Сын легендарного Жиля Вильнева 30-летний Жак в последнее время перестал шокировать "формулическую" публику и прессу своим свободомыслием. Свой имидж "непризнанного гения" он не прочь сменить на второй чемпионский титул. Как отмечают многие специалисты, после разрыва с австралийской поп-дивой Данни Миноуг пилот команды "БАР" стал гораздо серьезнее и всецело сосредоточился на гонках.

— До недавнего времени вы не слишком удачно выступали в Монако, и вот на этот раз вам удалось занять четвертое место. Вас удовлетворил этот результат?

— Конечно. Однако, оказываясь так близко к подиуму, всегда начинаешь спрашивать себя, а все ли я сделал для того, чтобы занять третье место? Думаю, на это раз мы добились максимального результата. Наш темп в гонке был намного лучше, чем в квалификации, кроме того, с машиной не было никаких проблем. Можно сказать, болид двигался почти идеально, да и на пит-стопе механики оказались точны. Под конец гонки я пытался прессинговать Ирвайна, но Эдди так и не совершил ошибку.

— Давно он не финишировал впереди вас.

— Я рад за Эдди. В любом случае, это лучше, чем сидеть в "Феррари" под Шумахером. Надо сказать, что после ухода Ирвайна из "Феррари" как человек он изменился в лучшую сторону.

— Сейчас, готовясь к вашему домашнему этапу в Канаде, вы наверняка мечтаете выступить перед своими болельщиками еще лучше?

— Да, это было бы очень здорово! Тем более что кроме одного подиума в Барселоне этот сезон пока складывается для нас не слишком весело.

— Однако нельзя сказать, что вам особенно везло и на монреальской трассе.

— Всякое было. В 1997 году, наверное, была самая ужасная гонка, когда уже на втором круге я закончил свое выступление, влетев в отбойник. Забавно, что я ехал тогда даже не слишком быстро и вдруг неожиданно оказался в стене. Это было очень странно и почти сверхъестественно. А в прошлом году разочарование наступило, когда над трассой разразился ливень. Сначала мы не угадали с дождевыми покрышками, а затем я и вовсе врезался в Ральфа Шумахера.

— А что вы думаете вообще о трассе имени вашего отца?

— Этот трек не слишком требователен к мастерству пилота, а вот тормозам здесь достается как следует. Но самое главное — быть внимательным, выезжая из последнего поворота. Кроме того, это один из лучших автодромов по возможностям для обгона. Поэтому гонки в Канаде всегда непредсказуемы и захватывающи.

— Канадские болельщики не мешают вам сосредоточиться на подготовке к этапу?

— Вы знаете, несмотря на то, что меня в Монреале буквально все знают в лицо, я никогда не ощущаю дискомфорта на этой трассе. Канадские поклонники "Формулы-1" — одни из самых цивилизованных в мире. Они отлично понимают, как нам нелегко приходится в эти дни, и поэтому вместо того, чтобы тыкать пальцем и дергать за рукав, местные болельщики просят автограф весьма деликатно, не забывая при этом сказать что-то ободряющее.

— Как вам работается с Оливье Панисом?

— Очень хорошо. Мы отлично ладим и после испытательной сессии подробно обсуждаем все детали, связанные с поведением машины. Если два пилота просто работают вместе, пытаясь добиться лучших настоек вместо того, чтобы все время искать возможность обойти друг друга, у них не должно быть никаких трений.

— Кстати, вы удивлены, что Оливье иногда бывает быстрее вас?

— Отнюдь. Он был гораздо быстрее, чем Ярно Трулли, когда оба катались за "Прост".

— Значит, вы говорите, что между вами нет никакой конкуренции?

— Между мной и Оливье есть вполне естественное и здоровое соревнование, которое благотворно для нас обоих. Но при этом мы не ведем грязную войну. А еще Оливье, так же как и я, в поте лица работает на тестах. В прошлом году было все по-другому. От Рикардо Зонты не было никакой помощи. Мало того, что он был неопытным гонщиком, так еще все время думал о том, как стать "более крутым, чем Вильнев". По-моему, все это просто глупо.

— Представьте, что вам дали в "Формуле-1" неограниченные полномочия. Что бы вы сделали?

— Наверное, вынул бы всю электронику и сделал бы так, чтобы на итог гонки в большей степени влиял человеческий фактор.

— Признайтесь, Жак, вам не бывает обидно, когда на подиуме оказывается не такой автогоночный мэтр, как вы, а зеленый новичок?

— Давайте начнем с того, что большая часть этой зеленой молодежи уже имеет огромный опыт участия в серьезных международных чемпионатах. Тот же Монтойя, например, гонялся и в "Формуле-3000", и в КАРТе, прежде чем попал сюда. Кроме того, в современной "Формуле-1" благодаря новейшим технологиям процесс обучения сокращается до минимума, и, глядя на то, как уверенно ведут болиды Райкконен и Бернольди, я не удивлюсь, если вскоре эти ребята будут сражаться не только за подиум, но и победу.

— Что является наиболее важным во время обгона — наличие смелости или все-таки техническая составляющая маневра?

— Хороший обгон, когда никто из пилотов по его завершении не оказывается в гравии, — это смесь агрессии, рационализма и храбрости.

— Многие специалисты считают, что братья Шумахеры имеют одинаковый стиль вождения. А вы как думаете?

— Возможно, но один из них более быстрый. А еще один из них более мудрый.


ЖАК ВИЛЬНЕВ

Сын легенды "Феррари" конца 70-х — начала 80-х Жиля Вильнева. Родился 9 апреля 1971 года в Сен-Жан-сюр-Ришелье (Канада). Чемпион серии "Индикар" 1995 года. Дебют в "Формуле-1": "Гран-при Австралии" (10 марта 1996 года). Команды: "Уильямс" (1996-1998), "БАР" (1999-2001). Лучшее достижение: чемпион мира (1997). Стартовал в 89 гонках: 11 побед, 22 подиума, 13 поул-позишн, 23 старта с первого ряда, 9 быстрейших кругов в гонке. За карьеру завоевал 204 очка. Живет в Монте-Карло. Не женат, детей нет.