Рассказывать читателям боксерского выпуска о том, кто такой Виктор Рыбаков, — это примерно то же самое, что представлять страстным поклонникам кино Николая Рыбникова. И все-таки отдавая дань традициям бокса, где спортсменов в преддверии их появления на арене принято представлять, напомним, что Рыбаков является единственным российским боксером, четыре раза подряд (!) признанным лучшим на чемпионатах Европы.

Ему принадлежит еще одно уникальное достижение — на европейских чемпионатах он завоевал три золотые медали в трех разных весовых категориях. Без всякого риска можно утверждать, что в ближайшие пятьдесят лет вряд ли кто-то даже приблизится к этому рекорду.

Двадцать восьмого мая Виктору Рыбакову исполняется 45 лет, а это, согласитесь, прекрасный повод для того, чтобы позвонить ему и задать несколько вопросов.

— Виктор, однажды вы сказали, что полностью согласны с Сенекой, который утверждал, что жить — значит бороться. В 45 пять лет тяжелее стало держать жизненные удары?

— Я стараюсь их не пропускать, к чему в свое время стремился и на ринге. Вообще давно заметил, что этот небольшой, обрамленный канатами квадрат является своеобразной моделью жизни, в которой полностью проявляется характер человека. Боксер, умеющий, например, бить и при этом держащий удары, такой же и в жизни. В бытность свою боксером я никогда не лез напролом: если видел, что с соперником нет смысла открыто драться, делал шаг назад, в сторону, ждал своего момента, чтобы провести решающую атаку. Это тактика помогает мне и сейчас. У меня, как у любого человека, много трудностей, но мне приятно и интересно жить. Я получаю от жизни удовольствие, причем не только на работе. По-прежнему активно занимаюсь спортом, играю в футбол, в хоккей, баскетбол. В общем, чувствую себя здоровым и полноценным человеком.

— Чем сегодня зарабатываете на жизнь?

— У меня есть свой бизнес. Но я не могу назвать себя коммерсантом в истинном понимании этого слова. Скорее, я дилетант широко профиля, тем не менее моя семья, жена и 23-летняя дочь, слава Богу, не бедствуют. Параллельно с основной работой исполняю обязанности вице-президента Федерации бокса России. Это отнимает очень много времени, порой в ущерб коммерческим интересам, но я не в состоянии бросить бокс, потому что он вывел меня в люди, поставил на ноги, и сегодня надо отдавать долги.

— Это правда, что за 12 лет карьеры в большом боксе вы лишь дважды побывали в нокдауне?

— Да, и причем случилось это в одном бою под занавес моей карьеры на всесоюзном турнире в Хабаровске, где отбирались кандидаты на участие в чемпионате мира 1982 года. Помню, когда присел во второй раз, в голове промелькнула мысль: "Все! Пора заканчивать". И вроде бы действительно закончил, три месяца после этого тренировался, но потом решил, что негоже уходить побежденным. Собрался и выиграл чемпионат СССР в Донецке. Только после этого повесил перчатки на гвоздь. Думал, что окончательно…

— Оказалось, что нет?

— Через шесть лет, в самый разгар перестройки, в Москву приехал мой первый тренер Борис Саулович Гитман, эмигрировавший в свое время в Канаду, и предложил мне сформировать команду для участия в профессиональных боях на Американском континенте. Предложение показалось мне заманчивым со всех точек зрения, в том числе финансовой, и я взялся за дело. Сколотил неплохую команду, в которую вошли такие мастера, как Александров, Золкин, Островский, другие известные боксеры, завершавшие любительскую карьеру, нашел деньги на подготовку, и ребята приступили к тренировкам. А через несколько дней Гитман вдруг сделал мне еще одно предложение, которое, должен признаться, несказанно меня удивило. "Готовься, — сказал он, — полетишь с нами и будешь тоже боксировать". Все мои доводы относительно того, что мне уже 32 года, что я шесть лет не выходил на ринг, не возымели на него никакого действия. "Ты себя совсем не знаешь, ты будешь там лучшим!" — надавил он на мое честолюбие, и в итоге я оказался в составе команды, которая через месяц вылетела в Канаду.

За полгода тренировок с настоящими профессионалами внимательно присмотрелся к ним и в результате абсолютно поменял манеру боя — перестал прыгать на носках, делать челночные движения, потому что, стоя на носках, нельзя ударить жестко. Реакция и скорость у меня сохранились, а встав на полную ступню, начал бить, и соперники начали падать. Свой единственный профессиональный бой, состоявшийся в Майами, я выиграл нокаутом. Мой соперник американец Стюарт, уже добившийся каких-то успехов на этом поприще, сложил оружие в четвертом раунде. Когда подняли мою руку в переполненном зале, испытал, помнится, такой эмоциональный подъем, что даже Тайсон в тот день против меня, наверное, не устоял бы…

— Почему же вы не пошли дальше после столь успешного начала?

