Алексей Ковалев, выбранный в восьмерку олимпийцев сборной России, получил шанс в Солт-Лейк-Сити стать олимпийским чемпионом.

Впрочем, одно золото - на Играх-92 - у него в коллекции уже есть. Ныне нападающий "Питсбурга" по-настоящему раскрылся в НХЛ и проводит в ней лучший сезон, находясь в списке лучших бомбардиров лиги. А ведь подобного взрыва результативности от него ждали давно, еще с тех пор, как он и его партнеры по молодежной сборной СНГ стали чемпионами мира в январе 1992 года, буквально сокрушив канадцев во главе с Линдросом и Карией, забросив 7 шайб.

ВАЖНО ВСЕГДА ПОБЕЖДАТЬ

- Вас выбрали в почетную восьмерку олимпийцев. Как вы отнеслись к этому?

- Много значит быть в национальной команде, без разницы - в первой ли восьмерке или в первой двадцатке. Хотелось просто попасть в олимпийскую команду, и рад, что мне заранее отвели эту роль.

- Обсуждалось ли попадание в восьмерку в "Питсбурге"? Ведь клуб оказался представленным сразу в четырех олимпийских сборных-2002, если считать и генерального менеджера сборной США Крейга Патрика.

- У нас в команде действительно достаточно много игроков, которые достойны быть на Олимпиаде. Страка, с которым я выступаю в одном звене, и Ягр - у чехов вне конкуренции, Марио Лемье - у канадцев тоже. У нас одна из лучших команд в НХЛ по атаке, ведь четверо нападающих провели в этом сезоне больше 30 шайб. Говорили, что Ковалев не может забить в НХЛ 30, потом 40, теперь, когда я преодолел и эту планку, говорят про 50, и они никогда не успокоятся.

- Какая у вас будет мотивация на Играх-2002, все-таки вы уже становились победителем Олимпиады в Альбервиле?

- Это ничего не значит. Буду стремиться только к победе. Можно стать и два, и три раза олимпийским чемпионом, но успокаиваться, считаю, никогда нельзя. Да, я в 1994 году стал обладателем Кубка Стэнли, но желание выиграть его еще раз меня не покидает. Я пытаюсь побеждать всегда и во всем.

- Как вы относитесь к тому, что главным тренером на Олимпиаде будет Борис Михайлов? Ведь в одном из интервью в США вы назвали подходящей кандидатурой Фетисова.

- Я в политику не вдаюсь, мне без разницы, кто будет стоять у руля. Главное, чтобы организация в сборной была на высшем уровне, а профессиональные отношения игроков и тренеров - доверительные и обстановка бы внутри способствовала завоеванию золота. Относительно Фетисова я сказал так лишь потому, что он видит всех здесь, в НХЛ, очень часто, имеет со многими личные контакты, к тому же сам лишь недавно закончил играть, что может сделать его отношения с игроками в команде еще более тесными. Впрочем, как тренера я плохо знаю и того, и другого. У Михайлова в сборной был лишь однажды - сыграл пять матчей на памятном Кубке мира-96.

- На Олимпиаде спустя 10 лет может восстановиться ваша давняя тройка Николишин - Яшин - Ковалев…

- Почему бы и нет? Только в "Динамо" со мной и Яшиным играл Петренко, а с Николишиным мы выступали в молодежной сборной.

- Обидно было из-за травмы не поехать на Олимпиаду в Нагано?

- Безусловно. Вообще Япония для меня неоднозначная страна, ведь я не попал в нашу команду во второй раз. Впервые это произошло в начале 90-х, когда меня, самого молодого, не взяли в команду на какой-то турнир.

- Но ведь в вашем суперсезоне-91/92 вы единственный из молодежной сборной попали на Олимпиаду и выиграли ее, сделав себе бесценный подарок за день до 19-летия.

- Да, тот год, последний в России, был очень удачным для меня: мы выиграли золото и на ЧМ среди молодежи, и в Альбервиле, и с "Динамо" в чемпионате страны. Только в Чехо-Словакии выступили неудачно, проиграв в 1/4 финала шведам - 0:2, а ведь до этого стали первыми в группе.

- Отправной точкой для большой карьеры стала победа на молодежном первенстве или на Олимпиаде?

- Для меня нет разницы, какое состязание выигрывать. Однако больше всего ценю золото Олимпиады, оно ни с чем не сравнится. Пожалуй, только победу в Кубке Стэнли я отношу к тому же разряду бесценных успехов."ПИТСБУРГ" ЛЕТИТ К ТРИУМФУ

- Судя по вашим словам, у "Питсбурга" в этом сезоне только максимальная цель.

