Еще дней десять назад, когда на турнире "Мастерс-серии" в Гамбурге Марат Сафин оступился уже во втором круге, стали раздаваться голоса о том, что россиянина в число фаворитов на Открытом чемпионате Франции можно даже не включать. Однако после победы Марата над Питом Сампрасом на командном чемпионате мира в Дюссельдорфе ставки 21-летнего российского теннисиста начали расти. В преддверии "Ролан Гаррос" Сафин признался одной французской газете, что мечтает выиграть Открытый чемпионат Франции.

Травма локтя, затем спины, но Марат продолжал выступать на всех турнирах в первом квартале года и только затем, чтобы не потерять львиную долю положенного ему бонуса. Сафину, завершившему сезон-2000 на втором месте, АТР определила премиальные в размере 1,4 млн. долларов, которые он мог получить только если бы принял участие во всех крупных соревнованиях в течение двух лет. Пропуск одного турнира "Мастерс-серии" обошелся бы ему в 350 тысяч, двух — 700 тысяч, а пропустив три, он бы лишился всей суммы бонуса.

— Марат, вы излечились от травмы спины?

— Полностью. С физической точки зрения чувствую себя безупречно и готов к пятисетовым матчам.

— Несмотря на травму, полученную в Дубае, вы продолжали играть, но эти матчи едва ли можно занести вам в актив. Почему вы не взяли тайм-аут на какое-то время?

— Потому что от следующих турниров зависело слишком много денег. Моя карьера ведь только начинается, и я не могу поступить так же, как, например, Пит Сампрас, который уже давно обеспечил свое будущее и которому не приходится считать своих денег. Я должен заработать столько, чтобы обеспечить не только мое будущее, но и моих близких, за которых я чувствую большую ответственность.

— Вам придает уверенности то, что вашим тренером стал Матс Виландер?

— У нас договоренность о сотрудничестве на год. Не контракт, простая договоренность. Чтобы что-то получилось, необходимо полное доверие между нами. И от меня зависит, чтобы он поверил в своего игрока. Если наши отношения сложатся, он сможет сделать так, чтобы я максимально использовал мой потенциал, чтобы выиграть другие турниры "Большого шлема", начиная с "Ролан Гаррос", который он часто выигрывал.

— Какое значение имеют для вас турниры "Большого шлема"?

— Огромное. Конечно, я хочу хорошо сыграть в других турнирах, но это не ради самой победы, а скорее для того, чтобы подготовиться к этим четырем турнирам. В Париже я думаю только о победе точно так же, как через несколько недель с таким же настроем поеду в Уимблдон и на US Open.

— Вы испытываете какие-то особые чувства в отношении "Ролан Гаррос"?

— Я обожаю этот турнир, и моя мечта — его выиграть. Потому что он проходит на земляных кортах, а именно на этой поверхности я был воспитан. Атмосфера турнира, самого Парижа непередаваема. Даже если знаешь там немногих, это город, в котором надо потеряться. Там есть столько мест для этого и столько всего можно сделать...

— Ваша семья приедет поболеть за вас?

— Приедут родители и сестра на вторую неделю, так как Динара играет среди юниоров. Надеюсь, что я еще буду в турнире к тому моменту.

— Вы говорили, что у вашей сестры еще больше задатков, чем у вас. Вы помогаете ей?

— Я не знаю, будет ли она играть лучше или хуже, чем я, но у нее есть все возможности пробиться в первую двадцатку или десятку. Потом начнется другая история. Но я совсем не занимаюсь ее карьерой: у нее хорошее окружение, и потом мне и самим собой заниматься непросто.