В минувший уик-энд в Кандалакше чемпионатом России в гонке на 70 км завершился лыжный сезон-2000/2001, апофеозом которого стал чемпионат мира в Лахти. "Если мы завоюем в Финляндии меньше трех золотых медалей, буду считать выступление сборной неудачным". Этим заявлением, сделанным накануне чемпионата мира, президент Федерации лыжных гонок России Анатолий Акентьев по сути дал однозначную оценку относительно выступления российской сборной в Лахти. Совместными усилиями наши женская и мужская команды не сумели выиграть три высших награды, значит… Впрочем, на самом ли деле выступление российских спортсменов в Финляндии следует считать неудачным. Об этом мы попросили рассказать старшего тренера мужской сборной России Александра Грушина и его коллегу, старшего тренера женской сборной Александра Воронина.

— Александр Алексеевич, признайтесь, когда в начале сезона на первом же этапе Кубка мира в Бейтоштолене норвежцы заняли семь первых мест, а наш лучший лыжник Михаил Иванов был только 54-м, не испытали что-то вроде паники?

— Паника была разве что у нашего руководства, поскольку сразу стали раздаваться критические замечания в мой адрес, делаться скоропалительные выводы, причем такие, что просто непонятно, чем руководствовались их авторы. У меня паники не возникало, но состояние, понятно, было не из приятных. Тем не менее мы собрались и продолжили работу.

— Не намекали писать заявление по собственному желанию?

— Намекать не намекали, но обстановка, располагающая к этому, создалась. Да, в общем-то и я сам неоднократно говорил о том, что, если на чемпионате мира не будет достойного выступления, уйду добровольно.

— Результат, который команда показала в Лахти, соответствует вашему личному плану?

— Сейчас, когда этот результат известен, можно заявлять все, что угодно. Но я одно могу сказать: на собрании сборной, состоявшемся после провала на первых этапах Кубка мира, попросил не судить о возможностях команды по результатам прошедших гонок, а попросил подождать до швейцарского этапа в Давосе. Там, как вы знаете, произошло одно из лучших наших выступлений. Не хочу сказать, что я с такой ювелирной точностью вел подготовку команды, но с Давосом у меня получилось. Как получилось и на чемпионате мира, поскольку еще в начале сезона предполагал, что при определенном стечении обстоятельств мы можем бороться на дистанциях классического стиля за места от шестого до третьего, а в эстафете и на "длинных" гонках — за бронзу.

— Кстати, об эстафете, состоявшейся в Лахти. После первого этапа, уверен, многие российские поклонники лыж уже подумывали о золотой медали. Что произошло с Михаилом Ивановым?

— Там много факторов сошлось. Во-первых, гонка на 30 км, где Миша завоевал бронзовую медаль, далась ему дорогой ценой. Кстати, если бы нормально работали лыжи, он, не сомневаюсь, мог бы бороться и за победу. Но, к сожалению, была неправильно выбрана мазь, и ошибку пришлось исправлять ценою невероятного напряжения сил. Словом, к началу эстафеты он не успел восстановиться и, чувствуя это, выбрал лыжи с меньшим скольжением, но которые лучше держали. Это вновь был не самый верный выбор…

— А Виталий Денисов, ставший бронзовым призером в гонке Гундерсена и прекрасно показавший себя в эстафете - это, на ваш взгляд, сенсация чемпионата?

— Нет. Для кого-нибудь, может быть, и сенсация, но только не для нас. То, что он должен быть в шестерке, я предполагал и такую задачу ему ставил.

— Охарактеризуйте, пожалуйста, выступление каждого своего подопечного в Лахти. Кем, например, вы недовольны?

