Экс-динамовцу Александру Харитонову, участнику двух последних чемпионатов мира, точно повезло в одном. Бабушки у него замечательные. Родная в далеком уже 83-м, когда таганскому мальчишке Саше было семь лет, настояла, чтобы родители отвели парня "в хоккей". Жили они тогда на Беговой, и вся округа была обклеена листовками с призывом вести ребят в "Динамо". Харитонов-отец, автослесарь, от спорта далекий, хотя в юности баловался боксом, послушался, отвел. А бабушка Светы, обожаемой жены хоккеиста, помогла мне уединиться с Сашей и обстоятельно поговорить.

Насколько я знал, травм у Александра ни в НХЛ, где он выступал за "Тампу", ни в Германии на ЧМ не было. И вдруг бабушка его супруги сообщает мне, что Саша — в госпитале ФСБ. То, что в ФСБ — понятно: все же — бывший "динамчик". Но, может, что-то случилось?

— Как вы сюда, в госпиталь, попали?

— Тьфу-тьфу, не сглазить бы. Мне уже 25, а серьезных травм не было. И сюда я лег на обычное обследование. После первого сезона в НХЛ захотел узнать, что у меня там, внутри. Не только с коленями, менисками, локтями, кистями, а вообще со всем. Посоветовался с динамовским врачом Валерием Евгеньевичем Коновым, где можно такое обследование пройти. Он сказал: нет проблем, будет тебе госпиталь ФСБ.

— В Америке нельзя было обследоваться?

— Пусть меня обвинят в ура-патриотизме, но всегда считал и убедился в этом сейчас, что наша медицина лучшая в мире.

МОЙ ДОМ В МОСКВЕ

— Ладно Павел Буре, который бьет все рекорды по времени пребывания на исторической родине — ему всякие Багамы с Гавайями не нужны, если маму Таню не повидает и любимую бабушку Людмилу Ермовну. Но вы-то, только-только вырвавшийся в НХЛ, вы-то чего сразу в Москву?

— Не представляете, как соскучился. Дом мой здесь. Не надо мне никаких заграниц. Правда, по первому разу куда-то съездили. А так — нет. Лучше Сочи или, скажем, Хосты нигде отдыха нет. Дело даже не в климате, прежде всего общение с друзьями, русский язык, знакомая обстановка, привычная жизнь. Да, там — работа, прилично оплачиваемая. Но мой дом — в Москве. Вот у нас со Светой и Никиткой своя квартира. Причем, что даже в какой-то степени закономерно, там же, на Дмитровке, где я делал первые шаги в хоккее. Оттуда, между прочим, вышел и Вячеслав Фетисов (он же тут жил, около стадиона "Молния"). Однако, что характерно, все равно массу времени проводим у Светиных или моих родителей.

— Прошу прощения, но вы с таким придыханием говорите о жене…

— Вы не представляете, она для меня действительно — все. Я благодарен всем своим наставникам и еще скажу о них, но моя жена — это больше чем тренер, больше чем учитель, чем руководитель. Просто в один нелегкий (не буду расшифровывать) для меня момент Света вдохнула в меня такую энергию, такую внутреннюю силу, нашла такие слова, чтобы убедить в том, что мое дело — хоккей и что этому делу надо подчинить себя целиком!

— Как же вы познакомились, поженились?

— Познакомились в Липецке -- в 95-м, 18 ноября. Меня тогда, что называется, сослали в фарм-клуб "Динамо". Пацан ведь был. С тех пор — вместе.

— Какие впечатления от "Динамо" остались?

— Самые прекрасные. Именно здесь я добился самого большого пока достижения. Сыграл 10, по-моему, матчей в первенстве и какую-то лепту в чемпионство команды в 95-м году внес. При том, что состав у нас тогда подобрался будь здоров! А затем и вовсе стал законным чемпионом России, в 2000-м, как раз век "закрыл". Конечно, не могу не напомнить о победе в Кубке "Балтики" в том же году. Но все же наивысшее мое пока достижение — сын Никита, он родился в 97-м. Такого счастья мы со Светой еще не испытывали.

— Что, и никаких неприятных воспоминаний от пребывания в "Динамо"?

— Ну это как вы воспримете… Играем финальный матч плей-офф с "Ак Барсом". Я выхожу с вратарем один на один, и тут Женя Варламов бьет меня по лицу. В общем, нос сломал. Меня, естественно, тут же в больницу. По дороге в "Скорой" мне делают этакую гипсовую нашлепку. И тут машина сломалась. Да не просто сломалась, а стекло лобовое вдребезги. Ребята-врачи, немного подшофе, но "прикольные", что мне всегда очень нравится, в ужасе. Что делать? Стали такси ловить. Остановили. Так "шеф", увидев меня, чуть в обморок не упал: ну представьте их состояние. Но ничего, все сделали как надо.

