Как болеют в Италии, слышал давно, но увидеть своими глазами довелось впервые. Многотысячные толпы всегда настораживают ввиду своей неуправляемости. Однако никаких намеков на агрессию не было. Поклонники Скудерии были у себя дома и жили встречей со своими любимцами.

Похоже, все дороги в городке Имола, что находится не так далеко от Болоньи, ведут к автодрому имени Энцо и Дино Феррари. Ошибиться, за кого здесь болеют от мала до велика, невозможно: алые стяги, кепки, куртки виднелись повсюду. Многие машины были украшены наклейками "Феррари", а торговцы, кто в палатках, а кто прямо на тротуаре, продавали всевозможную атрибутику.

Трасса проходит по холмистой местности, поэтому перепады высот добавляют ей особый колорит. Существуют особые кланы болельщиков, которые год от года располагаются в одних и тех же поворотах. Особой популярностью пользуются Тоза и Ривацца, расположенные дальше всех от линии старт-финиш. Тоза — самый острый поворот, а Ривацца — двойной левый П-образный, в который гонщики въезжают, спускаясь с горки, резко сбрасывая скорость, а затем вновь разгоняются до весьма симпатичной шиканы Варианта Басса перед финишной прямой Трагуардо. Помимо трибун, расположенных вдоль всей трассы, в некоторых местах находятся обычные двухэтажные домишки, которые во время гоночного уик-энда арендуют поклонники "Формулы-1". Они вывешивают флаги и призывающие транспаранты, а сами рассаживаются на балконах на стульях и наблюдают за проносящимися мимо машинами, потягивая при этом различные напитки.

Болельщики приезжают сюда со всего света, и довольно неожиданно на фоне всеобщего красного безумия было наблюдать в одном из окон развивающийся бразильский флаг. Кстати, хотя знаменитый представитель этой южноамериканской страны Айртон Сенна разбился на автодроме имени Энцо и Дино Феррари уже 7 лет назад, а скоростной левый поворот Тамбурелло перепрофилировали в медленную "эску", на месте гибели пилота до сих пор лежат живые цветы, и поклонники таланта великого гонщика идут и идут сюда, чтобы отдать дань его памяти.

Интересно, что внутри гоночного кольца располагаются несколько небольших поместий, где уклад жизни ничем не отличается от обычной итальянской провинции. Наверное, вино, получаемое из винограда, выращиваемого здесь, имеет особую магическую силу. Жаль только, что не удалось его отведать.

Маленькие аккуратные домики с многочисленными деревьями и кустарниками во дворе огорожены заборами, на которых висят привычные для России таблички "Осторожно, злая собака!". Впрочем, лениво прогуливавшиеся по тропинкам немецкие овчарки абсолютно не реагировали на фанатов, расположившихся на всех свободных столбах ограды, многие из которых являлись постаментами для каменных скульптур. Поэтому, проходя мимо такого забора, забавно было наблюдать последовательность — скульптура льва, еще лев, болельщик, опять болельщик, снова лев.

Цены на билеты, в зависимости от места и дня соревнования (пятница, суббота или воскресенье), колебались от 100 тысяч лир и под миллион (около 13,5 тысяч рублей). Однако многие из трибун раскупались по частям, а иногда и целиком "клубами поклонников "Феррари" города N", или различными фирмами. В той же Тозе, например, расположилась небольшая группа российских болельщиков, которые прилетели в далекую Италию поболеть за "Макларен".

Помимо официальных мест наблюдения, организовывались и стихийные вдоль всего протяжения трассы, где каждый пытался хоть краешком глаза сквозь заградительную сетку увидеть проносящиеся мимо болиды. "Матерые формулические волки", для которых "боление" давно стало неотъемлемой частью жизни, заезжают на своих машинах внутрь территории автогоночного кольца еще за неделю, когда не выставлены полицейские кордоны, разбивают стихийные биваки и живут там вплоть до воскресенья, перенося все тяготы погоды. Зато наградой им за преданность гонкам служит то, что они бесплатно оказываются в самой гуще событий.

Совершенно другой жизнью живет паддок, который в Имоле довольно маленький, поскольку ограничен боксами команд и холмистым берегом небольшой речушки. Поэтому моторхоумы, с одной стороны, и трейлеры с техникой — с другой, оставляют лишь маленький пятачок, по которому постоянно дефилируют "формулические" знаменитости, а за ними стаями гоняются журналисты и фотокорреспонденты в надежде получить эксклюзив. Да и сами гонщики, и боссы команд иногда не прочь пооткровенничать о своей жизни и попозировать в камеру.

Любопытно наблюдать за соотношением сил в "Формуле-1" по моторхоумам, раскрашенным, естественно, в цвета команд. Те, кто "победнее", типа "Заубера" или "Минарди", просто пристраивают к огромному двухэтажному автобусу летнюю площадку, где под тентом за столиками восседают члены команды и их гости. Есть и настоящие дворцы, как, например, у "Уильямса": два двухэтажных моторхоума с перегороженным между ними пространством под небольшое кафе образуют огромный дом, который постоянно посещают VIP-персоны. Схема размещения комнат в таком моторхоуме у всех примерно одинакова: на первом этаже, помимо кафе с телевизионными экранами и техническими мониторами, есть кухня и другие подсобные помещения, а на втором - переговорная комната и небольшой конференц-зал, в котором команды проводят свои бесчисленные брифинги.

Боксы на автодроме Энцо и Дино Феррари распределяются между командами в зависимости от их успехов. Самые ближние от въезда на пит-лейн (причем целых четыре!) отданы "Феррари", далее идут "Макларен" (всего два), "Уильямс" и так далее. У тех, кто замыкает "формулический караван", таких помещений всего по одному. Над боксами располагаются трибуны для VIP-гостей, причем это не обычные "ступеньки", а целый многоэтажный дом.

Гонка для "Феррари" сложилась не очень успешно - Михаэль Шумахер сошел, а Рубенс Баррикелло занял третье место, поэтому фанаты не особенно надрывали свои глотки. Однако все-таки устроили после гонки традиционный прорыв через ограждения на дорожку, чтобы подбежать к подиуму и понаблюдать за награждением. Но местные полицейские никого не хватали и не волокли в участок, а спокойно наблюдали за всеобщим ликованием.

После гонки людской поток двинулся в сторону многочисленных автостоянок, чтобы покинуть гостеприимную Имолу и вернуться сюда вновь ровно через год.