В субботу, 2 июня, в 14 часов на телеканале "Культура" в эфир выйдет программа из цикла "Золотой пьедестал", посвященная Николаю Озерову.

В популярности народный комментатор Советского Союза Николай Николаевич Озеров легко сравним с Аркадием Райкиным или Борисом Андреевым, Николаем Крючковым или Вячеславом Тихоновым - кумирами миллионов. Но для простого болельщика он не был человеком из "экранного зазеркалья". Мы были приучены к его голосу, настроены на его бархатистый тембр, иногда даже предугадывали, что он сейчас скажет, и от восторга выпрыгивали из кресел и кричали вслед за ним: "Г-о-о-л!". Мы благодарили его за этот вопль, будто сами были не в состоянии разглядеть, как мяч или шайба влетают в сетку. Он был нужен, как друг, без которого трудно. О великих часто складывают небылицы. Крутились они и вокруг Озерова. Самая распространенная из них, что однажды он ругнулся в эфире матом. Глупости. Никто из спортивных комментаторов так бережно не относился к русскому языку, как Озеров. Рассказывать небылицы мы не будем - пусть эти коротенькие истории позволят нам чуть лучше узнать человека, которому верила страна.

РАССКАЗ О ТОМ, КАК ОЗЕРОВ "ПРОИГРАЛ" ЧЕМПИОНАТ МИРА

В 1970 году на первом мексиканском мундиале сборная СССР уверенно прошла игры в подгруппе и вышла в четвертьфинал. Хорошая была команда - Шестернев, Хурцилава, Бышовец, Мунтян, Кавазашвили, Логофет. По всем параметрам должны были обыгрывать сборную Уругвая. Но, как говорят, нашла коса на камень. В ситуации, когда мячу некуда было деться, Бышовец бьет мимо ворот. В отчаянии Николай Николаевич восклицает: "Такого момента больше может и не быть…" А потом случилась нелепость, когда арбитр не увидел, что мяч покинул пределы поля, и Эспарраго забил нам единственный гол. На следующий день в одной из центральных газет абсолютно серьезно написали, что в поражении виновен и Озеров, заявивший такое. Человеческая глупость не знает границ, но эта свидетельствует только о том, насколько мы доверяли оценкам Озерова. Насколько он, может быть, и предвидел результат.

РАССКАЗ О ТОМ, КАК ОЗЕРОВ "ВЫСЛАЛ" В МОСКВУ КОЛЛЕГ

В Стокгольме два наших комментатора гуляли по городу, и один из них неудачно охарактеризовал проходящую мимо шведку. Та, как назло, понимала по-русски и отчитала говоруна. История стала известна Озерову, и начался классический мхатовский розыгрыш. Он объявил коллегам, что дело на контроле у полиции, что готовится официальная нота в Москву и он как старший вынужден отправить их домой. После чего приказал паковать чемоданы. Позднее сообщил номер утреннего рейса и попросил портье вызвать такси. Через час зашел и спросил, собраны ли вещи. Утром предупредил, чтобы не опоздали к самолету. Вышел провожать в коридор с каменным лицом. Не веря в происходящее, Ян Спарре и пострадавший за компанию Владимир Писаревский, опустив головы, уныло шли к выходу из гостиницы. И тут их остановил возглас Озерова: "Ну вы что, действительно поверили? Шуток не понимаете?"

РАССКАЗ О ТОМ, КАК НА ОЗЕРОВА СОВЕРШИЛИ "ПОКУШЕНИЕ".

Он очень любил комментировать хоккей, стоя у бортика. А ведь тогда заградительные щиты стояли не по всему периметру площадки. Иногда чуть не перевешивался через борт, словно питался энергетикой игры. И никогда не задумывался над тем, что можно получить травму. Однажды во время матча ЦСКА - "Динамо" по законам театра "ружье выстрелило". Васильев припечатал к борту Капустина, и клюшка армейца попала Озерову в лоб. Окровавленного комментатора вынесли на носилках. Но на второй период забинтованный Николай Николаевич вновь был у микрофона, и страна услышала такое близкое и родное: "Мы продолжаем наш репортаж". Иначе и не могло быть.