Я с оптимизмом покидаю гостеприимную хоккейную Германию. И это не формальный жест, а искреннее признание того, что чемпионат мира 2001 года войдет в мировую хоккейную историю как один из самых лучших и запоминающихся по уровню своего мастерства, жажды борьбы и желания продемонстрировать хоккей высочайшего качества. В ходе турнира все мы столкнулись с двумя спортивными трагедиями, о которых я буду вспоминать долгие годы.

Первая из них относится к североамериканскому хоккею, с которым я встречаюсь чуть ли не каждый день, просматривая матчи НХЛ. Уже давно мы привыкли к тому, что канадские сборные, в составе которых порой играют звезды первой величины, оптимистично начиная турнир, вскоре терпят сокрушительные поражения и позорно возвращаются домой без всяких наград. В Германии я увидел команду очень сильную по составу, молодую, амбициозную. Уверен в том, что административный директор канадской сборной, или, попросту говоря, главный менеджер, Уэйн Гретцки вместе с помощниками выстроил своеобразный план подготовки к Олимпийским играм в Солт-Лейк-Сити, пригласив на роль главного тренера Флеминга, который является одним из помощников Пэта Куинна — главного наставника олимпийской сборной Канады. И хоккеисты знали об этом. С первого матча они поразили специалистов умением играть не только в силовой, но и смысловой хоккей, нестандартными маневрами в большинстве и меньшинстве, каким-то сверхудивительным желанием выиграть любое единоборство, применяли тактику европейской распасовки. В этом смысле их матч против российской сборной был на редкость показательным. По ходу встречи невооруженным глазом было видно, что во всех линиях канадцы действовали на очень высоком уровне, обыгрывая соперников легко и непринужденно. Победа была, бесспорно, справедливой и позволила специалистам и журналистам поверить в потенциальную возможность того, что в лице лихих канадцев мы видим будущих чемпионов мира.

Что же случилось в матче с традиционным соперником — сборной США? Увы, канадцы не избавились от тяжелой болезни, именуемой самоуверенностью. Им показалось, что, ведя в счете — 2:0, можно притормозить атаки, сыграть проще, академичнее, сохранив силы для полуфинала. Я разговаривал с их тренером на следующий день после поражения. Он был не просто удручен и подавлен, а пребывал в самом настоящем шоке. Объяснить толком причину поражения не смог, сославшись на потерю удачи в ходе этого драматичного поединка. А вот президент Ассоциации хоккея Канады Боб Николс сказал мне, что даже не знает, как будущая олимпийская сборная его страны сможет пережить это жестокое поражение и быть готова к реваншу на льду Солт-Лейк-Сити-2002.

Итак, неудача Канады — это для меня трагедия номер один ЧМ-2001. Приблизительно столь же трагично сложилась судьба и российской сборной. Хочу сразу оговориться. Считаю, Борису Михайлову удалось создать коллектив. По сравнению с ужасающим провалом прошлого года, мы увидели команду, стремящуюся играть в хоккей. В ее составе номинально было лишь полторы звезды из НХЛ, включая Алексея Яшина и Олега Твердовского. Несколько других игроков-профессионалов должны еще очень много и серьезно работать для того, чтобы играть на уровне в лучшей лиге Америки. Большинство хоккеистов было приглашено Михайловым из разных клубов Суперлиги, а многие, насколько я помню — 12, вообще не участвовали в таком серьезном международном турнире, как чемпионат мира. Есть в современном спорте банальное понятие: против лома нет приема. Я постоянно вспоминал об этом выражении, когда с нарастающим волнением, ни на секунду не отрываясь от драматичных событий на льду, следил за каждым эпизодом четвертьфинального матча россиян против шведов. Уже была дана справедливая оценка действиям россиян, которая сводилась к тому, что по сумме мастерства ее игроки, увы, уступали канадцам и чехам. А, стало быть, только старание, проявление характера, концентрация воли могли стимулировать хоккеистов России на написание нового сценария в главной для них встрече на чемпионате мира.

Абсолютно уверен в том, что Борис Михайлов, его помощники, сами хоккеисты готовы были на "отлично" исполнить заданные тренерами роли в этом матче. Фактически ни у кого не вызывало сомнений, что сборная Швеции будет диктовать свои условия в этой игре. Но в ходе первого периода стало ясно, что сборная России может играть успешно и в силовой хоккей, быть быстрой и мобильной. Шведы явно не были готовы к такой перемене. Их защитники делали одну непростительную ошибку за другой, давая возможность нашим для контратак и выходов один на один. Скандинавы сами дали нам шанс. Надо только забивать. Первый гол россиян вселил оптимизм. Все ждали нового успеха. Но… он не приходил. Спешка, элементарные ошибки, суета — все это помешало россиянам забить столь необходимый, хотя бы один, гол в этом полностью российском периоде. А потом госпожа удача вовсе стала обходить наших с вами любимцев стороной. И вот здесь иллюстрация проявления спортивного характера наглядно показала всем нам, что в этом важнейшем компоненте хоккея как у профессионалов из НХЛ, так и у российских мастеров провалы налицо. Без характера побеждать в кубковых матчах практически невозможно. Сейчас говорят о том, что Михайлову надо было раньше перейти на игру в три звена. Играть в овертайме не от обороны, а атаковать. Может быть, все и верно. Но не забывайте, что для такой игры нужны хоккеисты очень высокого класса.

Уверен, что никто не должен огорчаться из-за очередной неудачи. В этот раз она произошла не по субъективным, а по объективным причинам. Еще раз стало ясно, что необходимо использовать сильнейших свободных профессионалов из НХЛ. Многие из них, конечно же, хотят играть за любимую Россию. Надо четко и профессионально построить с ними взаимоотношения без нелепых дискуссий в СМИ. Ведь и у чехов, и у финнов, и у шведов едва ли не полсостава были профи НХЛ, и это не помешало им показать свою фирменную игру.

Чемпионат-2001 окрашен в трагедийные тона, но эти серые краски не столь мрачны, как может показаться на первый взгляд. В них есть и светлые тона, и художникам — тренерам, руководителям российского хоккея надо спокойно взглянуть на негативные и позитивные моменты и идти вперед, набрав опыт неудач и разочарований.