На первенстве России среди юниоров, прошедшем в Волгограде, разразился грандиозный скандал: впервые в истории этих соревнований к участию в них не была допущена сборная ЦС ФСО профсоюзов "Россия". Команда юных боксеров, приехавших на берега Волги из разных уголков России, вынуждена была отправиться домой несолоно хлебавши, и случилось это исключительно по вине руководителей Федерации бокса профсоюзов.

"Зри в корень", — мудро советовал незабвенный Козьма Прутков в ситуациях, подобных той, которая сложилась в Волгограде. "Корень" этого скандала произрастает в подмосковном городе Ногинске, где в апреле нынешнего года состоялся традиционный (в недавнем прошлом международный) турнир памяти бронзового призера Олимпийских игр в Токио Станислава Сорокина. Некогда популярные состязания прошли на сей раз с грубыми нарушениями правил, определенных Положением о проведении всероссийских соревнований по боксу в 2001 году. Во-первых, состав судейской коллегии не был согласован с Федерацией бокса России (ФБР), и в частности с ее исполнительным директором Анатолием Черкасовым. В итоге в первые четыре дня соревнований бои обслуживали лишь шесть судей вместо положенных двенадцати. При этом один из них отбывает в настоящее время годичную дисквалификацию и, естественно, не имел права судить, а у другого вообще не было судейской категории.

Во-вторых, не обошлось без примитивных подтасовок документов. В частности, талантливый паренек Юнус Гамзатов, стартовавший на этом турнире как дагестанский боксер (о чем свидетельствуют заявка и факс, поступивший в ФБР от президента Федерации бокса Дагестана), закончил его в составе команды… Ногинска, и как нетрудно догадаться, победителем. То же самое произошло и еще с двумя участниками — Андреем Лаптевым и Сергеем Рожковым, волоколамскими боксерами, выступавшими за ногинскую команду.

В первоначальном отчете, предоставленном организаторами в ФБР, техническим делегатом федерации на турнире назван Анатолий Тюрин, которого сама ФБР на эту должность не назначала…

И уж вовсе беспредел творился при определении статуса этих соревнований. По прихоти их главного организатора — главы администрации Ногинского района и (по совместительству) новоиспеченного президента профсоюзной федерации бокса Владимира Лаптева, Мемориал самого известного ногинского боксера вдруг превратился в первенство ЦС ФСО профсоюзов "Россия", на котором формировался состав команды для участия во всероссийском первенстве. При этом намеченный ранее на 24 марта зональный отборочный турнир в Иркутске был, мягко выражаясь, аннулирован вместе с результатами второго такого турнира, прошедшего в начале февраля в Люберцах.

Спрашивается, кто уполномочивал инициаторов такого решения самовольно вносить в календарь подобные коррективы? Почему они не были согласованы с ФБР, ведь в вышеупомянутом Положении о соревнованиях ясно сказано, что общее руководство подготовкой и проведением турниров подобного ранга осуществляет Госкомитет РФ по физической культуре, спорту и туризму совместно с Федерацией бокса России? Как в конце концов расценить тот факт, что накануне ногинского турнира на имя президента ФБР Эдуарда Хусаинова пришло приглашение от организаторов, где синим по белому было написано, что в Ногинске пройдет турнир памяти Станислава Сорокина, и ни слова — о первенстве ЦС ФСО профсоюзов "Россия"? О новом статусе турнира не было сказано даже в официальном отчете (первом его варианте), предоставленном Федерации бокса России, что, согласитесь, и вовсе ни в какие ворота не лезет…

Бюро вице-президентов ФБР разобралось в ситуации и пришло к выводу, что ногинский турнир имеет такое же отношение к зональным отборочным соревнованиям профсоюзных боксеров, как Владимир Николаевич Лаптев — к дорогому его сердцу званию чемпиона России и мастера спорта по боксу (в архивах Госкомспорта РФ нет ни одного документа, подтверждающего это). В результате было принято решение не допускать победителей Мемориала Станислава Сорокина к первенству страны. Об этом своевременно были поставлены в известность руководители ЦС ФСО профсоюзов "Россия", но вопреки всякой логике эта команда все-таки была командирована в Волгоград, где получила то, что и должна была получить…

Вот, в принципе, и вся история. Законность, как говорится, восторжествовала, но остается один вопрос: при чем здесь юные боксеры, за что они пострадали? Кто восполнит им моральный ущерб (не говоря уж о материальных расходах)? Сложилось впечатление, что бывший вице-президент Федерации бокса России Лаптев, находящийся сейчас в состоянии судебной тяжбы с ФБР, сознательно пошел на этот скандал в расчете на то, чтобы перессорить федерацию с теми организациями, чьи спортсмены и тренеры не попали на первенство: вот, мол, смотрите, мы в обход запретов сочли необходимым командировать вас сюда, а чиновники из ФБР команду не допустили. Впрочем, откуда Владимиру Николаевичу было знать о том, что на этот, прямо скажем, непростой шаг, федерацию во многом подвигнули возмущенные письма из Самары, Махачкалы, Перми, других городов. В них региональные федерации обращались с просьбой не допускать их спортсменов, участников ногинского турнира, к первенству России, поскольку ни одна из этих организаций не была поставлена в известность о "профсоюзно-отборочном" статусе Мемориала Станислава Сорокина.

Как-то в интервью одной из московских газет Лаптев, рассказывая "об очередных происках" ФБР, заметил: "К чему эти обструкции, абсолютно ненужный накал страстей и обстановки?!" После скандала в Волгограде хочется спросить у него самого: "В самом деле, к чему?"