Из возвращенцев минувшего сезона ярче всех себя проявил нападающий казанского "Ак Барса" Дмитрий Квартальнов. Чемпион мира 1989 года с ходу вписался в игровую модель Владимира Крикунова, стал ведущим форвардом волжан, попал в сборную. На Кубке "Балтики" его даже признали лучшим игроком турнира. Однако на чемпионат мира он по до сих пор непонятным причинам не попал. Так что концовка сезона у Дмитрия получилась несколько смазанной, что, однако, ни в коей мере не умаляет его заслуг в чемпионате страны.

— В "Ак Барсе" вы играли роль первой скрипки. Как вам удалось так быстро адаптироваться в столь незнакомой среде, ведь в России вы не выступали около 10 лет?

— На самом деле в сезон втягивался очень тяжело, и на первых порах усталость била просто через край. Но я — профессионал и должен как можно качественнее выполнять свою работу в любых условиях. Конечно, нагрузки в казанском клубе очень велики, и мне, ветерану, порой нелегко их переносить. А что касается причин быстрой адаптации, то могу сказать одно: мне повезло с партнерами. С такими мастерами, как Павел Дацюк и Сергей Золотов, любой будет чувствовать себя как рыба в воде.

С Дацюком сыгрался сразу

— Действительно ли Дацюк настолько талантлив?

— Я за свою карьеру поиграл не с одним десятком классных центрфорвардов, включая Александра Черных, Германа Титова, Адама Оутса, и могу сказать, что если Паша будет и дальше совершенствоваться и прогрессировать, то уже в обозримом будущем сможет стать мастером с большой буквы. Свой высокий потенциал он подтвердил на чемпионате мира в Германии, где выступил, считаю, вполне прилично.

— Какие игры для "Ак Барса" и для вас, в частности, выдались наиболее сложными?

— Все поединки с командами из верхней части таблицы. Но особо я бы выделил матчи с "Динамо", в которых борьба шла не на жизнь, а на смерть. Бело-голубые выходили на площадку против нас, как на последний бой, и нам стоило немалых трудов дважды сломить их сопротивление.

— Практически весь сезон-1999/2000 вы отыграли в Финляндии, защищая цвета "Йокерита". Что же побудило вас сменить обстановку?

— Если говорить о качестве хоккея в Финляндии, то оно вполне сопоставимо с российским, а вот материальная сторона сильно разнится. Я с удовольствием продолжил бы карьеру в Суоми, но только не на тех условиях, которые мне предложили. В Казани я зарабатываю значительно больше, да и родные пенаты благотворно влияют на состояние души.

Учился, глядя на Щуренко и Брагина

— Помните первый сезон на высшем уровне?

— Конечно. В 16 лет я дебютировал в воскресенском "Химике", за который отыграл целых 10 лет. Набирался ума-разума у Владимира Щуренко, Валерия Брагина, Виктора Крутова и других опытных мастеров. Одним словом, прошел хороший "курс молодого бойца".

— Что наиболее всего запомнилось из воскресенского периода?

— Было много радостных мгновений, в частности серебро и бронза первенства Союза, когда "Химику" удавалось вытеснять из призеров столичных грандов. Но самое яркое впечатление произвели на меня две встречи с ЦСКА осенью 88-го, когда нашу команду еще никто не воспринимал всерьез. В Воскресенске мы "грохнули" звездный армейский ансамбль — 7:5, а я отметился хет-триком. Через день в Москве победа снова была за нами — 3:1. И вновь мне удалось отличиться — забросил одну шайбу.

— Как-то в разговоре со мной ваш бывший партнер по "Химику" Александр Черных сказал, что ему с вами поразительно легко игралось, так как вы всегда на площадке были открытым.

— Он так говорит, потому что у него самого глаза на затылке (смеется). А если серьезно, то Сашка, не попади он в ту злополучную аварию, без сомнения стал бы звездой мирового уровня. Ведь не у каждого к 23 годам в коллекции наград есть золото Олимпийских игр и чемпионата мира.

— Со своим братом Андреем (известный в прошлом хоккеист "Химика". — С.Б.) часто общаетесь?