- Это так, мы были настроены выиграть Кубок Стэнли и в прошлом сезоне, но устали после изнурительной серии с "Филадельфией", играя с половины восьмого до трех часов ночи. Именно это нас и сломало. А ведь мы вели в той серии - 2:0… Сейчас у нас хорошая возможность выиграть Кубок Стэнли, и все на этом сконцентрированы. К тому же вернулся Марио, и это очень помогает команде.

- Хватит ли сил у Лемье на том же высоком уровне доиграть нынешний сезон?

- Не только хватит, он может еще лет пять так здорово играть. Конечно, когда он вернулся, первое время ему было тяжело. Да, он забрасывал шайбы, но был не тем великим Марио, не так быстро катался, не так уверенно владел шайбой. Лемье сейчас обрел ту форму, в которой он находился до ухода из хоккея, и выглядит блестяще. Многие считают, что он подошел к отметке 100 процентов набранной формы, так думаю и я. Щадят ли его на площадке из-за имени? Не думаю… Так говорят те, кто завидует ему, ведь он и сам не маленького роста и может прилично ударить, обладает длинными руками. Боли в спине его не беспокоят, а информация о возобновившихся рецидивах старой травмы ошибочна. Просто Марио вышел на тренировку не размятым, что ему и аукнулось. Больше он этого не повторяет…

- До старта нынешнего сезона бытовало мнение, что Ковалев так по-настоящему и не заиграл в НХЛ, но теперь вы дали достойный ответ всем скептикам. Может быть, чешский тренер Глинка досконально знает, как работать с европейцами, и открыл вам все недоступные ранее рычаги на льду?

- Да, думаю, Глинка дал мне возможность проводить на льду много времени, гораздо больше, чем я играл в "Рейнджерс", и играть в тот хоккей, который я люблю и в который играл в лучшие времена, в том числе в России. Ведь из меня в НХЛ пытались вылепить кого угодно, чуть ли не бойца, заставляли вкидывать шайбу в чужую зону и там в силовой борьбе отбирать ее у защитников. Мне это, понятно, не нравилось, а в "Питсбурге" я вновь нашел себя, не случайно дважды в этом году меня признавали лучшим игроком недели. Мы, русские, попадаем в НХЛ в основном из-за своего стиля, и искусственно его терять преступно. Глинка мне дал время и возможность свободно творить на льду, не пытаясь переделать меня изнутри, это очень важно. Огромный плюс в работе Глинки - постоянное общение с игроками, доверие к ним. Он не гнушается лично объяснить, почему не ставит того или иного в состав. Летом у меня заканчивается контракт, буду пытаться подписать новый, причем хочу играть именно в "Питсбурге". Не согласен с мнением, будто раньше я не пытался играть на полную катушку. Я действовал во всю мощь, иное дело, позволяли мне обстоятельства раскрыть весь свой потенциал или нет. Вот раскрыться на все сто я, конечно, раньше не мог. Да и время, проводимое на льду, не всегда позволяло.

- При Майке Кинэне в сезоне-1993/94 вы играли в свой хоккей?

- Да, вот тот сезон, пожалуй, стоит особняком. Тогда мне действительно давали играть так, как я люблю и умею. Только было давление, когда допускал ошибки, а это нервировало. Кинэн - жесткий тренер, он во многом похож на наших российских наставников, требует много, но и дает играть независимо от того, звезда ты или нет. Если не стараешься, тут же окажешься на лавке.

- Как прокомментируете эпизод с брошенной в арбитра шайбой, из-за которого вас в марте дисквалифицировали на три игры?

- То был самый обычный эпизод, и я после пропущенной шайбы от расстройства выкинул ее из ворот, случайно попав в арбитра. Лайнсмен подъехал к главному и сообщил, будто я метил в него. Автоматически получил наказание и недополучил зарплаты в клубе за 5 дней.

- О ваших увлечениях ходят самые невероятные истории, от гольфа и саксофона до тенниса и полетов на самолете за штурвалом. Откуда такая многогранность?

- Одним хоккеем тяжело жить, пытаюсь развлекать себя и теннисом, в который часто играю с женой, и гольфом, и игрой на саксофоне. Долгое время у меня в доме пользовались популярностью столы для бильярда и игры в настольный теннис. Три месяца назад купил свой самолет "Sosna-414", он у меня стоит в 15 минутах от дома, права-то на вождение я получил давно, причем в разных категориях. Теперь вот, как удается выкроить время, летаю в облаках, причем в любую погоду…