В начале 90-х Денис Машкарин считался одним из самых перспективных и многообещающих защитников страны. Юный армеец защищал цвета российской "молодежки", и специалисты прочили ему превосходное будущее. Однако по-настоящему карьера Дениса так и не сложилась. После пяти лет, проведенных в ЦСКА, Машкарин перешел "Торпедо", где получил травму, на полтора года оставившую его без футбола. Сейчас он в Новороссийске, и свое будущее связывает с местным "Черноморцем". Денис не особо сетует на свою судьбу, хотя и понимает, что полностью реализовать себя ему не удалось.

НЕ ПОЙМУ, ЧТО С НАМИ ТВОРИТСЯ

В этом году клуб Машкарина, прямо скажем, не блещет. "Черноморец" замыкает турнирную таблицу, показывая серую и невзрачную игру. В команде сменились уже два наставника — сначала "моряков" покинул Анатолий Байдачный, а в минувшее воскресенье был отправлен в отставку Виктор Зернов.

— Сам не пойму, что с нами в этом году творится, — задается вопросом Денис. — Думаем, анализируем, но к единому мнению никто так и не пришел. Видимо, сказываются кадровые проблемы — столько человек от нас за последний год ушли…

— Как прокомментируете последние тренерские перестановки?

— Непривычно это все. Впрочем, футбол такая игра, где от великого до смешного — один шаг.

— Сейчас не жалеете, что в свое время связали судьбу с "Черноморцем"?

— Что вы! Здесь я заново вернулся в футбол. Когда решил перебраться в "Черноморец" — а это было полтора года назад — по сути, начинал снуля. У меня была очень тяжелая травма, перенес две операции. В "Торпедо" к тому времени на игрока по фамилии Машкарин всерьез уже не рассчитывали. Надо было что-то решать. Было два варианта. Оба — в высшем дивизионе. Я выбрал "Черноморец".

— Вся ваша жизнь прошла в двух городах — Питере и Москве. Какими были первые ощущения, когда переехали в южный Новороссийск?

— Никакого дискомфорта не ощущал. Я приехал работать, а не развлекаться. Поначалу, кроме тренировок, в Новороссийске вообще ничем не занимался. Вскоре подъехала семья — жена Оксана и трехлетняя дочурка Карина — и в бытовом плане стало полегче.

ДУМАЛ, ЧТО ТАКИХ ПОБЕД, КАК НАД "БАРСОЙ", БУДЕТ МНОГО

Когда заходит разговор о ЦСКА начала 90-х, всем на память моментально приходит одна-единственная игра — с испанской "Барселоной" в 1/8 финала Кубка чемпионов сезона-92/93. Молодая армейская команда обыграла лучший, по мнению многих, на тот день клуб Европы, да еще и на его поле — легендарном "Ноу Камп". Машкарин был одним из творцов той сенсационной победы. Денис забил один из трех голов своей команды, которая в результате пробилась в основную сетку Лиги чемпионов.

— У многих фамилия Машкарин ассоциируется с одной-единственной игрой…

— Ой, только не надо опять про "Барселону", — эмоционально перебил Денис. — Меня этой игрой уже просто замучили.

— Разве такое событие, как победа над знаменитой "Барсой" в Лиге чемпионов, неприятно вспоминать?

— Вот закончу карьеру, тогда и буду вспоминать (улыбается).

— Неужели даже кассету с той игрой не просматриваете?

— Раньше просматривал, сейчас нет. Жить надо не прошлым, а настоящим. И постоянно доказывать, что ты сильнее.

— Когда ЦСКА победил "Барселону", вся футбольная Москва была в шоке. Вы тоже?

— Радость была. А что касается шока… Нет, шока не было. Я, например, тогда даже не совсем осознавал, что мы обыграли лучшую команду Европы. Думал, что таких побед на моем футбольном веку будет еще много. Как оказалось, она была только одна.

ЗА РУБЕЖ НЕ ОТПУСТИЛИ РУКОВОДИТЕЛИ ЦСКА

— ЦСКА — это какая-то особая команда в вашей жизни?

— Конечно же, не одна из… ЦСКА я отдал пять лет, пять лучших лет. У этой команды есть свой дух, армейский. Вот все в один голос трубят — спартаковский дух. Но я скажу — есть еще и цеэсковский. Все это прочувствовал, когда играл в составе армейцев. Постоянная поддержка трибун, верные болельщики, которые никогда не бросали нас. Очень порадовался, когда недавно увидел их вновь, в Новороссийске. Я вышел играть за дубль "Черноморца" против армейцев, смотрю — на трибуне фанаты с до боли знакомыми красно-синими цветами. Растрогался. Вспомнил те времена, когда я сам выступал за ЦСКА. И отыграл этот матч с особым вдохновением.

