В составе донецкого "Шахтера" есть футболист, которого главный тренер горняков Виктор Прокопенко называет рыцарем без страха и упрека. Ценность подобного суждения в том, что Виктор Евгеньевич редко когда позволяет себе хвалить кого-то из своих подопечных. Но 29-летний нападающий "Шахтера" Сергей Ателькин является исключением из этого правила.

Это единственный из нынешнего состава игрок "оранжево-черных", который дважды выигрывал с "Шахтером" Кубок Украины — в 1995 и 1997 годах, и именно он принес победу своему клубу в драматичном финале против киевского ЦСКА. За свою богатую клубную карьеру, насчитывающую добрый десяток лет, Ателькин успел поиграть в разных странах и на разном уровне, но завершить ее он собирается там же, где и начинал, - в донецком "Шахтере".

ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД У "ШАХТЕРА" ТАКЖЕ БЫЛА СУПЕРКОМАНДА

— Сергей, где и как вы начинали свою карьеру?

— По большому счету, футболом я занялся от безделья. Началось все с дворового футбола, а потом было участие в турнирах "Кожаный мяч", "Золотая осень". К тому времени у нас подобралась неплохая команда, мы показывали хорошие результаты. А после меня пригласили в сборную Донецкой области. И как-то сразу так получилось, что я стал играть на острие атаки. Вот тогда и прошел начальную школу профессионального футбола.

— И когда вам поступило предложение сыграть за "Шахтер"?

— Скорее не сыграть, а попробовать свои силы в дубле. Шуткова, Мартюка и меня пригласил на сборы "Шахтер-2". Видимо, проявил все свои лучшие качества. В тот сезон, когда прекратил свое существование Советский Союз, а с ним и чемпионат страны, я пару раз выходил в стартовом составе. А так, если вспомнить, то игр 10-15 у меня в чемпионате СССР наберется.

— Мандраж был? Все-таки первенство Союза считалось одним из сильнейших в Европе.

— Первые игры за "Шахтер" я провел в 18 лет. Переход из юношеского футбола во взрослый получился очень стремительным. Мандраж, конечно, был. От этого, наверное, никуда не денешься. Так уж устроен человек. В 1990 году "Шахтер" сильно обновился, пришли новые игроки, практически мои сверстники. Это и Андрей Канчельскис, и Витя Онопко, и Андрей Ковтун. Тогда уже играл Сергей Щербаков. Вскоре появился Сережа Ребров.

— Звездный подбор игроков получился в "Шахтере". Ведь как близка была команда в сезоне 1990/1991 годов к серебряным медалям чемпионата!

— Команда тогда была — супер! В чемпионате Союза первый матч мы проиграли только в 15-м туре, "Днепру" на его поле. И тот факт, что прошли без поражений 14 игр, о чем-то говорит.

— Первый чемпионат Украины "Шахтер" завершил на четвертом месте. Это был закономерный результат?

— Для нас это был провальный чемпионат. Если бы мы в последнем домашнем матче с "Таврией" обыграли симферопольцев, "Шахтер" с киевским "Динамо" оспаривали бы чемпионство. Но встреча с крымчанами завершилась вничью. В результате мы вместе с днепропетровским "Днепром" играли за 3-4-е места. И снова проиграли. Хотя до этого на сборах дважды обыгрывали "Днепр" и в Кубке Украины забили ему шесть голов.

— В конце 1994 года "Шахтер" возглавил Владимир Сальков. Как складывались ваши дела при нем?

— После того как "Шахтер" в Кубке УЕФА неожиданно уступил норвежскому "Лиллестрему", Валерий Иванович Яремченко написал заявление об уходе. И команду принял Сальков. Произошло это в конце первого круга. А зимой "Шахтер" после отказа киевского "Динамо" отправился в Москву на Кубок Содружества. Этот турнир сложился для меня неудачно. Травмировал ногу, месяц проходил в гипсе. В команду тем временем пришли новые люди.

— Кубок Содружества оправдывает себя как турнир чемпионов бывших республик СССР?

— Лично для меня все-таки интересно встретиться после чемпионата СССР с командами, которые представляют свои страны. В этом, скорее всего, его достоинство. А в плане травматизма Кубок Содружества себя не оправдывает. Ведь не было случая, чтобы кто-то из игроков не получил какую-либо серьезную травму.

ОТ "КРЕМНЯ" ДО СБОРНОЙ УКРАИНЫ

— Сергей, а как получилось, что вы оказались в кременчугском "Кремне", который возглавил Валерий Яремченко?

— До Кременчуга судьба меня забросила в Кировоград. Но руководители клубов не нашли общего языка, и в Кировограде я пробыл месяцев пять, до конца круга, но так ни одной игры за "Звезду" и не провел. А когда подвернулась возможность перейти в "Кремень", отказываться не стал. С нашим приходом кременчугские болельщики воспряли духом — все-таки три новых футболиста, знаменитый тренер.

— Чем запомнился Кременчуг?