— Потому что трезво оценивал ситуацию. Во-первых, отдавал себе отчет в том, что на 33-м году жизни вряд ли удастся стать чемпионом мира, а в боксе ради бокса не видел никакого смысла. Во-вторых, меня с самого начала не интересовала профессиональная карьера, начавшаяся столь поздно. Просто было интересно проверить себя, доказать самому себе, что при желании могу вновь обрести навыки, которыми владел. И должен сказать, что тот Рыбаков, который вышел на ринг в Майами, вряд ли бы проиграл Рыбакову 25-летнему…

— Насколько нам известно, после завершения столь непродолжительной профессиональной карьеры вы пробовали себя и на тренерском поприще, и не где-нибудь, а в Китае?

— Это произошло абсолютно случайно. Приехал повидаться с другом во Владивосток, заодно решить какие-то коммерческие вопросы, а поскольку после Канады находился в прекрасной форме, зашел размяться в спортивный зал. Там в тот момент тренировались китайские боксеры. Я по очереди становился с каждым из них в пару, и они, включая тяжеловесов, начали кувыркаться после моих ударов, как ваньки-встаньки. Видимо, это настолько впечатлило их тренеров, что они тут же предложили мне подписать контракт. Месяц я пробыл в Китае, привел свою команду к победе на национальном чемпионате, а потом уехал. Не могу, хоть убейте, жить в чужой стране, будь то Канада или Китай, там все не по мне. "Мои" китайцы потом приезжали в Москву, просили меня вернуться, но я отказался.

— Скажите откровенно, когда-нибудь пожалели о том, что не сумели стать олимпийским чемпионом, ведь у вас был такой прекрасный шанс в 1980 году в Москве?

— Никогда. Не выиграл олимпийское золото — значит, не суждено было. А что касается шансов, то их, скорее, было больше на Играх 1976 года, чем в Москве. В Монреале меня откровенно засудили в полуфинальном бою против американца. Наша делегация подала протест, но его, как водится, отклонили. А в Москве просто физически не мог стать олимпийским чемпионом. Перед чемпионатом СССР 1980 года в Ростове-на-Дону буквально умолял армейское спортивное руководство перевести меня в весовую категорию 60 кг, поскольку смертельно устал гонять вес. Но начальство было непреклонно — армии нужны были участники Олимпиады и наши олимпийские награды. Героическими усилиями я выиграл тот чемпионат, но "благодаря" сгонке моего потенциала осталось процентов двадцать. Организм был высушен до предела. Прекрасно помню свои бои на Играх-80. У меня руки, как говорят боксеры, не шли, просто нечем было выигрывать. С французом, которого на предолимпийских совместных сборах отправлял на пол после каждого удара прямой левой, бодался на пределе физических возможностей. В итоге случилось то, что должно было случиться, но меня утешает то, что боксеров, ставших олимпийскими чемпионами в Монреале и Москве, не раз обыгрывал и до этих Игр, и после… Виктор Рыбаков

Родился 28 мая 1956 г. Начал боксерскую карьеру в Магадане под руководством Бориса Гитмана. В 1976 году, переехав в Москву, тренировался у Виктора Агеева. Семикратный чемпион СССР в трех весовых категориях — 54, 57 и 60 кг. Трехкратный чемпион Европы (1975, 1977 и 1981), обладатель двух бронзовых медалей Олимпийских игр (1976, 1980).


ПОЗДРАВЛЯЕМ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ РОДИВШИХСЯ В МАЕ:
заслуженного тренера СССР Юрия Бражникова (1.05.1937),
заслуженного тренера России Игоря Уткина (3.05.1950),
чемпиона Европы Владимира Тарасенкова (10.05.1946),
чемпиона мира и Европы, финалиста ОИ Александра Кошкина (13.05.1959),
заслуженного тренера СССР Владимира Тренина (15.05.1926),
чемпиона Европы Николая Храпцова (15.05.1957),
чемпиона Европы Евгения Горсткова (26.05.1950),
чемпиона мира и Европы Василия Шишова (26.05.1961),
двукратного олимпийского чемпиона, чемпиона мира и Европы Олега Саитова (26.05.1974),
олимпийского чемпиона, двукратного чемпиона Европы Геннадия Шаткова (27.05.1932).