Кубок России в 98-м, золотой дубль в 99-м: чемпионство страны и победа в Евролиге, вторая кряду Евролига и Суперкубок Европы в прошлом году, и, наконец, золото первенства России-2001.

Кто возьмется утверждать, что "Магнитка" — не прима отечественной и континентальной хоккейной сцены? Все ее успехи неразрывно связаны с Валерием Белоусовым. Применительно к нему тренер-чемпион — не столько почетное звание, завоеванный титул, сколько определение самой сущности. Состояния души человека, который, конечно же, может проиграть, но вот представить себе свое поражение и тем более смириться с ним не способен.

6 апреля этого года. Омский СКК "Иртыш". Звучит сирена об окончании шестого матча финальной серии чемпионата России между "Металлургом" и "Авангардом". Вся магнитогорская команда: игроки, тренеры, доктор и массажист, пресс-атташе и руководители клуба с ее звуком вываливаются на площадку, обнимаются, кричат и воздевают руки вверх — "Магнитка" стала чемпионом, точнее, вернула себе чемпионство. Главный тренер устало садится на скамейку, откуда только что сорвались на лед хоккеисты, обхватывает руками голову. Он…

— Я в тот момент плакал, — слегка улыбаясь, говорит Белоусов. — Это были слезы радости, слезы огромного облегчения. Мы шли к этому целый сезон. Казалось, целую вечность. Финал есть финал. Выигрывая матчи серии дома, знали, что в гостях придется очень тяжело. Не скажу, что строил для себя некий план, что знал наверняка: тут мы, допустим, непременно выигрываем, а тут — можем проиграть. Но был уверен, что победим, если выстоим первый период, сдержим стартовый навал, если на контратаке поймаем и забросим одну, а то и парочку шайб… Сразу после матча я пошел на пресс-конференцию, но перед этим на льду подошел к каждому, поблагодарил, каждого поцеловал. А уже после, зайдя в раздевалку, сказал: "Вы — мужики, а мужики всегда делают свое дело".

— Самое главное — четко знать, для чего ты работаешь. Спрос в первую очередь с себя. Тогда уже можно требовать чего-то от ребят. Иначе просто невозможно. А уж если работать, так с полной отдачей во всем: и в игре, и на тренировке. Нельзя сказать хоккеисту: сегодня ты, мол, побереги себя, а завтра сыграй в полную силу. Всегда надо стремиться. Надо расти. Если игрок достиг своего потолка, то с ним нужно расставаться. И не важно, сколько ему лет, 20 или 30, он с каждым годом должен где-то добавлять, что-то находить, открывать в себе новое. Твоя задача — помочь ему в этом, убедить его, поставить задачу, наконец. Нормальная команда должна непременно настраиваться если не выиграть чемпионат, то быть хотя бы в призерах. Если есть дух победителей, то он есть. Из проигрыша я даже делаю трагедию. Когда мы в матче с нижегородским "Торпедо" уступили, помните, 1:6, я спать после этого не мог, постоянно в голове крутилось: как же так? Можно действительно уступить — 5:6, к примеру. Но 1:6… С одной стороны, вроде надо бы забыть об этом и работать дальше. Но с другой — как забыть? Нужно помнить и каждый раз напоминать самим себе то, как мы вышли на игру несобранными. Ребята, так бывает, вину на вратарей свалили. Да, они не выручили. Но вы-то почему только один гол забили?

Молодежь растет на плечах ветеранов

Успех "Магнитки" вызвал удивление, но лишь отчасти. По ходу сезона ее "чемпионские шансы", перед началом чемпионата оценивавшиеся весьма, и вполне обоснованно, скептически, росли, росли и к началу плей-офф достигли высшего значения — "фаворит". Успех "Магнитки" вызвал уважение и заслуженное восхищение. Первая команда Белоусова, команда-мечта, выполнила свою историческую миссию — порождение на берегах Урала, у подножия Магнитной горы, хоккейного бума, на дрожжах которого выросла школа. Крепкий фундамент был заложен, на нем поднялась новая постройка. И вторая команда Белоусова, прямая наследница первой, по совокупности имен, казалось, далеко не столь блистательная, в первый же год добилась, во многом, предположу, неожиданно для самой себя, не меньшего. А что может быть больше чемпионства?

— Перед началом этого сезона мало кто мог предположить, что "Магнитка" станет чемпионом. Команда пережила настоящую кадровую перестройку — шутка ли, отказалась от 13 игроков основного состава. У вас были опасения насчет того, как сложится сезон?