— О недовольстве давайте не будем говорить. Я доволен командой полностью, потому что в принципе быть недовольным права не имею — ребята выполняли ту программу, которую я им предлагал. Если сейчас какое-то недовольство выражать, то, наверное, в первую очередь надо предъявлять претензии к себе. На чемпионате случилось несколько неприятных моментов. С Владимиром Вилисовым, например. Буквально накануне чемпионата мира у него воспалился зуб, поднялась высокая температура, и эта болезнь наложила свой отпечаток на выступление Володи. Он просто не смог раскрыться, показать все, на что был способен.

Простудное заболевание, длившееся с середины декабря до начала января, не позволило добиться хорошего результата и Николаю Большакову. Он, как вы видели, показывал в эстафетах неплохие результаты, справлялся (наверное, повышенное чувство ответственности перед командой подстегивало). А вот в индивидуальных гонках не получилось — не смог полностью восстановиться. Что касается молодых и талантливых Васи Рочева и Димы Тишкина, им надо пройти школу больших гонок.

— А что скажете по поводу ветерана сборной Алексея Прокуророва?

— Я думаю, что он допустил несколько ошибок методического характера, особенно в летний подготовительный период. Они-то и не позволили ему реализовать себя в сезоне в полной мере. Он готовился то индивидуально (мы шли ему навстречу), то вместе с командой. Заключительный этап полностью провел в Альпах, когда вся команда была в Рыбинске, но так и не сумел выбрать определенную линию. Тем не менее не сомневаюсь, что Алексей еще не до конца выработал свой потенциал, — это он, кстати, успешно доказал в конце сезона на этапах Кубка мира.

— Состав команды, который был задействован в Лахти, станет постоянным на ближайшее будущее?

— Совершенно верно. Добавим, может быть, еще одного-двух молодых ребят. В первую очередь — Сергея Новикова.

— Значит, отбор на чемпионат мира был сделан правильно?

— Я считаю, что мы использовали весь потенциал, который у нас был. Мужским составом мы распорядились очень грамотно - всем была предоставлена возможность выступать, причем на их коронных дистанциях.

— Прокомментируйте скандал с финской сборной. Он как-то повлиял на выступление нашей команды?

— На наше выступление он не повлиял абсолютно. У меня лично этот скандал вызывает неприятные эмоции, прежде всего потому, что, с одной стороны, FIS борется с запрещенными препаратами, а с другой, сама предоставляет лазейку для того, чтобы спортсмены могли их использовать. Следуя позиции федерации, запрещенные препараты употреблять нельзя, но… можно, если это делается в лечебных целях. Не секрет ведь, что, например, в составе норвежской команды, включая ее лидеров, сплошные астматики. Вы когда-нибудь видели астматика - олимпийского чемпиона? Пожалуйста, в лыжах они есть…

— Кто из соперников вас в этом сезоне удивил?

— Я могу сказать добрые слова в адрес германской сборной - это молодая команда, которая, к тому же, на подъеме. Я думаю, что мы и немцы - наиболее прогрессирующие сборные.

В противоположном смысле меня удивили норвежцы, которые показали не те результаты, которые от них ожидались.

— А тот факт, что после дисквалификации ряда финских лыжников команда Финляндии практически прекратила свое существование и вряд ли сумеет набраться сил до Олимпиады, вас в душе радует? Все-таки на одного серьезного соперника меньше…

— Давайте подождем до мая, когда будет принято окончательное решение относительно судьбы финской сборной. Не исключено, что двухгодичная дисквалификация будет заменена на более короткий срок.

— Вы согласны с теми, кто утверждает, что с точки зрения олимпийских перспектив у нашей мужской команды сейчас состояние лучше, чем у женской?

— Это вопрос к заинтересованной стороне. Если учитывать, что я в течение долгого времени работал в женской команде, некоторые мои высказывания могут быть неправильно растолкованы. Поэтому давайте этот вопрос оставим на суд других специалистов.

— Но то, что у команды есть хорошее будущее, надеюсь, не будете отрицать?

— Безусловно. Более того, добавлю, что у нее есть хорошее будущее не только на ближайшее время.