— Город очень чистый, спокойный, люди доброжелательные. Мы жили в гостинице, клуб каждому снял по люксу. Кременчуг ведь маленький город, люди друг друга знают. На рынок пойдешь за покупками и возвращаешься с двумя доверху набитыми продуктами сумками. Причем продавцы денег не брали. Приятно было такое внимание.

— За то время, что вас не было в "Шахтере", команда сильно изменилась?

— "Шахтер" только начал становиться на рельсы профессионализма. Это было время, когда руководство клуба закладывало фундамент будущих побед.

— Сергей, вы единственный игрок из нынешнего состава донецкого "Шахтера", кто до матча с ЦСКА принимал участие в двух финалах Кубка Украины. Более того, вы своими голами приносили горнякам Кубок.

— По поводу первого нашего финала могу сказать, что до сих пор многие спорят, кого считать автором гола в ворота "Днепра", — меня или Игоря Петрова. Игорь тогда наносил удар, мяч попал мне в спину и затем оказался в воротах соперника. Что касается финала 1995 года, то "Днепр" тогда играл сильнее, что скрывать. Скорее всего, уверенная и четкая игра Шуткова помогла нам не проиграть. По сути, это он вытащил тот Кубок, не позволив днепропетровцам забить нам больше одного мяча в основное и дополнительное время и парировав удар в серии послематчевых пенальти.

— А в 1997 году?

— На тот момент "Шахтер" был сильнее, команда была на ходу. Помню, как забил свой гол, оказавшийся решающим. Защитник "Днепра" Сосенко допустил грубейшую ошибку: он отдавал мяч поперек поля, находясь в непосредственной близости от своих ворот. Наверное, Сосенко меня попросту не заметил. Я вышел, по сути, один на один с вратарем, и мне оставалось только попасть в ворота.

— В вашей карьере есть игры и за сборную Украины…

— Есть даже и за юношеские сборные СССР. Я съездил с ними на пару турниров. Это была сборная времен Сергея Щербакова. Ребята становились призерами на чемпионатах Европы и мира.

— Матч Хорватия — Украина в плей-офф за путевку на чемпионат мира 1998 года стоит, наверное, особняком по сравнению с другими играми за национальную сборную?

— При счете 1:0 я мог забить гол. Мы подали угловой, мяч попал ко мне. Я нанес удар, и мяч попал в колено защитника, стоявшего на линии своих ворот. Можно сказать, что хорватов от гола спасло чудо. Нам потом сразу же забили второй гол. Во втором тайме меня заменили. А ответную игру в Киеве я уже смотрел по телевизору. Матч со сборной Хорватии на выезде стал для меня последним за сборную.

ЗАГРАНИЦЕЙ СЫТ ПО ГОРЛО

— Наверное, пришло время поговорить и о вашем легионерском этапе в футбольной карьере.

— Самое интересное, как я позже узнал, ко мне даже больший интерес, чем итальянский "Лечче", проявляла португальская "Боавишта". В моей жизни наступил период, когда стоило попробовать себя в другом чемпионате. Думаю, для карьеры футболисту нужно все испытать — и выиграть, и проиграть, и вылететь с командой в низший дивизион. Но с другой стороны, игрокам не посоветовал бы уезжать в клубы-аутсайдеры.

— И какое же впечатление произвела на вас серия А?

— Просто сумасшедшее. Зрители, песни, петарды, факелы, дым! Футбол в Италии — это праздник. Причем еженедельный.

— В стартовый состав сразу попали?

— Практически весь второй круг выходил на поле с первых минут. После того как "Лечче" попал в серию В, по существующим порядкам в команде должно было остаться два легионера. Причем одному из них должно было быть не больше 21 года. Я стоял перед выбором — либо год не играть, либо перейти в другую команду. И тут появилась "Боавишта". Я мог бы заиграть в "Боавиште", если бы не главный тренер команды Жайме Пашеку. Как оказалось, я был приглашен в клуб без его ведома. Он затаил какую-то обиду, не пришел на пресс-конференцию, на которой я был представлен как новый игрок "Боавишты". Пашеку говорил, что с атакой у него все в порядке, ему нужны игроки другого амплуа.

— Сергей, когда возникли трансферные проблемы с "Лечче", который запрашивал за вас 1 миллион долларов, нашелся клуб, готовый выложить эти деньги?

— Да, этой командой стала хорватская "Кроация". Дело в том, что менеджер "Лечче" в хороших отношениях с коллегой из "Кроации". Но я сам не хотел переезжать в Хорватию. Правда, агент предлагал попробовать себя в японском чемпионате, но ехать туда я не пожелал.

— А есть желание снова отправиться за рубеж?

— Нет, с меня хватит.

— Значит, будете играть только в "Шахтере"?

— Я не знаю, как дальше сложится моя футбольная карьера. Скоро мне исполнится тридцать лет. Куда ехать? Тут уже надо думать, как заканчивать с футболом (смеется). Конкуренция за место в основном составе "Шахтера" сейчас просто острейшая. И не только в нападении, но и в других линиях. Если футболку вырвал, должен за нее держаться, ведь потерять ее намного легче, чем завоевать.