Двадцатый номер "Спартака" — одна из самых противоречивых фигур в команде. Александр Ширко не забивает из стопроцентных ситуаций. Зато вполне может огорчить любого вратаря из более трудного положения. Такая непредсказуемость Александра вкупе с его напористостью и заряженностью на результат доставляют немало хлопот обороне соперников.

— По мнению очевидцев, вы в Махачкале отыграли просто здорово. Учитывая то, что вы человек настроения, можно предположить: вы всю эту неделю летаете, словно на крыльях.

— Как ни странно, наоборот. То ли в Дагестане полностью выложился, то ли жара на меня пагубно подействовала, но силы мои на исходе. Вот уже который день тренируюсь на морально-волевых качествах.

— Когда последний раз так активно подключали волю?

— Когда восстанавливался после травмы. Партнеры мои уже давно ушли вперед, а я только начал заниматься. Было очень тяжко, но желание вернуться в строй как можно скорей явилось сильным стимулом.

— Тем не менее на вашем счету пока три мяча. Учитывая ваш традиционный уровень в 10 голов за чемпионат, это маловато.

— Я тоже себе всегда ставлю задачу достичь данной отметки. Конечно, это не самоцель, но, думаю, все будет нормально, и намеченный рубеж мне покорится и на этот раз. Что же касается отставания от графика, то при таком "галопном" образе жизни, когда все время приходится догонять то партнеров, то соперников, это немудрено.

— По поводу погони за соперниками. Ваш главный тренер в самый трудный для команды момент выразил уверенность, что "Спартак" все равно вернет утраченные позиции. Вы с ним согласны, или чемпионат сейчас таков, что может случиться всякое?

— Олег Иванович все правильно сказал. Я тоже уверен в наших возможностях. Мы уже неоднократно попадали в сложные ситуации, но всегда нам хватало характера прийти к финишу первыми.

— Однако в нынешнем году состав команды существенно изменился. И далеко не все новички успели заразиться психологией победителей.

— Но мы не стоим на месте. За последнее время произошли ощутимые сдвиги. Через игры мы будем набирать все недостающие качества и крепнуть. Уверяю вас, "Спартак" остался самим собой, невзирая на обилие иностранцев и не совсем выразительную игру в весенних матчах.

— С уходом вашего друга Андрея Сметанина с кем в команде общаетесь чаще всего?

— Со всеми отношения очень ровные, но таких теплых, как с Андреем или когда-то с Русланом Нигматуллиным, нет.

— Нигматуллин — один из трех экс-спартаковцев, которые 25 июня выйдут против вас на поле в составе "Локомотива". Так получилось, что вы, пожалуй, лучше, чем кто-либо другой из ваших партнеров, знаете этих футболистов.

— С Евсеевым мы пришли вместе из дубля. С Русланом, как я уже сказал, были близкими друзьями. Мы и сейчас нередко перезваниваемся, правда, "вживую" общаемся нечасто. Ну а с Максимом Бузникиным мы вместе играли в атаке и неплохо дополняли друг друга. Макс силен индивидуально. Особенно опасен в штрафной площади. Я же могу убежать на длинной дистанции, зацепиться за мяч. В общем, мы составляли неплохой тандем. Но какое это теперь имеет значение? Пускай в жизни у тебя одни друзья, но на поле — все враги. В понедельник никто никого жалеть не будет. Не сомневайтесь.

— Признайтесь, от мысли, что вам предстоит столкнуться с жесткой локомотивской персоналкой, восторга не испытываете?

— Защитники в "Локомотиве", конечно, цепкие. Но я на это внимания не обращаю. Дело в том, что игра со "Спартаком" для любого соперника большое событие. Я привык к тому, что каждый раз против нас выходят ребята с "квадратными" глазами и "стальными" зубами. Абсолютно все наши противники похожи между собой и прежде всего своим настроем. Так что команда Семина стоит у меня в одном ряду со всеми остальными.

— Как воспринимаете заявление Юрия Павловича и его подопечных о золотом дубле?

— Ну что ж поделаешь: флаг им в руки. На поле посмотрим, кто лучше сумеет реализовать свои мечты. Я же привык к тому, что обычно это удается спартаковцам.

— Наблюдая за игрой "Локо" в финале Кубка, подметили какие-то уязвимые места в обороне, руководимой Чугайновым?

— Подметил. Но для "Локомотива" матч с нами будет на порядок выше. А потому все изменится.

— Вы кому-то симпатизировали в среду?

— Просто смотрел футбол. Хотя, когда Джанашия сравнял счет, я расстроился за "Анжи". Махачкалинцы с таким трудом шли к заветному трофею и остановились в сантиметре от заветной цели.

— Наблюдая за игрой, не корили себя за то, что вылетели из розыгрыша Кубка?

— Я и не думал об этом. Какой смысл бередить старые раны?

— Если с Бузникиным вы разноплановые игроки, то с вашим нынешним партнером по атаке Ловчевым, наоборот, очень похожи. Он тоже проделывает огромный объем работы, цепляется за мяч, вверху действует неплохо, не забывает про партнеров.

— В принципе я с вами согласен. Только вот желание проявить себя иногда мешает Герману отдавать передачи партнерам, находящимся в более выгодной позиции. Но все мы не безгрешны.

— Вы Ловчеву за это предъявляете претензии?

— Что вы?! Так, по дружески, разберем эпизод, и все. Я терпеть не могу, когда кто-то начинает "пихать", и сам этим никогда не занимаюсь.

— Но бывают ситуации, когда кто-то должен взбодрить партнеров.

— Если это происходит путем повышения голоса, то лично я в таком человеке не нуждаюсь. Я вообще сторонник демократии в команде.

— Уж не за подобную ли тягу к независимости вас болельщики величают по имени-отчеству — Александр Петрович, что для вашего возраста удивительно?

— Вы, по правде говоря, ошарашили меня этим вопросом. Просто я всегда ко всем отношусь очень уважительно. Может быть, люди это чувствуют, а потому отвечают мне тем же?