Двукратный чемпион мира Мика Хаккинен, потерпев фиаско на старте "Гран-при Австрии", признался, что теперь он потерял практически все шансы в борьбе за чемпионский титул 2001 года. Кто знает, как в дальнейшем сложатся дела финна в первенстве, но сейчас он не склонен драматизировать ситуацию и пытается сохранить оптимизм.

— Что же случилось с вами на старте в Австрии? Говорят, снаряд дважды в одну воронку не попадает, но у вас в этом сезоне уже второй подобный случай.

— Я знаю мнение Эдриана Ньюи о том, что это была моя собственная ошибка. Однако команда все еще разбирается в этом инциденте, и пока не было никакого официального заявления на эту тему. Прежде всего, хочу дождаться окончательных выводов. Но в любом случае итог гонки уже не изменится.

— Несмотря на неудачное начало сезона, и вы, и руководители "Макларена" сохраняли оптимизм относительно ваших шансов на чемпионство. А сейчас, когда между вами и лидером общего зачета уже 38 очков разницы, вы намерены отступить?

— Конечно, мое положение в настоящий момент далеко от идеального. Оптимизм сохранялся до последней минуты, потому что я видел, что машины "Феррари" и "Макларена" по своему потенциалу очень близки. Однако, чтобы в настоящий момент вступить в борьбу за победу в чемпионате, я должен совершить настоящее чудо, так как для этого мне надо выиграть хотя бы в четырех гонках, а Михаэль чтобы сошел.

— Вы готовы помочь Дэвиду, если поступит такое распоряжение от команды?

— Я намерен сражаться за 10 очков в каждой гонке, пока имею математические шансы. Не думаю, что на этой стадии чемпионата целесообразно так откровенно помогать партнеру, как это было сделано в Австрии со стороны "Феррари". В конце концов, опередить Михаэля, отобрав у него пару очков, это тоже неплохой подарок для Дэвида.

— Вы не кажетесь угнетенным, несмотря на то, что сезон складывается не в вашу пользу.

— А что еще мне остается делать? В данной ситуации лучше вообще не думать об этом. В конце концов, бурный всплеск эмоций мне тоже не поможет.

— Не испытывали ли вы страха, как в "Интерлагосе", что в вашу застывшую на месте машину сзади может кто-нибудь врезаться?

— О, да! Еще как было страшно…

— Маршалы не могли сдвинуть ваш болид с места из-за проблем с переключением передач?

— Совершенно верно. Ситуация повторилась один к одному. В Бразилии у меня была точно такая же проблема, но тогда я выпрыгнул из автомобиля. Правда, потом за это еще и получил штраф. Но фактической причиной было то, что я не поставил на место руль. Должен сказать также, что в Австрии застревать на старте не так опасно, как в Бразилии. На "А1-ринге" гонщики видят, что кто-то остался на решетке, и имеют возможность объехать его.

— Однако в Шпильберге вы все же проехали один круг, прежде чем окончательно сойти. Виновата была все та же коробка передач?

— Да, к тому времени она была уже окончательно разбита, и именно поэтому автомобиль не разгонялся. Тогда-то я и понял, что на этом все кончено.

— Вы не удивились, что схожие проблемы возникли еще у трех машин?

— Да, это было очень странное зрелище. Я сидел в кокпите и задавался вопросом, чьи боксы находятся в том месте, где застыли эти автомобили? Представляю, что происходило в тот момент в том же "Джордане".

— Ваш менеджер — чемпион мира Кеке Росберг — сказал, что теперь вам будет легче сконцентрироваться на гонках. Это так?

— Пожалуй, да. Когда вы непосредственно ведете борьбу за титул, спокойно готовиться к этапу невозможно, потому что все вокруг вас без конца спрашивают: "Что вы думаете о своем сопернике?", "Как оцениваете положение в первенстве?". Теперь же на какое-то время "почетную обязанность" отвечать на эти вопросы я переложил на плечи моего партнера Дэвида Култхарда.