— Регулярно обмениваемся последними новостями, контакта не теряем. Летом на каникулы я приеду в Воскресенск, и мы вновь встретимся с ним на футбольном поле, дабы помочь нашему клубу "Фетр" успешно выступить на первенстве Воскресенского района. Если признаться, брат в футбол играет намного лучше меня.

Воробьев разорвал нас

— "Ак Барс" довольно уверенно выглядел до серии плей-офф. Что же случилось с командой в противостоянии с ярославским "Локомотивом"?

— Дружина Петра Воробьева попросту разорвала нас, не оставив нам ни единого шанса. А вообще, если коснуться системы проведения чемпионата, то лично у меня масса претензий к людям, которые его составляли. Этот совершенно никому не нужный второй этап невольно расхолодил команду, и когда пришла пора решающих игр, эмоционального порыва нам как раз и недоставало.

— Вы, насколько известно, и вовсе играли те матчи с микротравмами.

— Выступая за сборную на Шведских играх, я серьезно повредил кисть, но это вовсе не оправдание моей неудачной игры в серии с "Локомотивом". Я мог выступить значительно сильнее, но, выбившись из игрового ритма, увы, так и не смог обрести прежних кондиций. Добавлю, что на тех же Шведских играх в стартовой встрече с чехами я получил неприятную травму паха. В матче со шведами решил вернуться на лед, но боль не позволила довести тот поединок до конца. Однако, как выяснилось позже, ничего серьезного не произошло, и в клубе я потом стабильно выходил на лед.

— Раз уж зашла речь о сборной, скажите, на что в первую очередь Борис Михайлов обращает внимание в работе с командой?

— Прежде всего воспитывает бойцовские качества, без которых трудно чего-либо достичь в любом виде спорта. Пристальное внимание также уделяется игровой дисциплине, являющейся сейчас едва ли не основной доминантой в мировом хоккее. По сути, все европейские сборные по классу равны. И выигрывает та команда, которая грамотнее выполняет задания своего наставника. Чехи, сделавшие в Германии чемпионский хет-трик, как раз этим и отличаются.

Конфликта не было

— А что за конфликт произошел у вас с наставником "барсов" Владимиром Крикуновым во время одного из четвертьфинальных матчей с ярославцами? Не из-за него ли вы оказались за бортом сборной?

— Трудно сказать. Был обыкновенный всплеск эмоций с обеих сторон. Но ни о каком конфликте речи быть не может. Таких ситуаций в хоккейной жизни можно встретить немало. И не надо на них заострять пристальное внимание.

— Вам недавно исполнилось 35 лет. С нагрузками, которые практикует Крикунов, справляетесь?

— Тренировочный процесс — полностью прерогатива главного тренера. Естественно, в мои годы организму не так легко справляться с повышенными нагрузками. Но прошлым летом, переходя в "Ак Барс", я отлично знал, с чем придется столкнуться.

— И все же, наверное, обидно, что чемпионское звание на родине вновь обошло вас стороной.

— Вы знаете, 11 лет назад горечь неудачи была намного сильнее. Тогда душа действительно рыдала, а сейчас мы остановились на почтительном расстоянии от вершины, поэтому трагедию из поражения вряд ли стоит делать. Хотя, не скрою, вся команда рассчитывала выступить намного удачнее. Самым результативным игроком чемпионата СССР мне бывать приходилось, а вот праздновать победу в первенстве пока еще нет.

- В минувшем сезоне в командах Суперлиги выступили 24 хоккеиста, пробовавших в свое время силы в НХЛ. Это случайность или вырисовывается долгожданная тенденция?

— О тенденции пока говорить, видимо, рано. Но определенные сдвиги в этом направлении просматриваются.

— 31 мая у вас истекает срок соглашения с казанским "Ак Барсом". Ходят упорные слухи, что вы возвращаетесь в Воскресенск.

— До 1 июня я бы хотел воздержаться от каких-либо публичных заявлений, так как еще сам для себя ничего не решил. А воскресенский вариант действительно существует, но расставлять приоритеты я буду только с окончанием весны.