502 Bad Gateway


nginx

Взгляд каждого, кто переступает через порог тренерской на первом этаже "Сокольников", сразу падает на большую черно-белую фотографию. На ней - чемпионский "Спартак" 1976-го. Среди игроков в свитерах с узнаваемым, перечеркнутым наискось ромбом и буквой "С" на груди — статная фигура человека в кожаном пиджаке. Это Николай Карпов. Тренер, дважды приходивший к руководству командой мастеров "Спартака" и каждый раз приводивший ее затем к первому, практически недосягаемому в эпоху безраздельного царствования на отечественном хоккейном небосклоне армейской машины, месту в первенстве Союза.

Ребята, в этом году мы - чемпионы

Шестидесятые, в течение которых команда профсоюзов трижды лишала "обреченный на победу" ЦСКА первенства, к тому времени уже канули в Лету. В 1974-м выстрелили "Крылышки", утащившие чемпионство буквально из-под носа гегемона советского хоккея. Через год базовый клуб сборной вернул себе первую строчку, утерянную, как казалось, лишь по недоразумению. Но на следующий сезон армейцы, проводившие свой первый сезон без патриарха Анатолия Тарасова, его на скамейке заменил Константин Локтев, вновь вторые. Первый, с отрывом всего в два очка, "Спартак". Первенство СССР 1975/76, не лишним будет отметить, разыгрывалось по так называемому уплотненному графику. На тот сезон помимо чемпионата мира выпали и Олимпийские игры, что и без того далеко не рядовому событию, коим всегда был союзный чемпионат, прибавляло важности. В конце декабря — январе "Спартак", кстати, провел турне по Северной Америке. ЦСКА и "Крылышки", чемпион и вице-чемпион страны, играли, как известно, легендарную клубную серию против НХЛ, а красно-белые, делегировав ведущих игроков на усиление "Крыльев", в ранге третьей команды Союза - против любителей. Все, за исключением ничьей в последнем матче, москвичи выиграли, заработали хорошую прессу. Одним словом, заявили о себе по другую сторону океана.

— Мы по ходу всего того первенства шли вровень, — рассказывает Николай Карпов. — Очко-два был разрыв с ЦСКА. Очные встречи (коих за сезон было четыре) турнирного преимущества ни нам, ни им не принесли: две ничьи и по победе у каждой из сторон. Очень напряженно, помню, складывались наши матчи с ленинградскими армейцами, на верхние строчки турнирной таблицы не претендовавшими. СКА, под руководством большого специалиста Николая Пучкова, изо всех сил пытался нас остановить, проявляя, так сказать, клубную солидарность. Короче, армия билась против профсоюзов. Мы победили их в трех матчах, при одной ничьей в четвертом. Тогда-то я и сказал своим: "Ребята! В этом году мы — чемпионы".

Я всегда стремился подводить команду к игре. Чтобы каждый матч она проводила словно на выдохе. Так и играл "Спартак". Армейский и динамовский клубы олицетворяли собой всесильные в советские времена ведомства. На их стороне были, в большинстве своем, и симпатии власть имущих. А "Спартак" — даже его название обозначало обратное, оно связано с древним Римом, с человеком, который боролся за свободу. Спартаковский хоккей в ту пору как бы олицетворял чувства и стремления простых, рядовых советских людей. Потому и называли нас народной командой. Потому, когда играли ЦСКА со "Спартаком", улицы Москвы, да и не только столицы, будто вымирали. Люди были буквально прикованы к телевизорам. Попасть на хоккей в то время было чрезвычайно сложно, для такого количества зрителей просто-напросто не хватало мест.

