Если тренер определяет стратегию своей команды, то всегда найдутся те, кто определит его собственную участь. Причем зачастую невзирая на прежние заслуги. Что-то не заладилось — и в коллективе появляется новый рулевой. А бывает и так, что хорошему специалисту, сидящему без дела, приходится долго ждать, прежде чем вновь приступить к любимой работе. Вот, например, один из мэтров нашего тренерского цеха Юрий Моисеев практически два года находится, по большому счету, в вынужденном простое.

Портрет Тарасова

— Чем вы это объясните, Юрий Иванович?

— Ну приглашения-то в другие города у меня были и есть. Но из Москвы уезжать не хочется, а здесь — все занято.

— Кто знает, может быть, лично для вас такая безрадостная картина будет продолжаться довольно долго.

— Поживем — увидим. Загадывать наперед вообще трудно. Наверное, лишний раз нужно оценить и свои собственные возможности тоже. Не сочтите за нескромность, но с моим приходом в какую-то команду от нее будут ждать высоких результатов. А для этого необходимы определенные условия как для самих хоккеистов, так и для их тренера. Допустим, его контракт с руководством нового клуба.

— На ваш взгляд, именно с его отсутствием связано небывалое количество отставок главных тренеров в нынешнем сезоне?

— Видите ли, перед любой командой ставятся конкретные задачи. И их невыполнение влечет за собой критические стрелы в адрес наставника. С появлением новых структур в клубах, а проще говоря, финансовых руководителей это явление — уже не редкость.

— Во многих клубах действительно в прямом и переносном смысле верховодят президенты и даже вмешиваются в тренировочный процесс.

— Президенты вправе это делать — деньги-то они дают.

— Но часто так бывает, что в клубе просто используют громкое имя президента, а на самом деле средства выделяет кто-то другой.

— Я не хотел бы вдаваться в такие тонкости. Все происходит по-разному — какую-то команду содержат спонсоры, а другая находится на бюджетном финансировании.

— А какая отставка из числа последних произвела на вас наибольшее впечатление?

— Прошлогодняя отставка Якушева. По сути, его убрали сразу из двух команд — сначала из "Спартака", а затем, после чемпионата мира в Питере, и из сборной России. Я не хочу сказать, что он этого не заслуживал. Но в любом случае работу специалиста определяет конечный результат. Как говорил Анатолий Владимирович Тарасов: "Нет ни одного тренера, которого бы не увольняли!"

— Знаю, что у вас дома на видном месте стоит его фотопортрет. Для вас Тарасов действительно много значит?

— Конечно. Гениальный человек, патриарх нашего хоккея. В конце концов, это он сделал из меня хоккеиста, дал возможность играть в ЦСКА и подарил путевку в жизнь как человеку.

— Многое от него почерпнули?

— Старался по максимуму. А перенимать было что. Четкая организация учебно-тренировочной работы, умение управлять коллективом, наконец артистизм как тренера. Он все делал талантливо.

Пиночет и Батяня

— Вы — человек военный. При вас хоккеисты, наверное, должны, что называется, по струнке ходить?

— Ну, это слишком громко сказано. Хотя без настоящей дисциплины ничего не сделаешь. При этом после тренировок я всегда старался сохранять с игроками нормальные человеческие отношения. Считаю, что в идеале так и должно быть.

— Но в ЦСКА, говорят, ребята вас побаивались.

— Да, что скрывать, я был требователен в работе! Однако если вы сейчас поговорите с любым, кто играл под руководством Юрия Моисеева, думаю, он скажет только слова благодарности в мой адрес. Теперь эти люди сами руководят по таким же принципам. И за примерами далеко ходить не надо. Пожалуйста — армейцы Борис Михайлов, Владимир Крутов, Виктор Жлуктов. Это очень требовательные люди. А иначе в спорте нельзя.

— Как раз кто-то из армейцев в свое время назвал вас Пиночетом. Гоняли хоккеистов до седьмого пота?

— Веселая история (улыбается). Когда я руководил ЦСКА, команде однажды надо было заниматься легкой атлетикой на стадионе. Жара стояла невыносимая. Но деваться некуда: хочешь не хочешь, а выполняй! А в то время в Чили местный диктатор Пиночет тоже согнал людей на стадион. Ну и пошло-поехало! По аналогии. Кстати меня, к вашему сведению, хоккеисты еще часто называли и Батяней, хотя наша разница в возрасте была не столь уж и велика.