— Если вы такой патриот ЦСКА, то почему ушли из команды в 1996 году?

— Всему виной тот знаменитый раскол. Помните эту историю: один ЦСКА — тархановский, другой — садыринский. Я тогда думал, что команда Тарханова — это и есть та армейская команда, которая должна существовать. Увы, я оказался неправ. Допустил ли я ошибку, покинув ЦСКА? Возможно. Шаг был очень непростой. Столько лет отдал армейской команде… Но вместе с тем я решил: пора сменить обстановку. Рассчитывал, что буду прогрессировать, если в моей футбольной жизни произойдут перемены. Но дальше все пошло наперекосяк…

— Много совершили за карьеру ошибок?

— Ошибок? Да я думаю, что особых ошибок не совершал. Просто так судьба у меня сложилась. Кто знает: останься я в ЦСКА, может, получил бы более серьезную травму… В жизни никогда нельзя ничего предугадать наперед.

— У вас были возможности уехать за рубеж?

— Да, в 1992-м, 1993-м годах. Хотя сам я не знал, какие команды мной интересовались. Все предложения проходили через армейский клуб. А его руководители тогда не горели желанием меня отпускать.

— А если бы все зависело только от вас — уехали бы?

— Тогда я об этом не задумывался. Мне хотелось проявить себя в российском чемпионате. О деньгах не думал. Просто хотелось играть — и играть хорошо.

НИ РАЗУ НЕ БЫЛО МЫСЛИ УЙТИ ИЗ ФУТБОЛА

В последний раз за "Торпедо" Машкарин сыграл 9 сентября 1998 года — в матче с самарскими "Крыльями Советов". После этого он появился на поле в игре чемпионата России почти через два года — 23 июня 2000 года — уже в составе "Черноморца". Перерыв гигантский. Многие футболисты, получив серьезную травму, теряют веру в себя и уже не возвращаются в большой футбол. Машкарин вернулся.

— Какие мысли были, когда получили травму?

— В тот момент мне хотелось, чтобы побыстрее сделали операцию, и как можно раньше вернуться в строй. Но, увы, "как можно раньше" не получилось благодаря "кудесникам" из ЦИТО. После первой операции выяснилось, что мне нужна повторная. И вот так я на полтора года оказался вне игры.

— Ни разу не возникло желания завязать с футболом?

— Временами действительно опускались руки. Начинаешь восстанавливаться, а колено все болит и болит. Очень благодарен друзьям, которые поддерживали меня в этот момент — Семаку, Минько, Радимову, Гашкину. Они помогли мне не пасть духом.

Рад, что вообще вернулся в футбол

Когда я предложил Машкарину встретиться и поговорить, он отреагировал на это с радостью и в то же время с некоторым удивлением. Новороссийская пресса не особо "мучает" бывшего армейца. И он постепенно начинает отвыкать от пристального внимания к себе. "Сейчас в "Черноморце" на первый план выходят другие игроки, молодые, талантливые, — говорит Денис. — А я понемногу ухожу в тень".

— Самому от этого не грустно? В свое время вас тоже считали одним из самых талантливых защитников страны.

— Я отношусь к этому философски. Моя футбольная карьера идет к закату, и я это полностью осознаю. Согласен — себя я реализовал далеко не полностью. Как, впрочем, и та армейская команда, в которой я долгое время выступал. В начале 90-х нас всех называли талантливыми и перспективными. Увы, не сложилось. Яркие фрагменты были, но сами знаете — молодости редко когда сопутствует стабильность. Наверное, где-то мы недоработали.

Что касается меня, я рад, что вообще вернулся в футбол после этих ужасных травм и операций. На мой взгляд, в любой ситуации надо искать, прежде всего, положительные моменты. Тогда жить будет легче. Я рад, что оказался в Новороссийске. Хороший город, прекрасная команда. И я ни о чем не жалею.

— Верите, что в вашей карьере еще будет крутой вираж?

— На резкие взлеты особо не надеюсь. Но и заканчивать с футболом в ближайшее время не намерен. Хочу еще поиграть и хоть как-то заявить о себе. Футболом я пока не пресытился.