккея. Сезон был длинный и напряженный, мы стали чемпионами страны, на это ушло много сил.

— И каким образом будете отдыхать?

— Надеюсь, смогу наконец нормально пообщаться с любимой девушкой Аней, сходить с ней куда-нибудь, послушать музыку.

— С Анной знакомы давно?

— Два года уже.

— На новую ступень отношений переходить не думаете?

— Да нет, рано еще.

— А чем она занимается?

— Она модель.

— К спорту Аня имеет отношение?

— Тянется. Аэробика, теннис, бег, плавание.

— А два часа на морозе матч посмотреть с вашим участием ей слабо?

— Нет, ей нравится. Всегда меня поддерживает.

— На льду это чувствуется?

— Конечно, у меня большая группа поддержки — еще мама и сестра. Когда близкие за тебя болеют, нельзя ударить в грязь лицом!