За армейцами, как известно, стоял хоккейный болельщик СССР номер один - Леонид Ильич Брежнев. Остальным клубам было чрезвычайно трудно конкурировать с ними. Молодые игроки, достигшие 18-летнего возраста, просто-напросто призывались "служить" в ЦСКА и "Динамо", так зачастую и осуществлялась комплектация их составов. Те же братья Майоровы, Старшинов, Шалимов, Шадрин, будучи настоящими спартаковцами, совмещали хоккей с учебой в институтах, спасаясь, если можно так выразиться, от призыва в ЦСКА. Попадание в армейскую систему если не гарантировало, то давало куда больший шанс попасть затем в сборную, чем это можно было сделать из любого другого клуба. Не случайно многие игроки, которым сборная прямо-таки "светила", никогда не сыграли за нее только лишь потому, что решили не менять цвета своих команд на красно-синие армейские.

Тройка не хуже "эталонной"

— Когда я по просьбе профсоюзного руководства второй раз принял команду, это было в 75-м, она шла в чемпионате на 10-м месте, — продолжает Николай Карпов. — Состав был, прямо скажем, недоукомплектован, играли в две с половиной тройки. И главное, я ощущал ее моральный надлом. Значит, надо было вновь создавать единый рабочий коллектив. Насколько мне это удалось, судите по тому, что тот сезон мы завершили с бронзой. "Спартак" заиграл в свой хоккей. В межсезонье был укреплен состав: пригласили Рудакова из свердловского "Автомобилиста", Баринева из саратовского "Кристалла"… Аркадий Рудаков — хоккеист от бога. Когда у нас возник вопрос центра для третьего звена, он влился в команду сразу. В "Спартаке" настал его звездный час, хотя Аркадию было уже под 30. Эх, ему бы чуть раньше в Москву приехать, вырос бы готовый игрок для сборной! Это звено Костылев (раскрылся в большого игрока, скоростного, высокотехничного) - Рудаков - Баринев, номинально третье, было способно решать любые задачи.

Лидеры команды, которые вели ее за собой, Шадрин, Якушев, Шалимов достойно продолжили традиции звена Майоровых и Старшинова, Зимина. Такой первой тройки, как эта, с тех пор в "Спартаке" больше не было. Она нисколько не уступала знаменитой армейской Михайлов - Петров - Харламов, а ее ведь называют эталонной. О них говорить и сложно, и в то же время просто. Выдающиеся игроки. Александр Якушев - замкнут, сам в себе, на взгляд со стороны абсолютно не подвержен каким-либо эмоциям. Его стихия — скорость, на большом раскате. Когда в начале 70-х мы стали встречаться с североамериканскими профессионалами, он соответствовал всем требованиям энхаэловского хоккея. И канадцы были просто без ума от Якушева. Набирал ход и на скорости. Высокий, руки длинные. Он попросту обкатывал соперников, бросал здорово. Не случайно в его коллекции целых четыре перстня из тех, что вручались в 72-м году лучшим игрокам матча в ходе той Суперсерии.

О Владимире Шадрине хочется сказать особо. Очень внутренне сильный человек. Творческая личность и феноменальный трудяга. Создавалось впечатление, что у него просто не было слабых сторон. Была к нему одна, правда, претензия: дескать, катается не как все. Но у него было СВОЕ катание. Он не проигрывал в скорости, а в мысли на льду… опережал. КПД на площадке - высочайший. Шадрин - по качеству один из лучших центров нашего хоккея. И в атаке, и в обороне. Лидер, душа команды. Виктор Шалимов - буквально ворвался в хоккей, сразу вписался в команду. У нас со Старостиным даже была такая беседа: или ему в футбол идти, или в хоккей. И я Николая Петровича убедил: с мячом он у тебя в дубле еще, а с шайбой я его в основной состав готов ставить. Старостин говорит: "Хорошо, пускай в хоккей играет". И Витя вписался в ударную тройку с первого захода. В то время это было сильнейшее в стране звено.

Первая пара защитников: Сергей Коротков составлял с Юрием Ляпкиным классический дуэт. Первый больше тяготел к обороне, обладая при этом мощнейшим броском, который нередко и использовал, поражая ворота от синей линии. Второй - к нападению. В то время Ляпкин был лучшим атакующим защитником страны.

К сожалению, "Спартаку" в следующем сезоне не удалось завоевать даже бронзовые медали. Клуб откатился на шестое место. В 1977 году расстался с командой и я.