На этой неделе было официально объявлено о том, что команда "Феррари" продлила контракт со своими призовыми пилотами. Но если Рубенс Баррикелло согласно новому соглашению остается в итальянской конюшне еще на год, то трехкратный чемпион мира будет выступать за Скудерию как минимум следующие три года. Причем, по некоторым данным, сумма нового денежного договора немца составляет около 35 миллионов долларов в год.

— Михаэль, в вашем контракте фигурирует 2004 год. Означает ли это, что по прошествии 3 лет вы уйдете из "Формулы-1"?

— Отнюдь. Я много раз говорил, что гонки — вся моя жизнь. Я нуждаюсь в них, как в воздухе. Именно поэтому я не уверен, что после 2004 года уйду на покой. Давайте немного подождем и посмотрим, что будет дальше. В принципе, я не хотел подписывать новый контракт так рано, но обстоятельства сложились иначе. Команда сделала мне предложение, и я решил согласиться. Теперь, когда все формальности позади, я очень счастлив. Однако это не значит, что моя карьера пилота подходит к концу.

— А сохранится ли у вас мотивация, ведь вы добились в "Формуле-1" практически всего, о чем только можно мечтать?

— Не думаю, что существует такая проблема, поскольку я всегда выступал на пределе.

— Вы обмолвились о том, что не собирались столь скоро решать вопросы продления контракта. Что это были за обстоятельства, подтолкнувшие вас к такому решению?

— Я перестал сомневаться, как только весь основной персонал Скудерии, включая Жана Тодта, Росса Брауна, Паоло Мартинелли и Рори Бирна, продлил свои контракты. Кроме того, меня очень обрадовало решение президента "Феррари" Лука ди Монтеземоло не уходить в большую политику и продолжить работу в команде. Скудерия для меня словно вторая семья, ни в какой другой конюшне я не чувствовал себя так же уверенно, как здесь. Надеюсь, наше сотрудничество принесет тиффози еще немало счастливых минут.

— Как вы думаете, что хотели сказать руководители "Феррари", когда в один и тот же день объявили о продлении контракта и с вами, и с Баррикелло?

— Я думаю, что нет никакой связи между возобновлением моего договора и его. Уверен, маркетинговые службы Скудерии лишь хотят максимально использовать уик-энд в Монте-Карло, поэтому и сделали это заявление накануне гонки в Монако.

— Но вы не удивились этому после всех тех многочисленных слухов о недовольстве Рубенсом со стороны руководителей "Феррари", которыми в последнее время был заполнен паддок?

— Нисколько. Для меня продление работы с ним — замечательная новость. Я не вижу какой-либо причины, почему команда должна была производить замену моего напарника. На мой взгляд, это было вполне закономерное и логичное решение. Если вы посмотрите на все гонки Рубенса в этом году, то поймете, какую огромную работу он делает для конюшни. Баррикелло — очень хороший товарищ по команде и чертовски быстрый гонщик.

— Что вы думаете о проблемах, которые стали возникать у некоторых гонщиков после разрешения "трекшн-контроля"? Эдди Джордан уже заявил, что на его машинах, которые не смогли стартовать на "Гран-при Австрии", система электронного старта в Монако будет отсутствовать. Вы не боитесь, что однажды и с вами произойдет нечто подобное?

— Не забывайте, что эта система действует пока только два этапа, и за это время, естественно, не все команды сумели как следует приспособиться к новой ситуации. В Австрии я тоже пострадал от неисправного "лаунч-контроля", правда, мой болид не остановился, но в итоге мне пришлось перейти к ручному управлению. Теперь, похоже, нам удалось устранить проблемы. Я не думаю, что старт в этот уик-энд будет сопряжен с большей опасностью, чем в предыдущие годы, так как после Австрии все будут немного осторожнее. Уверен, будущее покажет, что разрешение "трекшн-контроля" было значительным шагом вперед в вопросах безопасности "Формулы-1".

— Судя по тому, что пишет пресса, у вас в "королевских гонках" появился еще один недруг в лице Хуан-Пабло Монтойи. В Австрии война слов между вами и молодым колумбийцем переросла в открытое столкновение…

— Это сами средства массовой информации разжигают войну между нами. А то, что произошло во время моего обгона пилота "Уильямса" на "А1-ринге", — не более чем обычный гоночный инцидент. Естественно, мне не доставляет большого удовольствия вылетать в траву на скорости 200 километров в час, но таков наш спорт. Если вы оглянетесь назад и посмотрите на начало моей карьеры, то увидите, что и я не испытывал никакого пиетета перед лидерами. Хуан-Пабло уже доказал, что является классным водителем, и мне гораздо интереснее бодаться с ним на треке, нежели пререкаться на страницах газет. Я собираюсь сохранять хладнокровие и не намерен вступать в какую-либо "войну слов".

— За 9 лет участия в "Гран-при Монако" вы сумели четыре раза добиться здесь победы. Однако в прошлом году удача была на стороне Дэвида Култхарда, который на этот раз, скорее всего, станет вашим главным соперником за титул. Какие надежды вы связываете с предстоящим уик-эндом?

— Гонка в Монте-Карло требует от пилота наибольшей концентрации. Здесь одна-единственная ошибка равносильна полному провалу. Постоянное торможение, а затем резкое увеличение скорости приводят к огромным перегрузкам, которые испытывает не только гонщик, но и автомобиль. Пожалуй, одно из ключевых условий успешного выступления в Монако — надежность техники. В прошлом году именно это нас и подвело. В этом сезоне у нас очень хорошая машина, и я надеюсь, что мы поборемся с "Маклареном" за победу. Во всяком случае, успех в воскресной гонке мог бы стать отличным способом отплатить команде за доверие.