Работа через не могу

— Юрий Иванович, три года назад вы сделали "Ак Барс" чемпионом России. Однако затем покинули команду. По каким, интересно, причинам?

— Разговоры о моем уходе велись еще за год до него. Жена очень хотела вернуться в Москву. Да и меня тоже домой тянуло. Соответственно главная причина — моя инициатива. Но остальное в Казани меня устраивало. Там было все четко организовано. Руководители клуба понимали, что хоккей в Татарстане — национальный вид спорта. И создавали команде наилучшие условия. Я очень рад, что мне довелось работать с таким прекрасным руководством.

— От ваших же игроков, кстати, приходилось слышать, что вы — приверженец хоккея, который построен на "физике".

— Не согласен. Я считаю, что чем больше тот или иной хоккеист умеет, тем больше возможности для успеха и у всей команды. Я всегда уделял много внимания совершенствованию технического мастерства. И все это во время моих тренировок обычно проходит на высоких скоростях. Естественно, игроки по ходу набирают физические кондиции.

— Вы ведь на самом деле подтянули в этом компоненте некоторых хоккеистов "Ак Барса".

— Здесь речь может идти обо всей команде. Когда я ее принял, она в чемпионате страны шла на седьмом месте. А потом мы стали чемпионами. И в последние годы об "Ак Барсе" уже говорят как о сильном коллективе, с ним считаются. Тут уместно, наверное, привести пример и московского "Динамо". Когда я его возглавлял, то нам удалось составить конкуренцию в борьбе за золотые медали лучшему клубу мира ЦСКА, который в былые времена легко и быстро уходил в очковый отрыв от своих преследователей.

— Тем не менее в решающем матче вас ожидал форменный разгром — 1:11.

— Так у нас в той встрече восемь человек травмированных было. Силенок попросту не хватило. Играли в три звена. А ставку мы вообще на первый матч с ЦСКА делали. И выигрывали — 2:1 за две с небольшим минуты до сирены. Но армейцы все же сумели тогда сравнять счет. Кстати, если бы тогда в чемпионате не придумали этот дурацкий "аппендицит" в виде дополнительного турнира среди призеров — ЦСКА, "Динамо" и киевского "Сокола", то мы были бы чемпионами Союза! Причем с запасом!

— Слышал, что вас и по ходу этого сезона звали на пост главного тренера в московское "Динамо", а вы сами в нашей беседе почему-то об этом умолчали.

— Да, такой разговор с руководством клуба у меня состоялся. Но он был предварительным. А окончательного не последовало.

— Вы, между прочим, с мая прошлого года считаетесь консультантом новокузнецкого "Металлурга". Понятно, что загруженность у вас не полная. Тем не менее в чем конкретно заключается ваша работа?

— Я ведь когда-то играл в этой команде. Поэтому ее руководители считают меня своим. Они и предложили выступить в такой роли. На самом деле работа эта достаточно многогранна. Помогаю, к примеру, в планировании учебно-тренировочного процесса. Но все в основном начинается и заканчивается разговорами с тренерами "Металлурга" Андреем Сидоренко, Михаилом Гомбергом и Владимиром Шенько. Внутрь самого коллектива я не лезу. Хотя иногда присутствовал на играх, тренировках команды, давал советы.

— Тренерский штаб клуба к ним прислушивался?

— Знаете, как говорят: умный человек всегда возьмет разумное зерно. К тому же любому тренеру нужно постоянно менять свою работу, чтобы занятия были интересными, притягивали ребят. Тогда и результат придет.

— Что и говорить, тренерское ремесло непростое.

— Точно. Бывает, приходится заставлять работать хоккеистов и через не могу. А это далеко не всем нравится. Возникают конфликтные ситуации, которые тут же нужно гасить.

— Вы как это делаете?

— От человека зависит. Кого-то можно "матюжком" осадить, кому-то анекдот расскажешь, а другого просто приласкаешь добрым словом. У нас вообще немало специалистов, которые умеют работать с людьми и добиваться нужного результата. Никак не обойтись тут без имени Бориса Михайлова. Можно назвать еще Геннадия Цыгурова, Владимира Крикунова, Валерия Белоусова, Владимира Голубовича, Николая Макарова. Вот это и есть тренерская элита современного российского хоккея!