Прошло судебное заседание, связанное с разбирательством по делу чемпиона мира среди тяжеловесов по основным версиям профессионального бокса американца Рахмана и экс-обладателя этого титула британца Льюиса.

Судьи признали обоснованными претензии обманутого экс-промоутера Рахмана Седрика Кушнера и встали на сторону Льюиса, требующего проведения боя-реванша. Напомним, что Рахман, соблазнившись приличной суммой денег, попросту "кинул" Кушнера, который вел дела американского боксера с 1995 года. Деньги эти, как известно, предложил небезызвестный Дон Кинг, который за свою долгую и скандальную карьеру провернул уже бесчисленное количество всевозможных афер, используя в качестве последнего аргумента "презренные бумажки".

На этот раз Кинг задумал крайне рискованное и вместе с тем безумно прибыльное дело "закабаления" лучших тяжеловесов-профессионалов мира. Холифилд и Руиз, которые никак не могут разобраться, кто же из них более достоин звания чемпиона по версии WBA, уже находятся в полной власти Кинга. Рахман должен был стать следующим. 25 миллионов долларов, предложенные ему, сделали свое дело, и Рахман перешел под крыло Кинга, согласившись защищать свои пояса WBC и IBF 4 августа в Пекине в одной программе с третьим боем Холифилд — Руиз.

Оставленный при этом в дураках, Кушнер подал судебный иск, который чиновники вроде бы признали обоснованным. Но Кинг не был бы Кингом, если бы сдался так легко. Так что логично было бы ждать продолжения этой истории в виде весомых ответных действий Кинга. Все только начинается.

К другому недовольному, экс-чемпиону Льюису, судьи также были благосклонны. Беседа с судьями длилась у Леннокса лишь около 20 минут, тогда как Рахмана служители Фемиды отпустили только спустя четыре часа. По словам команды англичанина, пока все идет по плану, и справедливость в виде предусмотренного контрактом реванша должна восторжествовать. Другими словами, начинается очередная судебная тягомотина. Самое обидное во всей этой ситуации то, что любителям бокса приходится следить за баталиями боксеров не на ринге, а в чиновничьих кабинетах.