— Не было тогда вообще таких мыслей: чемпионы, не чемпионы. Многие не верили в нас, сомневались, выйдем ли мы вообще в плей-офф. Тогда, после прошлого сезона, наступил очень важный момент. Ребята играли вместе на протяжении трех лет, выиграли все, что только можно. Появилась некая вальяжность, самоуспокоенность. Это меня угнетало. Было принято решение, как говорится, внести свежую кровь. Ведь школа за спиной главной команды уже вовсю дает своих воспитанников. Когда это было, чтобы в "Магнитке" свои "масочники" на лед выходили? А теперь Зоткин, который забросил "золотую" шайбу в финале, Гладских, Пискунов. Кайгородов на подходе, 83-го года, отличный центральный нападающий. Растет смена потихоньку, вот только ведь нельзя сразу набрать команду молодых, чтобы они выиграли чего-то. Молодежь должна начинать среди ветеранов, опытных хоккеистов, которые им должны что-то давать. Я благодарен Андрею Кудинову, он для Зоткина и Гладских весь сезон был как отец родной. Он их буквально на своих плечах выносил, великое дело сделал: дал двум пацанам путевку в жизнь — за год так подняться и стать игроками основы. Без таких людей, как Кудинов, команде не обойтись. Обновленный коллектив строился на сыгранных связках: двое Корешковых, Разин — Гольц, Кудинов — Гусманов. Большое несчастье — не стало Леши Степанова. А такая была связка: Степанов — Осипов… Погиб Сергей Земченок… (долгая пауза). Горе лишь сплотило нас еще сильнее. К сложившимся парам мы добавляли новых игроков, и это неплохо получалось. Ребят подбирали, естественно, под наш стиль, под хоккей думающий, комбинационный. Важную роль играют личные качества. Я люблю работать с людьми, которые мне помогают, умеют слушать и выполнять. Без игровой и бытовой дисциплины в команде никуда не денешься. В наших ветеранах я нисколько не сомневался — они настоящие профессионалы. У них не бывает и быть не может никакой эйфории. Будут выходить на площадку и делать свое дело. Те же Женя и Саша Корешковы — хуже своего уровня, несмотря ни на что, не сыграют. Могут только лучше. Костяк никуда не делся. Потому только дополняй его, вноси азарт, и ребята еще долго будут играть.

— Более чем пришелся к месту вернувшийся в "Магнитку" Александр Гольц. Он стал лучшим снайпером всего чемпионата, на пару с Разиным возглавив список лучших бомбардиров Суперлиги.

— Саша такой игрок, который постоянно должен быть на льду, в игре, постоянно должен забивать. А в той команде до, как вы говорите, "перестройки" он, может быть, немного даже обижался, что на некоторые игры его не ставили. Поэтому когда он узнал о том, как много народу от нас уходит, и какого, то с удовольствием вернулся. И по праву стал лидером. То же — Кузнецов. Это такие люди: чем больше они играют, тем больше им доверяешь. Вообще доверие придает человеку уверенности в себе. И он как бы платит тренеру, всему коллективу добром за добро.

Теперь мы играем по-другому

— То, во что играет "Магнитка", называют советским, европейским хоккеем. Считается, что такая манера устаревает, на смену ей приходит силовая, канадская, которой придерживается тот же "Авангард".

— Мы раньше, считаю, по-советски играли. С тем составом, который у нас был, скажем, два года назад: команда в целом более опытная, составленная из таких, знаете, игровиков-технарей, как Гомоляко. Ей просто противопоказано играть в силовое давление, вбрасывать шайбу в зону, а потом бежать за ней туда и отбирать. Тогда мы играли в один хоккей. А в этом сезоне мы, думаю, выступили тактически очень гибко. Где-то, если проигрываем, переходили на три звена и — в давление. То что, в принципе, и называют "по-канадски" — вбрасывай шайбу и беги, спасай игру. Как раз последний, решающий матч в Омске показал, как ребята очень четко и строго сыграли от обороны. Такова была установка: играем не красиво, а на результат. И во многих выездных матчах, с тем же Череповцом в полуфинале, мы действовали в таком ключе. Я лишний раз убедился, что будущее именно за теми командами, которые владеют арсеналом разных тактик и стилей и способны по ходу матча переходить, в зависимости от необходимости, от одной к другой.

— Можно ли говорить о том, что изначально на сезон вами была выработана некая стратегия, приведшая к успеху?

— Конечно. На самом деле на первом этапе было важнее занять не какое-то место, а просто попасть в число первых шести команд. Схема розыгрыша была такова, что второй этап все начинали фактически с чистого листа, с нуля. Мы поиграли, посмотрели и на другие команды, и, главным образом, сами на себя, определили, на что мы способны. Пришли к выводу, что мы нисколько не хуже остальных, а они не сильнее нас. А вот на втором этапе уже определялось именно место, и мы ставили задачу занять только первое, что дает преимущество своего льда на всех стадиях плей-офф. То, что потом мы прошли "Мечел" и "Северсталь" без потерь, за минимальное количество матчей, было нам, конечно, на руку. Как бы установился цикл: три игры играешь, пять дней отдыха и подготовки. Но не скажу, что все уж так легко сложилось.

— Не могу не спросить об околохоккейных страстях, в частности вокруг судейства, в самом начале финальной серии. Это оказало какое-то влияние на команду?

— Даже не хочется все это вспоминать. Я просто оградил ребят от всего этого, старался к ним не подпускать вообще никого: "Вот вам лед, больше ни во что не суйтесь. Вас это не должно интересовать". И сам отгородился. Для меня существовали только команда и только игра.

— Где вы, Валерий Константинович, черпаете силы, чтобы год за годом работать и добиваться успеха в таком не столько физически, сколько эмоционально изматывающем ритме, который диктует ваша зачастую очень неблагодарная профессия?

— Для себя я уже давно ответ на этот вопрос нашел. С каждым годом ты становишься все старше. И хочется успеть сделать как можно больше. Однажды испытав радость большой победы, хочется возвращаться к ней еще и еще. И, несмотря на то, что уже многое сделано, желание отдать всего себя любимому делу нисколько не уменьшается, даже наоборот. Отсюда и силы берутся. Ведь после неудачи невольно посещают мысли: может, ты уже иссяк? От тебя уже нечего ждать? А после победы хочется работать и работать, дарить ребятам свое тепло, свою энергию, свой опыт.

— В какой мере этот триумф "Магнитки" стал для вас откровением?

— Практически сразу после победы я отправился в Новогорск, работать со сборной. И все время, прошедшее с последнего матча, я хожу, будто плаваю: хотя знаю, что чемпионат выиграл, а вот осознать это целиком еще не успел. Самая главная задача сейчас — первенство мира. Обо всем остальном будет время подумать потом.