С недавнего совещания техкома ФИЖ, проходившего в Риме, главный тренер сборной команды России по художественной гимнастике Ирина Винер, вырастившая не одно поколение звезд, прилетела опечаленной.

Участники встречи на высшем уровне раскритиковали новые правила, по которым уже проводятся соревнования и которые, по мнению знаменитой наставницы, стали большим шагом вперед в популярном виде спорта. Более того, собравшиеся высказались за то, чтобы вернуться к старой программе. Только Винер голосовала против. На днях стало известно, что именно этот голос оказался решающим.

— Изменения в правилах вступили в силу с января 2001 года, — рассказывает Ирина Александровна. — И поначалу весь гимнастический мир был возмущен и боялся новых моментов истины. Истины, потому что в последнее время художественная гимнастика уже стала не спортом, а чем-то другим. Программы у всех были одинаковые, предписанные элементы выполняли все, что давало возможность двадцати гимнасткам получать оценку 9,95, шести — 10, а остальным — разницу между этими двумя цифрами. Это все равно, что в легкой атлетике поднять планку на 2 метра и заявить, что выше прыгать не обязательно. И сделать олимпийскими чемпионами на этой высоте 5-6 человек. Вот так у нас было, поэтому новые правила были весьма актуальны. Но сперва, повторю, они не воспринимались.

Я старалась убедить и наших, и зарубежных тренеров в том, что не нужно сразу стремиться к оценке 10 баллов, что мы делаем уже шестнадцать лет, с тех пор как Марина Лобач стала олимпийской чемпионкой с наивысшей оценкой — 40 баллов. Это неправильно, особенно на начальном этапе подготовки, в конце концов, к примеру, в спортивной гимнастике Олимпийские игры выигрывают и с оценками 9,8, и даже 9,6. Но у нас ментальность такая! Люди хотят получить все немедленно. И первые старты открыли весь ужас этих правил: слабые гимнастки, точнее, их слабые тренеры сделали своим ученицам программы, в которых они выглядели некрасивыми, мягко говоря. Все проходило сумбурно, на грани фола.

В техком ФИЖ пошли письма о том, что художественная гимнастика погибает и ее надо снова возвращать к тому, от чего мы ушли. И вот на совещании в Риме я долго доказывала, что этого нельзя делать. Но президент нашего техкома мадам Абруцини объяснила мне, мол, да, ты интеллигентный тренер, знаешь, что нужно двигаться вперед шаг за шагом, но другие этого не понимают. Я привела пример, что, когда отрубают голову и подтягивают хвост, получается нечто среднее. А нам все же надо равняться на лучших. А лучшие — это Алина Кабаева, Ирина Чащина, которые продемонстрировали прекрасные программы более чем на десяти международных соревнованиях. Но это как раз не входило в критерии Абруцини, придумавшей такие правила, когда максимальная оценка за техническую ценность составляла бы 7,5 балла. То есть это должны были быть пять одиночных элементов по полбалла и пять комбинаций по два элемента по баллу.

Меня просили, чтобы я тоже подписала этот документ. Я отказалась, мотивируя это тем, что должна посоветоваться с президентом Федерации спортивной гимнастики России Леонидом Аркаевым. Я действительно посоветовалась с ним, и он выступил на совещании ФИЖ как член исполкома этой организации. И сейчас у нас есть последние данные о том, что правила не поменялись. И Алина, например, счастлива, что у нее остаются упражнения, давшие ей возможность выигрывать на всех турнирах этого сезона. Я тоже очень довольна и уверена, что постепенно все придут к тому же решению, к какому пришли и мы: сильные спортсменки должны делать сильную программу, а средние — среднюю.

Сложность не мешает танцу

— В чем заключается сложность новой программы?

— Добавилось количество элементов, к тому же некоторые из них теперь оцениваются как рискованные. И гимнастки стоят перед выбором: либо получить лучшую оценку за исполнение, а меньшую — за технику, либо наоборот. А есть вариант, когда ты можешь сделать все элементы и получить высокую оценку за артистичность. И тогда ты будешь чемпионкой. Все зависит от культуры и профессионализма тренера. Дети тут ни при чем. Они могут делать все. Просто нужны грамотные постановки, грамотное распределение сил от начала до конца сезона.

— Тяжело сочетать такую сложность с артистизмом?

— Да, это очень трудное сочетание. Но если речь идет об элите, то, как говорит Кабаева, нужно делать ультра-си как танец. Они должны войти в упражнение как элементы, воспроизводящие характер и смысл музыки. Знаете, Алина ведь тоже вначале была в шоке, но потихоньку стала разучивать эти элементы и сейчас ее программа — пример для подражания. Новые правила действуют именно на Кабаевой.

— Алине удалось "вписаться" в правила, а другим, получается, пока нет. Интересно ли будет наблюдать за турнирами, где нет конкуренции?

