Закончившийся на прошлой неделе регулярный сезон стал поистине разочарованием для "Русской карманной ракеты". Так уж вышло, что весь чемпионат обстоятельства складывались против Валерия.

Слабый старт, который вызвал недовольство главного тренера Дона Хея, и привел к крупному конфликту. Затем долгое "отсиживание" на скамейке запасных, отставка Хея, приход нового наставника, изменение стратегии команды и… снова конфликт. И вот результат — 26 шайб и 19 передач. Негусто по сравнению с прошлым годом.

Масла в огонь добавили средства массовой информации. Агрессивно настроенная пресса готова обвинить Буре-младшего во всех смертных грехах. Газеты пишут, что он создал неблагоприятную атмосферу в команде, из-за чего последняя так бесславно выступила в чемпионате. Что именно из-за Валерия вынужден был уйти Хей, и наш хоккеист играл вполсилы. Правда, все как-то упускают из виду одну деталь: лучшего форварда, чем россиянин, на сегодня в "Калгари" нет. Об этом почему-то вмиг забыли. Зато теперь фанаты требуют, чтобы "Флэймз" поскорее избавились от вчерашнего кумира. Что ж, похоже, их желание скоро сбудется.

Буре, обладающий статусом ограниченного свободного агента, планирует в ближайшее время публично заявить руководству "Калгари" о своем желании быть обменянным или проданным в другой клуб НХЛ. Причем, по имеющейся информации, хоккеист готов уехать куда угодно, лишь бы быть подальше от Крэйга Баттона, нынешнего тренера команды.

"Мы с моим агентом Полом Гиллисом намерены рассмотреть все варианты выхода из сложившейся ситуации. Я уверен, что непременно найдем оптимальный вариант, разумеется, для себя, а не для "Флэймз", — подчеркнул на днях Валерий. Он был вынужден признать, что за последний год положение дел в команде резко ухудшилось. "Клуб просто не узнать. Руководство поменялось, пришли новые люди, диктующие свои условия. Очень сложно работать, когда взаимопонимание отсутствует", — констатировал россиянин.

Отношения Валерия с новым тренером настолько испорчены, что их, как полагают здесь, уже ничто и никто не в состоянии поправить. Баттон, как и его предшественник, стал требовать от Буре большей результативности, поэтому в "воспитательных" целях периодически отправлял форварда в запас. Ему также очень не нравилось, что хоккеист, привыкший по ходу матча держаться преимущественно у ворот соперника, никак не мог вписаться в схему игры от обороны, которую тренер взял за основу своей тактики. Баттон, по его словам, усердно пытался продать "строптивого" нападающего до окончания срока обменов (13 марта), но сделка так и не состоялась.

Буре, со своей стороны, старался убедить обоих наставников в ошибочности их действий и просил не требовать от него невозможного. В частности, он доказывал, что из профессионала, всю жизнь проигравшего в нападении, практически невозможно сделать надежного защитника. Но Валерия не слушали.

— Я просто в один момент понял, что спорить бесполезно, и стал играть в тот хоккей, в который играл всегда, — вспоминает Буре. — Сразу почувствовал себя лучше, увереннее. Я вновь стал самим собой. А тренер подумал, что я его игнорирую. Во время сезона думал только о команде. Теперь, когда речь заходит о новом контракте и решается мое будущее, все мысли исключительно о семье.

Валерий отметил, что решение покинуть "Калгари" он принял после того, как посоветовался со своими родными: "Не скрою, для меня этот год был трудным. Но мне пришлось бы куда тяжелее, если бы не поддержка жены и брата, которым я бесконечно признателен". Россиянин добавил, что постарается извлечь урок из всей этой истории: "За прошедший сезон я сделал для себя несколько важных выводов. Впредь со мной уж точно ничего подобного не случится".