За последние дни событий в жизни Егора Титова произошло предостаточно. Отрицательные эмоции, полученные в матче с "Торпедо", сменились зарядом положительной энергии, связанной с окончанием института и 25-летием. Егор надеется, что это поможет ему сыграть против югославов ярко и продуктивно.

— Зная вашу общительность, можно предположить, что принимать поздравления с 25-летием вам пришлось целый день.

— С утра одними из первых позвонили Дима Парфенов и Андрей Тихонов, а потом всевозможных поздравлений действительно было очень много. Разумеется, приезжала жена. Мы с ней постояли немножко у ворот базы, а затем Вероника уехала домой.

— Что вам подарили в сборной?

— На собрании Олег Иванович сказал речь и вручил мне очередные мяч и вымпел с автографами команды. Первый такой подарок мне сделал Михаил Данилович Гершкович, когда я еще выступал за "молодежку". С тех пор появилась такая традиция. Ведь по вине календаря я уже который год подряд, за малым исключением, отмечаю день рождения на сборе национальной команды.

— И какой же из них запомнился больше всего?

— Как раз тот, который стал исключением. В 1999-м "Спартак" 29 мая проиграл "Торпедо" 0:1. Было тяжело. Но после матча я собрал всех ребят, и мы нашли в себе моральные силы погулять на славу.

— Так получилось, что два годя спустя торпедовцы вам вновь подпортили праздничное настроение. На этот раз также быстро отошли от поражения?

— Если бы я остался в клубе, в том плане, что не переключился бы на дела сборной, то переживал бы сейчас довольно сильно. Но я окунулся в другую обстановку. У нас в сборной атмосфера настолько теплая, все мы с такой радостью общаемся, что вчерашние неудачи заметно поблекли. Лишь изредка горечь от поражения вырывается наружу. Подливает масла в огонь и Слава Даев, который подтрунивает надо мной по этому поводу. Я тоже в долгу не остаюсь и отвечаю шуткой на шутку.

— В день начала сборов национальной команды вы защищали диплом в физкультурной Академии. Успешно?

— Моя дипломная работа называлась "Анализ атакующих действий высококвалифицированных команд". Естественно, я производил разбор на примере "Спартака". В принципе, получилось неплохо — поставили четверку.

— Когда будете анализировать действия югославов?

— В среду утром у нас намечены теоретические занятия. Там-то этим и займемся.

— Какое значение вы придаете предстоящей встрече? Ведь теперь, по логике вещей, россияне имеют запас прочности.

— Вот именно. Все прекрасно понимают, что в случае успешного выступления в двух ближайших матчах мы как минимум одной ногой окажемся в Корее и Японии. Это очень сильный стимул. К тому же мы не имеем права подвести своих болельщиков. В общем, как понимаете, настрой будет максимальный.

— Ваше функциональное состояние находится на таком же уровне? Мне показалось, в игре с "Торпедо" вы выглядели уставшим?

— Не знаю, как это смотрелось со стороны, но внутренне я себя чувствовал лучше, чем в какой-либо игре сезона. Я никакого спада не ощутил. И во вторник на тренировке сборной даже не устал. Все давалось достаточно легко, много двигался. В общем, поводов для опасений за свою форму не вижу.

— Чем вы объясняете тот факт, что в национальной команде играете не так ярко, как в сборной?

— В сборной нельзя рисковать. Здесь отвечаешь за страну. Цена каждой ошибки возрастает в несколько раз, так как в отличие от клуба здесь очень мало игр и времени на исправление ситуации может не остаться. Психологически это накладывает очень существенный отпечаток. Потом про кого-то говорят: вот он сыграл слабо. Да не слабо! Человек сыграл предельно надежно. Свел риск к минимуму. Пока нам и мне, в частности, действительно похвастаться особо нечем. В подавляющем большинстве игр красота футбола была подчинена его величеству результату. Чтобы заиграть ярко в сборной, нужно победить в каком-нибудь крупном соревновании. Вот тогда придет раскрепощенность. Надеюсь, это случится в обозримом будущем.