502 Bad Gateway


nginx

Завершается второй заграничный сезон у атакующего защитника французского "Антиба" Александра Милосердова. За кордон он уехал рано, в 19 лет, заключив контракт с итальянским "Тимсистемом". Недолго поиграв в Италии, Александр на правах аренды отправился во Францию.

В нынешнем сезоне у сына известного в прошлом баскетболиста Валерия Милосердова, чемпиона мира 1974 года, хорошие статистические показатели. Да вот беда, он столкнулся с недоверием тренера команды и проводит на площадке меньше времени, чем заслуживает своими действиями. Тем не менее Александр Милосердов — один из тех перспективных игроков, которые могут заявить о себе в полный голос в наступившем четырехлетнем олимпийском цикле.

— Думаю, что перед сезоном произошла ошибка с выбором команды, — говорит Милосердов-младший.— Была возможность играть, например, в "По-Ортезе", в итальянском "Скаволини". Но дело в том, что в прошлом году сложились хорошие, доверительные отношения с наставником "Антиба" Жаком Монкларом, поэтому я и продолжил карьеру в этом клубе. В команду пригласили чернокожего разыгрывающего Смита, и он здорово подломал коллективную игру. В результате "Антиб", имея приличный бюджет, не выполнил задачу и не попал в плей-офф. Тем временем взаимопонимание между мной и Монкларом стало хуже. Меня реже стали выпускать на площадку, хотя по основным статистическим показателям я занимаю в команде ведущие места. У меня самый высокий процент попаданий среди игроков задней линии. Но когда тебе не доверяют, пропадает желание тренироваться с особым, боевым, настроем. Тем более что Монклар придирается по каким-то мелочам, и даже остальные ребята из команды недоумевают.

— В апреле вы пропустили три матча. Что случилось?

— Я сломался. Получил травму голеностопа. Растянул связку на левой ноге. Но сейчас уже все нормально, и в последнем матче чемпионата Франции, который мы выиграли, я уже выходил на площадку. Почувствовал, что отношение Монклара ко мне изменилось. Похоже, он все-таки жалеет, что на протяжении всего первенства Франции не давал мне развернуться как следует. Конечно, какой-то опыт в "Антибе" в нынешнем сезоне я приобрел, но сейчас надо задуматься над тем, где продолжать карьеру.

— Вы связаны действующим контрактом с итальянским "Тимсистемом", а в "Антибе" играли на правах аренды. Разве вы сами можете выбирать клуб, в котором играть?

— Нет, здесь многое зависит от агента и от руководства итальянской команды, но ведь мое мнение тоже учитывается. Срок действия контракта с "Тимсистемом" истекает через один год. Сейчас ситуация складывается таким образом, что вроде бы итальянцы хотят на следующий сезон взять меня обратно. Буду ли я выступать за "Тимсистем", во многом зависит от того, какие правила по количеству легионеров в команде будут приняты в итальянской лиге. Если речь пойдет о пяти иностранцах в клубе, то место мне найдется, если разрешат иметь только двух легионеров, тогда мои шансы резко уменьшаются. В этом случае, наверное, я все равно буду играть в Италии, но пока еще не знаю где. Правда, Монклар хочет, чтобы я остался в "Антибе", но после того, что он со мной сделал в этом сезоне, продолжать выступления за "Антиб" у меня желания нет.

— Понятно, что вас в игровом плане поджимают. А как выполняются контрактные обязательства?

— Выплаты производятся предельно аккуратно, бытовые условия отличные. С тем, что было в России, нет никакого сравнения. Когда я выступал за саратовский "Автодор", все кончилось очень плохо. Президент клуба Владимир Евстафьевич Родионов долго обещал, обещал и в итоге всех, как говорится, "кинул". Были большие задолженности, и когда ряд игроков покинули "Автодор", Родионов вскоре увидел, что все неплохо устроились в других клубах. Вот он, наверное, и подумал: а зачем выплачивать долги? Президент "Автодора" — человек авторитетный, все ему верили до самого конца, но в итоге он с игроками не рассчитался.

— Наставники российской сборной интересуются вашими делами?

— Помощник главного тренера команды России Станислава Еремина Владимир Цинман связывался с моим отцом, выяснял, когда заканчивается сезон во Франции. Отец мне сказал, что меня планируют пригласить, по крайней мере, на первые сборы национальной команды.

— Вы часто советуетесь с отцом по житейским и баскетбольным вопросам?

— Конечно. У него огромный опыт как у игрока. Он ведь выступал на всех турнирах самого высокого ранга — на чемпионатах мира и Европы, Олимпиадах. Его советы мне очень помогают.

— Во Франции помнят баскетболиста Валерия Милосердова?

— Очень многие. И когда у меня брали интервью журналисты крупнейшей французской спортивной газеты, они тоже задавали вопросы про отца. Все-таки он чемпион мира 1974 года! Некоторые тренеры команд лиги играли за сборную Франции в те годы, и у них тоже сохранились воспоминания об отце как о баскетболисте высокого уровня.

— Как французы отреа- гировали на поражение АСВЕЛа от ЦСКА в четвертьфинальной серии Супролиги?

— Расстроились сильно. На следующий день после матча в Виллербане я пришел на тренировку и не преминул "подколоть" французских ребят из команды. Тренеру мои шуточки не очень понравились, ведь наставник АСВЕЛа Грег Беньо — его хороший друг, они раньше вместе играли в Виллербане. Монклар стал говорить мне какую-ту ерунду: мол, русская мафия, с вами невозможно играть, судейство несправедливое и так далее. Кстати, я спорил с Монкларом на исход четвертьфинальной серии, ставил, естественно, на ЦСКА и выиграл.

— С Захаром Пашутиным из АСВЕЛа вы общаетесь?

— Созваниваемся каждый день. Мы же вместе играли в "Автодоре". Захару сейчас тоже несладко. Проблемы примерно те же, что и у меня. На его позиции в этом сезоне хорошо действует Плюви, а это местный воспитанник, и для него делается все. После Олимпиады, где Франция заняла второе место, тренеры и болельщики считают своих игроков чуть ли не богами. К легионерам отношение резко изменилось в негативную сторону, им меньше доверяют. Еще здесь играет много российских баскетболисток. Я иногда езжу в Ниццу поболеть за Евгению Никонову, которая играла за нашу сборную на Олимпиаде, хорошо знаком с ее мужем Андреем. Мы — русские, у нас общие интересы, поэтому стараемся поддерживать отношения.