7 января 1950 года при заходе на посадку в свердловском аэропорту Кольцово разбился самолет "Си-47", известный как "Дуглас", пассажирами которого были 11 хоккеистов ВВС МВО, их врач и массажист. Но только сейчас нам стала известна точная причина трагедии.

Лишь спустя 19 (!) лет автор этих строк, приложив немало настойчивости, убедил Главлит дать разрешение на публикацию самой первой в стране информации о трагедии в Кольцове. В результате на страницах еженедельника "Футбол-Хоккей", тогда воскресного приложения к газете "Советский спорт", в номере от 26 января 1969 года появилась корреспонденция, в которой впервые сообщалось, что 7 января 1950 года разбилась команда ВВС, поименно назывались погибшие хоккеисты и сопровождавшие их врач и массажист. А вот экипаж погибшей машины не был представлен, в то время я еще не знал имен летчиков.

Молчание как норма жизни

Полное молчание в связи с авиакатастрофой под Свердловском не было случайным. На протяжении десятилетий цензурой запрещалось сообщать о землетрясениях в нашей стране или крушениях поездов, о разбившихся самолетах. Даже о Чернобыле (уже при Горбачеве) мы узнали позже, чем весь мир. А что говорить о 1950 годе? По радио, с киноэкранов, из книг звучало, что советская авиация — лучшая в мире, а тут погибает краснозвездный самолет (экипаж составляли военные летчики), правда, иностранного производства. К тому же катастрофа произошла спустя две с половиной недели после широко отмечавшегося 70-летия Сталина.

Позднее мне довелось о гибели самолета с командой ВВС на борту рассказать на страницах выпускавшегося прежде еженедельника "Спортивная Москва" и журнала "Спортивная жизнь России". Неоднократно к этой теме обращался "Советский спорт", ставший единственной газетой, которая в прошлом году вспомнила об утрате, постигшей отечественный хоккей, в день 50-летия гибели команды ВВС.

Публикации вызвали отклики. Однажды мне позвонила Евдокия Илларионовна Зотова, жена командира воздушного корабля. Она рассказала, что 38-летний майор Иван Зотов был участником двух войн — финской и Великой Отечественной, его наградили двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалью "За боевые заслуги". Осталась у него дочь. Но главное, что мне сообщила вдова, — имена членов экипажа. Помимо Зотова это второй летчик В.Тараненко, штурман капитан А.Пономарев, борт-механик капитан М.Фомичев, радист лейтенант М.Демченко и механик старший сержант Д.Лукьянов. Потом эти имена обнародовал "Советский спорт", присовокупив их к печальному списку команды ВВС: вратари Харрий Меллупс и Николай Исаев, защитники Роберт Шульманис, Борис Бочарников (играющий тренер) и Евгений Воронин, нападающие Иван Новиков, Зденек Зикмунд, Юрий Тарасов, Юрий Жибуртович, Александр Моисеев и Василий Володин, врач Михаил Альперин и массажист Алексей Галкин.

Отклики поступали разные. Та же Зотова считала, что в гибели самолета повинен в первую очередь сын вождя Василий Сталин, которого она назвала самодуром. Зная, что лететь из Казани на Урал (сначала был взят курс на Челябинск) нельзя по погодным условиям, он тем не менее дал команду на взлет, и ее муж как военный человек не мог ослушаться генерала.

Роковая инициатива Бочарникова

Все это так. Василий Сталин действительно разрешил продолжать полет, несмотря на непогоду, но он это сделал по настоятельной просьбе Бочарникова, который, едва "Дуглас" приземлился в Казани, побежал звонить Хозяину, как спортсмены ВВС называли командующего авиацией Московского военного округа. Зачем позвонил в Москву? Хоккеисты знали, что по метеоусловиям Урал закрыт, а потому им придется неизвестно сколько времени "ждать погоду". По-человечески нетрудно понять защитника Бочарникова, перед самым полетом назначенного генералом Сталиным играющим тренером. Хоккеистам не хотелось томиться в казанском аэропорту, они желали побыстрее прибыть к месту назначения. Тем более что по воздуху от Казани до Челябинска, как говорится, рукой подать. Никто никогда не узнает, зачем Бочарникову понадобилось добираться до Челябинска на самолете. Команда ВВС не опоздала бы на матч, воспользуйся она железной дорогой.

Зотова винила в гибели самолета и Всеволода Боброва, которого хоккеисты тщетно ждали перед отлетом из Москвы целых два часа. Мол, не будь этой задержки с вылетом, глядишь, прямиком бы пошли на Челябинск, небо над Уралом было еще чистым. Но история не терпит сослагательного наклонения…

К сожалению, до последнего времени не удавалось узнать точную причину гибели "Си-47". Жена командира разбившегося воздушного корабля считала, со слов сослуживцев мужа, что "Дуглас" рухнул из-за потери центровки. Зотов не смог выравнять самолет якобы на высоте 200 метров. Но почему? Что случилось у летчика из полка правительственной связи? Говорили, что, по всей вероятности, на борту началась паника, по какой-то причине пассажиры, видимо, бросились в хвост машины. Из-за этого могла произойти потеря центровки…

Заслуженный юрист России, полковник в отставке Андрей Сухомлинов, автор книги "Эдуард Стрельцов. Трагедия великого футболиста", недавно выпустил еще одну книгу — "Василий — сын вождя", немало поработав во всевозможных архивах, использовав не публиковавшиеся прежде документы и фотографии (по его просьбе мною написана одна из глав в этой книге). Благодаря помощи Сухомлинова теперь можно поставить точку в истории с гибелью хоккейной команды ВВС и тем самым завершить поиск, продолжавшийся более трех десятилетий, — причина катастрофы известна!

Смертельная халатность

Оказывается, расследование катастрофы под Свердловском проводилось сразу же после случившегося. Был составлен подробный акт, но его надежно упрятали (теперь он хранится в Центральном архиве Министерства обороны). А упрятали по причине секретности, которой, как я уже заметил, в стране окутывали сообщения о катастрофах, землетрясениях, стихийных бедствиях.

НОРП — неудовлетворительная организация руководства полетами — вот что 7 января 1950 года привело к гибели 19 человек, в том числе 11 хоккеистов, многие из которых по праву считались сильнейшими в стране.

Рядом с аэропортом Кольцово под Свердловском находится другой аэродром — Арамиль. Из-за халатности наземных служб в тот день приводные радиостанции на обоих аэродромах работали на одних и тех же частотах. Пономарев, штурман зотовского "Дугласа", попал на частоты радиостанций Арамиля, а самолет садился в Кольцове. Зотов направлял самолет по курсу и глиссаде, которые ему давал Арамиль, и шел по командам радиостанций этого аэропорта. В авиации это называется "золотая стрелка".

Ветераны ВВС СССР, самые знаменитые асы, пояснили нам с Сухомлиновым, что если четко выполняешь указания с Земли, то приземляешься как положено. Даже при нулевой видимости. Но если строишь маршрут для захода на посадку по частотам одной радиостанции, а садишься на другой аэродром, то произойдет катастрофа, как с самолетом Зотова: с 30 метров он рухнул на землю за пределами аэродрома, потеряв пространственную ориентировку.

Все это отражено в акте расследования. Никакой вины генерала Сталина в гибели команды ВВС нет.