Древние греки всегда относились к горам с некоторым страхом и почтением. Они считали, что боги живут именно там, на заоблачных высотах, и оттуда диктуют смертным свою волю. А те смертные, которые преодолевали путь между небом и землей, тоже становились немножечко богами…

— Тягу к альпинизму я стал ощущать в железнодорожном техникуме, где учился на отделении радиосвязи, — рассказывает Эдуард Мысловский. — Раз, получив путевку, съездил в альплагерь Аделсу и заболел этой странной болезнью — любовью к горам. Потом четыре года в армии и поступление в МВТУ. Причем поступал туда целенаправленно — знал, что в "бауманке" мощная альпинистская секция. Первая моя высота — гора Гумачи. Туда водят новичков. Самое смешное, что восторга от покорения не ощутил. Конфуз у меня случился — у альпинистов это зовется "медвежьей болезнью", когда в животе война идет. В группе девчонок полно, а тут не отойти никуда. Так что не до восторгов было…

Валентин Иванов, капитан команды "Эверест-82", многолетний партнер Мысловского по связке: "Если говорить об его альпинистской технике, о мастерстве, даже трудно как-то выделить что-то особенное. Это просто спортсмен высокого уровня, высокого класса, очень спокойный в сложных ситуациях. Когда мы спускались с Хан-Тенгри, в полуметре от наших ног сошла лавина! А он спокоен, будто ничего не произошло. Ну, а высотные восхождения до Эвереста у него были отличные — та же Хан-Тенгри, дважды пик Коммунизма, на Аляске — Мак-Кинли. Это я только те маршруты называю, которые он прокладывал". В нашей стране всегда были прекрасные альпинисты, начиная от легендарных братьев Абалаковых до "тигра скал" Михаила Хергиани. И все они жили мечтой об Эвересте. В 1959 году она могла осуществиться — планировалось советско-китайское восхождение, но вмешалась политика, и мечту пришлось отложить до 1982 года. Академик Евгений Тамм и Анатолий Овчинников, что называется, продавили руководство страны и спорткомитета. Но ведь для желающих покорить Эверест существует еще и очередь. Наша пришлась на время московской Олимпиады. Лишних денег у спорткомитета не было. Мечта вновь оказывалась под угрозой. Выручили испанцы. Они согласились отдать нам свою очередь в 1982-м, а сами пошли в 1980 году.

В команду был очень строгий отбор, особенно по медицинским показателям. Парадокс, но 44-летний Мысловский в команду не попадал — после барокамеры кардиограмма была не очень. Кстати, не попадал в команду и Владимир Балыбердин, на тот момент всего лишь кандидат в мастера спорта. Ответственность за обоих взял на себя Овчинников.

24 марта был первый выход на маршрут, и Эверест сразу встретил наших ребят шквальным ветром, чуть не сорвало палатку. Первый лагерь, по еще никем не хоженному юго-западному маршруту, предполагалось установить на высоте 6500 метров, второй — на 7350, третий — на 7800, четвертый — на 8250, а пятый, штурмовой — на высоте 8500 метров, за 348 метров до вершины.

Тактика восхождений довольно проста — ты устанавливаешь лагерь, то есть обрабатываешь маршрут, забиваешь крючья, проверяешь веревки, перила, а затем — поскольку силы небеспредельны — отдыхаешь. В результате — из установленного тобой лагеря следующий отрезок проходит более свежая группа. Что греха таить — каждому хотелось быть там первым. Все понимали — кто будет устанавливать пятый лагерь, тот на вершину не пойдет. А еще и состав групп пришлось менять — заболел опытнейший Онищенко, плохо себя чувствовали Шопин и Черный. Никто не хотел идти на установку пятого лагеря. Возникла довольно тупиковая ситуация.

А. Овчинников: "Я хотел, чтобы группа Иванова первой взошла на пик, но в частной беседе Ефимов заявил мне, что я хочу на их костях вытащить на вершину Мысловского. Я понял — дальнейшие разговоры бесполезны. А тут Эдик с Володей возвращаются вниз, и Володя сам предлагает — давайте мы установим пятый лагерь, это лучше, чем без дела внизу сидеть. Это был выход из тупика. И тогда я сказал: "При одном условии — вы пойдете после этого на штурм!"

И они пошли вдвоем, что само по себе было рискованно. Штурм начался в 6 часов утра 27 апреля 1982 года. К вершине они вышли 4 мая. А 1 мая Мысловский уронил рюкзак, да еще и обморозил руки. Представить себе невозможно, как человек с практически не рабочими руками смог взойти на Эверест. Несомненно, велика заслуга в этом и покойного Володи Балыбердина.

Встретиться с Эдуардом Мысловским вы можете в программе "Золотой пьедестал", которая выйдет в эфир в субботу 14 апреля в 14 часов на телеканале "Культура".


Эдуард Мысловский

Родился 29 мая 1937 года. Профессор, преподаватель МГТУ им. Н.Э. Баумана, заслуженный мастер спорта по альпинизму. 4 мая 1982 года вместе с Владимиром Балыбердиным поднялся на высочайшую вершину Земли — Эверест. Они были первыми советскими людьми, кто стоял на макушке планеты.