Итоги сезона вне зависимости от внутреннего чемпионата у нас принято подводить после окончания мирового первенства. Это уже сложившаяся традиция. Так было, есть и будет.

В очередной раз наша сборная осталась без медалей. Президент ФХР Александр Стеблин на страницах одной из газет говорил, что вроде бы мы сделали шаг вперед, но тут же оговаривался, что российская команда все же уступала своим соперникам в области психологии, в пасе, самоотдаче, да и в других компонентах игры. Наверное, он имел в виду то, над чем нужно работать. И я здесь абсолютно с ним согласен. Этот чемпионат мира наглядно показал: нашим игрокам и тренерам надо пересматривать свои взгляды и перестраиваться на иные рельсы. Ведь мы привыкли к тому, что являемся законодателями моды в мировом хоккее. Но это время уже ушло. А мы почему-то до сих пор считаем, что якобы наша подготовка самая передовая и самая правильная на планете. И упорно не хотим перенимать чужой опыт. Вроде бы делегации наших специалистов едут учиться на различные чемпионаты мира. Но результата по-прежнему нет. Сборная России ничего не выигрывала с 1993 года, если, конечно, не считать серебра на Олимпиаде в Нагано. Однако его мы взяли благодаря Владимиру Юрзинову, которого я считаю лучшим нашим тренером. На деле же наши хоккеисты потеряли свой "конек" — перестали быстро кататься и при этом своевременно и точно отдавать шайбу партнеру. Факт налицо. И сам Стеблин его признает. Но он функционер, а не тренер, поэтому не может заставить учиться всех наших специалистов.

Когда я начинал играть в "Спартаке", то нашим главным тренером был Всеволод Бобров. Помню, поехали мы на тренировочный сбор в Польшу. И там Всеволод Михайлович давал такие упражнения: подкидывать шайбу над лавочкой, под лавочкой. Между тем состав у нашей команды был сильный. За "Спартак" играли братья Майоровы, Старшинов. И вот они вдруг заартачились: "Ну что вы нам какие-то детские упражнения даете..." А Бобров тогда предложил всем нам встать на расстоянии 10 метров попарно и, разделив каждый дуэт лавочкой, попросил передавать шайбу партнеру прямо в крюк. И знаете, мы все ему проиграли! После чего уже никто, как говорится, не возникал...

У нас есть богатейшие традиции — техника владения клюшкой, коньками. Но в последние годы наши хоккеисты занимаются беготней. В принципе научить быстро бегать можно любого, а вот мыслить, да еще играть с изменением ритма, — далеко не каждого. Одним словом, настало время не стесняться, а вспоминать хорошо забытое старое и, перенимая что-то новое, скажем, у финнов, шведов, создавать эдакий российско-европейский хоккей. Я, например, ни разу не видел на матчах Тарасова, Тихонова или Юрзинова без блокнота. Эти тренеры всегда были в поиске, потому и стали великими.

Теперь к вопросу о психологии. У чехов с нею все в порядке. Заметьте: в Чехии хоккеисты долго отдыхают и выходят на лед только в августе. Они разгружаются. Ведь главное-то не количество тренировок, а их качество. Короче говоря, чешские специалисты своих игроков не переутомляют, в том числе и в клубах. Тренеры там знают, чего хотят. И этого добиваются. Глинку на посту рулевого в сборной сменил Аугуста, у которого не возникло разногласий с хоккеистами. Потому что оба работали в связке, были единомышленниками.

И еще. К сожалению, во многих наших СДЮСШОР не знают, чему и как учить юных хоккеистов. Все дело в том, что у нас нет специальных учебников. Вот в Чехии такой литературы полно. И в Швеции — тоже. Поэтому у нас в стране нет единой школы. В результате тренеры сборной России тратят массу времени на объяснение того, чего они хотят от игроков. Так почему бы ФХР не закупить подобные книги в той же Чехии или Швеции? На их основе разработать наши учебники и разослать по экземпляру во все детские хоккейные центры нашей родины! Понимаю, это произойдет не сегодня и не завтра. Но стоять на месте и твердить, что сборная по-любому выступила лучше, чем в прошлом году в Питере, — недостойно.