На днях абсолютная чемпионка мира, бронзовая медалистка Олимпиады в Сиднее Алина Кабаева, ученица Ирины Винер, выиграла чемпионат страны в личном многоборье. В эти выходные ей предстоят выступления на неофициальном чемпионате мира в Карбеле - пригороде Парижа. А сегодня, 12 мая, знаменитая "художница" отмечает знаменательную дату - ей исполнилось 18 лет. Наша беседа состоялась накануне отъезда Кабаевой во Францию.

- Алина, интересно, что вы сами подарили бы себе на совершеннолетие?

- Удачу, если это было бы возможно.

- В спорте?

- И в личной жизни тоже!

- Но удача - понятие абстрактное. Все-таки какому презенту вы были бы рады?

- Даже не знаю. В принципе кого и зачем мне просить о подарке? Я сама могу подарить себе весь мир! Вот Ирина Александровна Винер сказала мне, что, если я в октябре выиграю чемпионат мира в Вене, она подарит мне машину. На самом деле я хочу купить ее уже сейчас, надоело пользоваться муниципальным транспортом. Мечтаю об иномарке с автоматическим управлением. Друзья учили меня управлять таким автомобилем. Здорово получается!

- Чувствуете себя взрослым человеком или еще ребенком?

- Нет, я не ребенок, хотя в каких-то ситуациях люблю дурачиться, шалить, на тренировках, например. Но, конечно, я взрослая девушка, которая может трезво решить, что ей нужно в жизни.

- У вас даже костюмы изменились. Вы выступаете в купальниках с юбочками. Нравится выглядеть более женственной?

- Естественно, к тому же юбочки, которые нам разрешили пришивать к "трусикам" с этого года, по мнению Ирины Александровны, скрывают мои маленькие недостатки - лишние килограммы, когда я перестаю следить за весом. К тому же в мини-юбке я выгляжу сексуально.

- Обрадуетесь, если вас выберут секс-символом российского или даже мирового спорта?

- Мне все равно. Я на такие титулы внимания не обращаю. Впрочем, пусть выбирают, теперь можно, ведь мне уже 18!

МИМОЛЕТНАЯ ДЕПРЕССИЯ

- На первый взгляд, вы легко пережили проигрыш в Сиднее, после церемонии награждения улыбались. Вам действительно не было грустно, что из-за обруча, выкатившегося за пределы площадки, из ваших рук уплыло золото?

- Неправда, я очень долго переживала. Прежде всего думала о том, как дальше буду работать с Винер, которую подвела. Больше не могла откровенничать с ней, словно какой-то барьер между нами появился. После Олимпиады я уехала на турнир в Голландию. И когда Ирина Александровна позвонила мне туда, я призналась ей, что у меня наступила депрессия, выхожу на ковер и не испытываю волнения. Винер заволновалась, стала убеждать меня: "Алиночка, давай ты вернешься и будем готовиться к Кубку мира". Подготовились, я великолепно выступила. Потом тренер сказала: "Я же тебе говорила, что звезда. Ты и есть звезда".

- Звездная болезнь вам знакома?

- Нет! Тренер не устает повторять: "Если ты поднимаешься на ступеньку выше, должна опускаться до нас и общаться с людьми так, как общалась раньше". Я полностью согласна с Ириной Александровной. Может, поэтому у меня так много друзей. Те, которые остались в Ташкенте, мне ближе и роднее остальных, потому что знают меня с малых лет, когда я еще не была чемпионкой мира.

Знаю, для многих я кумир. Но себя-то не обманешь. Главной награды, золотой олимпийской медали, у меня пока нет. Сейчас я думаю: даже хорошо, что проиграла Олимпийские игры. Это, поверьте, не кокетство! Просто иначе сегодня у меня не было бы цели в спорте. Я бы, конечно, нашла, чем заниматься. Не пропала бы. Но гимнастику, вероятно, бросила бы.

- Точно останетесь в сборной до Олимпиады 2004 года в Афинах?

- Думаю, что да, если здоровье позволит.

ТРЕНИРОВКИ СО СЛЕЗАМИ

- Специалисты утверждают, что правила, введенные ФИЖ с января этого года, созданы "под Кабаеву". Как бы вы это прокомментировали?

- Я бы сказала, они сделаны "под Россию", потому что и Ира Чащина, и целое поколение маленьких девочек отлично справляются с новой программой. Мы очень рады, что наша страна находится в авангарде художественной гимнастики, и никому не должны уступать свои позиции.

Впрочем, вначале мне было очень тяжело привыкать к техническим новинкам. Были слезы. У нас ведь теперь полным-полно элементов. Много связок, в каждой - по три ультра-си, пируэт. Но потихоньку я приспособилась к своим постановкам и даже расстроилась, когда прошел слух, что эти правила могут убрать.

- Все же как долго вы вписывались в правила?

- Не очень долго. Просто меня шокировало то, что броски предметов из-за спины не получались. Думала, почему так происходит? Не может такого быть! Правила, кстати, не могу назвать новыми, потому что уже делала такие упражнения. Потом у меня их убрали и невероятно трудно было обретать былую форму. Вот малышкам сейчас очень легко, поскольку они другой программы не знали. А мы-то привыкли к старым правилам, которые были намного легче.

- Какое упражнение у вас самое сложное?

- Все очень сложные. В мячике, например, требуется больше гибкости, в обруче необходимы и гибкость, и равновесие, и прыжки. В скакалке важно исполнить только пять связок прыжков, а в булавах - сохранить равновесие. Если настроение хорошее, удаются упражнения с каждым предметом, а если не очень, иногда булавы и мяч могу уронить.

УХАЖЕРА НИНДЗЯ ЗВАЛИ ГОЛУБОЙ ТЕНЬЮ

- Недавно вы снялись в японском телесериале. Он уже появился на экранах?

- Нет, премьера назначена на 12 августа, обязательно полетим на нее с Ириной Александровной, тем более что в эти сроки в Японии пройдут Всемирные юношеские игры. Съемки продолжались десять дней. Но я и там тренировалась по два часа ежедневно. Мы ездили туда с тренером Верой Николаевной Шаталиной. Нам давали зал. Схалтурить нельзя было, потому что на тренировках постоянно присутствовали телевизионщики, дети - мои фанаты. И если бы я филонила, обо мне пошли бы плохие слухи.

- Кого же вы сыграли?

- У меня было две эпизодических, но интересных роли. Во-первых, я сыграла гимнастку, а во-вторых, девушку ниндзя, которая убегает от бандитов. А защищал меня мой ухажер Голубая тень - молодой японский актер.

- Значит, теперь вы и в Японии популярны?

- Там я всегда была популярна. Прославилась тогда, когда в первый раз выиграла клубный чемпионат мира по "малышам". Перед отъездом Ирина Александровна просила меня войти хотя бы в тридцатку. А я взяла и выиграла! И еще я давно знаменита в Америке. Меня там намного раньше начали узнавать на улицах, чем в Москве. Помню, пошла в Диснейленд, меня окружила толпа, ребята стали просить автографы. И я такая радостная была!