В театр одного актера превратился чемпионат России по плаванию -- последний контрольный старт перед июльским чемпионатом мира в японском городе Фукуоке. Два дня в столичном бассейне Спорткомплекса "Олимпийский" блистал бронзовый призер Олимпиады в Сиднее 21-летний Роман Слуднов из Омска. Он дважды побил мировой рекорд на 100-метровке брассом, финишировав в полуфинале с результатом 1.00,26, а в финале — с 59,97, и стал первым брассистом на планете, выплывшим из минуты. У бортика за Романа переживала тренер и мама Наталья Рощина.

Парадоксально, но факт: спортсмен, открывший новое "рекордосчисление", получил путевку в Японию авансом. Дело в том, что после Сиднея Слуднов полгода отдыхал, не участвовал в главном отборочном старте — апрельском Кубке Москвы. Поэтому на президиуме Всероссийской федерации плавания долго решали, включать Романа в сборную или нет. В конце концов позволили ему выступить. Вроде бы во многом благодаря Рощиной, которая билась за интересы своего сына как львица!

МАМА НЕ ПРОСИЛА МЕСТА В КОМАНДЕ

— Я с возмущением прочла многочисленные публикации о том, что мы требовали место в сборной команде на чемпионат мира. Ничего подобного! — говорит Наталья Рощина. — Роман всегда с юношеской сборной отбирался в команду лишь при наличии выполненных квалификационных нормативов. И перевыполнил норматив — 1.01,74 на недавних соревнованиях в Австрии, проплыв 100 м за 1.01,20. Но и перед ним была поставлена задача — показать норматив в мае-июне на международных соревнованиях в связи с тем, что после четырехлетнего олимпийского цикла Слуднову потребовался отдых не один-два месяца, а полгода. Но ведь каждый человек индивидуален, и каждому нужен свой "вариант" отпуска. Роман восстанавливался шесть месяцев. Многие, вероятно, этого не поняли. После некоторых разговоров мы решили, что должны установить мировой рекорд именно на чемпионате страны.

— Для того чтобы доказать правоту своей методики?

— И это тоже не исключено.

— В Сиднее Слуднов был главным претендентом на золотую медаль, однако завоевал бронзовую. Может, это так сильно его подкосило, что он пережил творческий кризис, поэтому и взял длительный перерыв?

— Не могу назвать это кризисом. Это был запрограммированный отдых, вне зависимости от того, выиграл бы он золото, серебро или бронзу. Я в любом случае настаивала на том, чтобы он минимум полгода отдыхал.

На Олимпиаде Роман сделал все, что мог, в тех экстремальных условиях: акклиматизация, тяжелый перелет. Нагрузка была неимоверная! И то, что он завоевал бронзу, — фантастика! Стартовал восьмым, а коснулся бортика третьим! Но почему-то сразу посыпались упреки, мол, парень не справился с заданием, сломался психологически.

— Возможно, Романа со скрипом включили в команду, потому что никто не видел, как он тренируется. Почему, кстати, вы игнорируете централизованные сборы, держитесь "особняком"?

— Мы только в этом году не приехали на сборы, поскольку я уверена, что после такой напряженной работы, которую Роман выполнил за четыре минувших сезона, ему необходимо было тренироваться в наиболее приемлемых для него условиях. То есть дома, в Омске.

Правда, наверное, никто не поверил бы, что перед чемпионатом России Роман вынужден был плавать в 25-градусной (холодной, по нашим меркам) воде и при этом ежедневно "наматывал" по 12 км. Температура должна быть не менее 27 градусов, но летом в наших бассейнах всегда перебои с теплом, а уехать за границу мы не смогли по финансовым причинам. После каждых 500 — 1000 м Слуднов бегал в баню париться. Мало того, он простудился и три дня не тренировался. Так что мировые рекорды висели на волоске, для нас они — шоковое состояние! И когда я начинаю все эти "моменты" анализировать, то просто отдаю дань своему ребенку. Он настолько волевой и целеустремленный, что любой маститый мужчина может позавидовать его характеру!

— По логике призеру Олимпийских игр должны создавать в родном городе идеальные условия. Выходит, это не так?

— Последние пять месяцев были для нас тяжелыми, потому что у Всероссийской федерации плавания не были подписаны контракты со спонсорами, и Роман практически ничего не получал, кроме олимпийской стипендии от ОКР. Зато сейчас Омский спорткомитет нивелирует эти вопросы, старается как-то помочь. Но плавание у нас не так популярно, как, скажем, хоккей. Думаю, если бы Роман был включен тридцать пятым игроком омского "Авангарда", занявшего второе место в чемпионате страны, все проблемы были бы давно сняты.

РОМАН ПРЕДСТАВИЛ РЕАКЦИЮ СОПЕРНИКОВ

— Я знал, что, возможно, не поеду в Фукуоку. Более того, не готовился к этому турниру, — рассказывает Слуднов.

— Вы говорите об этом так спокойно. Но ведь чемпионат мира — главный старт сезона, неучастие в нем многие бы посчитали трагедией!

— Только не я. Когда узнал, что меня не хотят включать в команду, то "отмел" всяческие мысли о Японии и сосредоточился на более глобальной задаче — установить уникальный мировой рекорд. "Удобным" стартом для этого был чемпионат страны. