После гонки на "Гран-при Сан-Марино" Дэвид Култхард пришел в моторхоум своей команды "Вест Макларен Мерседес", где услышал одобрительные возгласы и аплодисменты. Несмотря на то, что шотландец занял второе место, у него был вид победителя. И чему удивляться, ведь после Имолы по набранным очкам он догнал лидера сезона Михаэля Шумахера.

Корреспондент "Советского спорта" подошел к Дэвиду и попросил ответить на пару вопросов. Култхард ухмыльнулся и пробурчал: "Знаю я ваши два вопроса", однако в итоге разговорился…

— Дэвид, после победы на трассе "Интерлагос" второе место в Имоле — это вроде бы шаг назад. Однако вы выглядите триумфатором.

— Для меня главное, что я догнал Михаэля в борьбе за чемпионство, к тому же во всех четырех гонках я приезжал на подиум, что не удалось никому. Сезон только начинается, и я знаю, что способен его выиграть.

— Что случилось на старте "Гран-при Сан-Марино"?

— Я едва не рванул с места раньше времени, в результате чего был вынужден сбавить обороты, поэтому, когда погасли красные огни светофора, у меня получилась небольшая пробуксовка колес. Слева от меня проскочил Ральф, и я подумал, что он едет так быстро, потому что будет дозаправляться раз пять, и у меня еще будет время его обогнать. Однако после первого заезда в боксы он стал таким тяжелым, что я даже испугался: может, он вообще больше не будет останавливаться? Как бы то ни было, я рад за немца. Он и "БМВ Уильямс", бесспорно, заслужили эту победу. Также я рад и за сэра Фрэнка, в конюшне которого делал свои первые шаги в "Формуле-1".

— У Мики Хаккинена в этом году дела пока не очень ладятся. Не ощущаете ли вы с его стороны ревность к вашим успехам?

— Наоборот, после моей победы в Бразилии он первым примчался меня поздравить. Я никогда не видел его таким счастливым за меня, разве что кроме Мельбурна-1997. Но тогда это был первый успех "Макларена" после четырехлетнего перерыва и после возвращения в "Формулу-1" двигателей "Мерседес".

— Недавно вы отметили свой день рождения. 30 лет для пилота "Формулы-1" — это много или мало?

— Меня вполне устраивает это число. С одной стороны, есть опыт, а с другой — я еще полон сил и энергии (сжимает руку в локте, изображая культуриста. — Прим. авт.).

— В международной серии КАРТ существует Кубок наций, в котором ведется борьба между пилотами за право быть названными представителями лучшей автоспортивной державы. Хотели бы вы, чтобы и в "Формуле-1" существовал такой подсчет очков?

— (Задумавшись). Нет. Пока не хотел бы. В "Формуле-1" я лишь один шотландец, а вот бразильцев и немцев хоть пруд пруди. Сначала надо укрепить состав, ведь одному будет трудно одолеть такую ораву.

— Но ведь со следующего года вас должно быть уже двое. Вместе с новой командой "Тойота" должен прийти Алан Макниш.

— Да. Это будет здорово! Если бы к нам еще и Франкитти забрать из КАРТа, тогда, немецкая сборная, держись!

— Сейчас в "Формуле-1" появилось много новичков, некоторые из них абсолютно неопытные гонщики, а Кими Райконен не имел даже постоянной суперлицензии. Не считаете ли вы, что это может привести к опасной ситуации на трассе?

— Гонки есть гонки, и в них может случиться все что угодно. В этом году мы наблюдали аварии и с участием опытных пилотов. Баррикелло, Ральфа, Вильнева или Монтойю безусыми юнцами не назовешь. Но лучше, конечно, когда рядом с тобой на трассе все же едут пилоты с большим жизненным опытом. Так немного надежнее и спокойнее себя чувствуешь.

— Вы сами в свое время катались в "Формуле-3000", может быть, следует обязать всех пилотов проходить эту школу до появления в "Формуле-1"?

— По идее, в карьере автогонщика не должно быть пропущенных ступенек. Но сейчас все изменилось. Я могу говорить только, опираясь на свой опыт: лично мне это очень помогло, а остальные пускай сами за себя решают.

— Вы несколько раз посещали Россию. Что вам у нас больше всего понравилось и запомнилось?

— Конечно же, русские девушки. Они фантастически красивы! (Цокает языком и поднимает большой палец вверх.) Ну и, естественно, никогда не забуду, как прошел курс подготовки космонавтов в Звездном городке. Состояние невесомости — это непередаваемые ощущения. Мы летели на самолете, который двигался по синусоиде: то поднимался на высоту 9 километров, то опускался до 3 тысяч метров. В верхней стадии полета, которая длится 25-30 секунд, ты паришь (раскидывает руки в стороны. — Прим. авт.), а в нижней испытываешь перегрузку в 2G. Зато после центрифуги я пожалел, что родился на свет (изображает чудовищные мучения. — Прим. авт.).

— Вы, наверное, слышали, что в Москве собираются построить трассу "Формулы-1"…

— И что, она будет проходить по улицам города?

— Да нет. Отведен специальный участок под автодром.

— А жаль. Я бы с удовольствием промчался на "Макларене" по Красной площади.