— Все дело в том, что не надо предвосхищать события. Программа рассчитана на четыре года. В предыдущем четырехлетии гимнастки находились под гнетом правил, не позволявших им развиваться. Теперь они будут развиваться, особенно поколение маленьких девочек, которые не знали старых правил и которые на "отлично" владеют многими новыми элементами. А что касается остальных, то кто был в рабстве, должен забыть его.

Судей надо воспитывать. И наказывать

— Ирина Александровна, какие композиции вы выбрали для своих лучших учениц в этом сезоне? Классику или модерн?

— У Алины современные и очень разные постановки. Упражнение с мячом женственное, не в том стиле, что было раньше. Обруч так и остался "восточным". Под упражнение с булавами мы взяли великолепную русскую музыку со свистульками. И здесь сыграло свою роль то, что Кабаева имеет и восточную, и русскую кровь. У нее ударный вид — булавы. У Чащиной тоже много интересных современных обработок. А вот такой классической звезды, какой была Юля Барсукова, сейчас у нас нет. Нет спортсменки такого типа, но она подрастает.

— Нет опасности, что судьи, воспитанные на классике, с прохладцей воспримут легкую музыку?

— Нет. Во-первых, после Олимпиады большинство арбитров поменялось: пожилые ушли, молодые пришли. И, во-вторых, современные мелодии, которые на слуху, нравятся буквально всем.

— В некоторых субъективных видах спорта от побед русских устали, при любом удобном случае "лишают" их медалей. В художественной гимнастике такие тенденции не наблюдаются?

— Я не могу сказать, кто устал от побед русских. Мы же не говорим о многочисленных выигрышах американских и австралийских пловцов. Там существуют рекорды, а, допустим, в гимнастике — абсолютно лучшее исполнение новых интересных вещей. Но, конечно, в субъективных видах порой ведется манипуляционная тактика, когда люди пытаются "договориться", отсудить предвзято. Здесь уже надо воспитывать судей и наказывать их за подобные проступки.

И еще. В художественной гимнастике проводится эксперимент: 40 так называемых нейтральных судей ФИЖ будут обслуживать чемпионаты мира и Олимпийские игры. Их будет вызывать на турниры Международная федерация гимнастики.

— Но какие же они "нейтралы", если все равно являются представителями тех или иных стран и, видимо, по-прежнему будут с пристрастием относиться к своим спортсменкам?

— Верно, тогда их будут выгонять, просить освободить площадку и вызывать новых. Я за это правило не голосовала. Это вердикт президента нашего техкома, которая просто поставила нас перед фактом, проголосовав за всех нас на исполкоме ФИЖ. Она поступила так, потому что это была идея фикс, она посчитала, что так будет справедливо.

Звезды зажигаются в Казахстане

— Ирина Александровна, вы уверены, что Алина продержится в спорте до Олимпийских игр в Афинах 2004 года?

— Отвечу вам словами одного профессора-медика, который признался моей маме, известному врачу: "Коллега, мы же с вами знаем, что мы ничего не знаем". Трудно сказать. Сейчас Алина превосходно готова. На сегодняшний день мы делаем все на завтра. А что будет завтра, знает один Бог. Но мы, естественно, готовим запас, стараемся, чтобы лидеры были взаимозаменяемыми. Скажем, Чащина только вошла в кураж. И у нас сильный второй эшелон: Белова, Утяшева, Гизикова, Мануйлова, Гиматова. Правда, некоторых, к сожалению, "сломали" неинтеллигентные тренеры, которые сразу хотели их вытянуть на 10 баллов. И девочки, не имея опыта таких нагрузок, травмировали ноги. В результате Мануйлова в этом сезоне только на двух соревнованиях выступала, а Гиматова еще не восстановилась.

— К вам на тренировки приезжают иностранные гимнастки. Существует вероятность того, что одна из них в обозримом будущем составит конкуренцию Кабаевой?

— У меня тренируются две казахские гимнастки, и одна из них очень талантлива. Из нее можно сделать приму и показать всему миру, что не только в России, но и в такой малой стране, как Казахстан, можно стать звездой и, может быть, занять пьедестал на Олимпиаде. Возможно, через 2-3 года эта девочка и станет ближайшей соперницей Алины.

— Как к этому относится Кабаева?

— У нас не принято своих соперников и талантливых детей "убивать". Я беру спортсменку и вкладываю в нее свои силы, знания. А дальше, пожалуйста, соревнуйся, доказывай, что имеешь право на место под солнцем.


Ирина Винер

Главный тренер сборной команды России по художественной гимнастике. Заслуженный тренер страны. Подготовила олимпийскую чемпионку Юлию Барсукову, абсолютную чемпионку мира, бронзового призера Олимпийских игр Алину Кабаеву, серебряного призера Олимпийских игр Яну Батыршину, участницу Олимпийских игр Амину Зарипову, чемпионок мира в командном первенстве Ирину Чащину и Ольгу Белову. Член технического комитета по художественной гимнастике Международной федерации гимнастики, ФИЖ. Работает в Москве.