В "ТАМПЕ" НЕТ ПСИХОЛОГИИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

— В "Тампе" подобные, как вы говорите, "приколы" случались?

— Сколько хотите… Не скажу, что шутки были "высокого штиля", но по ситуации — обхохочешься. Скажем, одному парню лобовое стекло машины пастой для бритья замазали. Можете себе представить его состояние — так просто не отдерешь. Или в раздевалке, перед игрой, пока парень, скажем, шнурки на коньках завязывает и ничего не видит за спиной, ему под шлем стакан с водой ставят. Он берет шлем — ну и сами понимаете… Да, да, нечто подобное и со мной было. Никто не обижается.

— Почему такая молодая и амбициозная команда, как "Тампа", вечно в аутсайдерах?

— Этот вопрос задают в команде игроки и сами себе. Вроде бы и ребята неплохие, ничуть не хуже других в НХЛ. Мы с обладателем Кубка Стэнли нынешнего сезона "Колорадо" спокойно как-то 2:2 сыграли — и никакой эйфории. И состав сбалансированный, и выиграть хотим, и, что мне особенно нравится, атмосфера в команде отличная, и тренеры никого не "душат", а игры нет. Все в хвосте плетемся. Мне думается, дело в том, что у парней нет того, что в СССР называлось чувством победителя. Когда ЦСКА, да и "Динамо", "Спартак", "Крылья Советов" считали, что их обыграть нельзя, что только они должны быть первыми. В "Тампе" такого нет. Ну, взяли верх в одном матче, ну, уступили в двух-трех последующих — какая разница, все равно в плей-офф не попадем. Вот это мне непонятно. Зачем же тогда выходить на лед? Только ради денег?

— Ну и что же думают боссы клуба?

— Как что? Укреплять будут команду в межсезонье. В конце чемпионата подписали Колю Хабибуллина. Это укрепит оборону. А в атаку, насколько знаю, хотят подключить Дайнюса Зубруса из "Монреаля", земляка Каспарайтиса, одного из самых талантливых молодых форвардов лиги. Но с ним, опять же насколько я в курсе, еще какие-то проблемы. Во время недавнего драфта руководство клуба очень активно поработало. Это напрямую коснулось и меня — поменяли в "Нью-Йорк Айлендерс". Так что со следующего сезона вместе с Алексеем Яшиным играть буду, и проблемы "Тампы" меня теперь мало волнуют.

— Есть разница между тем, как проводите досуг в Москве и во Флориде?

— Помню, в "Динамо" нам даже листочки тренеры раздавали с указаниями, что, как и когда делать в отпуске. А сейчас ничего не делаю. Отдыхаю, одним словом. Гуляем, вкусно едим, ТВ смотрим, кроссворды разгадываем, журнальчики листаем, газеты. На "тусовках" стараюсь не появляться. Если только очень хорошие люди приглашают — те, которым я абсолютно доверяю. В принципе то же самое и в Америке. Только там, хотя вроде бы формально никто не настаивает, все же нужно и на велоэргометре "прокатиться", и побегать, и в тренажерный зал зайти. А так — рутина: обед, сон, по вечерам любим со Светой в русский магазинчик зайти, гуляем. Мы снимаем вполне приличную квартиру — из окон красивейший вид на реку, а в ней, прямо как на ладони, плавают самые настоящие аллигаторы. Еще я люблю полихачить на своем джипе, но стараюсь не перебарщивать.

— То есть, если говорить по большому счету, у вас лично — все в порядке…

— Точно так.

— А с английским как?

— Вот с этим есть проблемы. Я сейчас в Москве буду брать уроки. Все понимаю на площадке, когда партнеры что-то кричат, все указания тренера тоже воспринимаю. Но в обыденной жизни этого мало.

— Мне вот рассказали, что после игры с Канадой на ЧМ в Германии к вам подошел Винсен Лекавалье, партнер по "Тампе", и по плечу похлопал. В смысле: все нормально, Саша. Причем с ударением на последний слог...

— У нас с Винсентом (не понимаю, почему вы его называете Винсеном) Лекавальером — отличные отношения.

— Саша, извини, но он — француз, а значит, Лекавалье…

— Да черт с ним… Мы эти проблемы не выясняли.

ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ ПОМНЮ

— По примеру Дарюса Каспарайтиса, Павла Буре, Славы Фетисова, Сережи Федорова, Игоря Ларионова, Леши Жамнова не хотели бы чем-то помочь динамовской школе или той же школе "Молния", где росли?

— Очень хотел бы. Но с кем вы меня сравниваете? Кто я и кто они? Нет, сегодня у меня нет таких средств, чтобы включиться в благотворительность. Не подумайте, я совершенно не жадный, я помню всех, кто сделал мне добро, кто вывел в люди. Но пока я еще к таким акциям не готов.

— Кстати, кто эти люди?

— О, мне повезло, сказочно повезло. Первым моим тренером был Георгий Михайлович Журавлев. Он научил азам хоккея. Затем — известный педагог именно по работе с ребятней Ян Лазаревич Каменецкий. Работал со мной и знаменитый Владимир Николаевич Голиков, который вел нашу группу "подающих надежды" и "Динамо-2". Ну а самый низкий поклон Сергею Валентиновичу Кремлеву. По сути, вот он и Света сделали меня хоккеистом в полном смысле слова. Конечно, я многое почерпнул и у Голубовича, и Билялетдинова, естественно, и у Александра Сергеевича Якушева, и Бориса Петровича Михайлова в сборной… Поверьте, не забыл и не забываю никого.

— Скажите, чувствуете разницу между собой и, например, тем же Павлом Буре, который всегда в центре внимания? Ведь мы, по-моему, первые, кто обратился с просьбой о встрече с вами, одним из лучших форвардов сборной на двух последних чемпионатах мира.

— Ох, опять "грузите"… В том-то и дело, что на льду мы все едины, как сказано у классика, "одной крови". И нет разницы между Буре, Яшиным, Твердовским, Юшкевичем, другими настоящими звездами НХЛ и нами, кто или играет здесь, дома, в России, или без году неделя за океаном. Поэтому нельзя ругать энхаэловцев за фиаско в Питере год назад. Ругать надо всех. Всех нас. Мы провалили тот чемпионат, и лишних слов здесь не надо.

ЧТО ТАКОЕ "НЕ ВЕЗЕТ"

— Почему провалили? Почему пару месяцев назад в Германии не выправили положение?

— В Питере не успели сыграться. Вспомните, на сборах, на турнирах Евротура — одна команда. И вдруг перед самым чемпионатом мира — совсем другая, в основном из НХЛ.

— Значит, тренеры виноваты? Руководство ФХР?

— Это не мои проблемы выяснять, кто и почему. Мое дело — играть. Так, чтобы не было стыдно ни мне, ни моим близким, ни болельщикам. Поверьте, я отдавал всего себя. Да вся команда билась. Но… не фарт. Нас, нападающих, справедливо критиковали за то, что мало забиваем. Хорошо, согласен. Но ведь в Германии мы забивали немало. Если не считать провального матча с Канадой, когда "Кленовые листья" нас действительно обыграли по всем статьям, причем обыграли в "советский хоккей", мы никому, по сути, не уступали. И шведам забивали, и чехам. Может, правда, мы, форварды, несколько недорабатывали в обороне, не помогли защитникам, а это, что греха таить, было нашим относительно слабым местом, другой вины за собой не вижу. Повторяю, не фарт. Удача в спорте ох как нужна.

— Саша, а каковы шансы у сборной России на Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити и, если откровенно, ваши собственные шансы попасть туда?

— В том составе, который складывается, когда практически все ребята, что называется, в самом соку, когда много амбициозной молодежи, когда изголодались по большим победам, речь может идти только о золоте. Это касается и меня. Ни в коей мере не считаю, что кто-то уж настолько будет сильнее, чтобы опередить меня в споре за место в олимпийской команде.


Александр Харитонов

Родился 30 марта 1976 года. Чемпион России 1995, 2000 гг. В национальной сборной провел 45 игр, забросил 11 шайб и сделал 11 передач. Победитель Кубка "Балтики"-99.

Сезон Клуб И Ш П О ШВ
1993/94 Вятич 44 19 8 27 10
1994/95 Динамо М 10 0 0 0 4
Динамо-2 М 39 16 - - -
1995/96 ХК Липецк 64 30 22 52 44
Динамо-2 М 3 1 3 4 4
1996/97 Динамо М 40 13 9 22 14
Динамо-2 М 2 1 1 2 0
1997/98 Динамо М 44 18 17 35 20
1998/99 Динамо М 58 21 9 21 26
1999/2000 Динамо М 52 21 26 47 36
2000/01 Тампа-Бей 66 7 15 22 8