Едва в Нижнекамске утихли хоккейные страсти, как напряженные дни начались у поклонников футбола — после двухлетнего перерыва футбольный клуб "Нефтехимик" вернулся в первый дивизион.

Стартовал дебютант дома, сыграв два матча. Тем не менее, вопреки сложившейся в этом дивизионе традиции, он выиграл только вторую встречу, а первую проиграл со счетом 2:4. Кстати, это было первое поражение на своем поле после беспроигрышной двухлетней серии, причем в минувшем сезоне нижнекамские футболисты вообще не проиграли ни одного матча не только на своем стадионе, но и в других городах. Сегодня о старте "Нефтехимика" в первом дивизионе своими впечатлениями делятся президент клуба Наиль Гизатуллин, вице-президент, заместитель генерального директора ОАО "Нижнекамскнефтехим" по социальной инфраструктуре и спорту Наиль Валеев и главный тренер Иван Буталий.

— Наиль Нурмиевич, каким вы увидели первый дивизион после двух лет выступления во втором?

— Прежде всего, как показали стартовые матчи, наше двухгодичное отсутствие в первом дивизионе не прошло бесследно. Казалось бы, успешное прошлогоднее выступление, без единого проигрыша на длинной дистанции, должно было вселить в наших футболистов уверенность в то, что они не слабее любого соперника и в более сильной компании. Однако на деле это оказалось далеко не так. "Уралан", руководители которого, в том числе и президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, публично заявили о намерении в этом году вернуться в элитную группу, сильный для первого дивизиона клуб. И мы, признаюсь, были огорчены, когда узнали, что в первом же матче встретимся именно с ним. Увы, наши опасения подтвердились — мы проиграли. Но проиграли не потому, что уступили соперникам в мастерстве, в умении разыгрывать комбинации, быстро переходить от своих ворот к чужим. Решающую роль сыграли психология, умение разгадывать чужие замыслы и вовремя разрушать чужие атаки, не давать им свободно принимать мяч. Но у наших игроков постоянного контроля не получилось, и мы пропустили три мяча в эпизодах, когда никто не мешал соперникам спокойно поражать цель. И в первую очередь это отставание в сообразительности я связываю с двухлетним пребыванием во втором дивизионе, где превосходство наших игроков часто было настолько убедительным, что отпадала необходимость и быстро принимать решения, и строго контролировать противников. Тут же положение иное, и бдительность не следует терять ни на мгновение.

— Это доказали футболисты не только "Уралана", но и "Спартака" — клуба, у которого пока средние возможности. Вспомните, как гости сравняли счет.

— Гол действительно получился показательным, он напомнил мне последнюю отборочную игру чемпионата Европы между сборными России и Украины, когда Шевченко забил мяч со штрафного от боковой линии. И во встрече со "Спартаком" также, почти рядом со скамейкой запасных, был назначен штрафной в сторону наших ворот. Последовала передача в центр штрафной, но никто из наших футболистов, в том числе и вратарь, не помешали спартаковцам переправить мяч в сетку.

— Поскольку речь зашла об этом штрафном, хотелось бы узнать ваше мнение — вы ведь долго судили первую лигу — и об этом конкретном наказании, и о судействе в целом.

— В этом эпизоде я не только не назначил бы штрафной, но и показал бы спартаковцу желтую карточку, поскольку нарушений не было. Однако, потеряв мяч, соперник так закричал, будто его пытали раскаленным утюгом, и судья, находившийся в это время в середине поля, среагировал на падение и крик. Принято считать, что в первом и втором дивизионах большее значение, чем в высшем, имеет место встречи — хозяевам, мол, арбитр всегда симпатизирует. О молодом арбитре Кабакове этого я бы не сказал — по крайней мере, нам он не помогал. С одной стороны, меня как члена Совета лиги объективное судейство должно радовать, но если арбитр, как это было в нашем матче со "Спартаком", старается быть святее папы римского, не наказывает гостей за откровенные нарушения, это вряд ли стоит приветствовать. Нельзя сказать, что оно необъективное, но явно недостаточно квалифицированное.

— Но вернемся к первому вопросу. Вы коснулись только своей команды. А что скажете о других?

— За это время дивизион уменьшился на четыре клуба. Несколько лет назад, когда принималось решение постепенно сократить число участников с 22 до 18, многие надеялись, что этот шаг пойдет на пользу всему российскому футболу. Но реформа оказалась неудачной. За бортом очутились команды из таких футбольных центров, как Екатеринбург, Ставрополь, Тюмень, Набережные Челны и других городов. Это вина не ПФЛ или РФС, а клубов. Но в любом случае, реформа желаемого результата не принесла. Сколько бы команд ни выступало в первом дивизионе, уровень остался прежним. Так уж лучше, если не повышается качество, то увеличивается число. Поэтому на предстоящей летом конференции ПФЛ я буду в числе тех, кто выступит за увеличение первого дивизиона до 22 клубов.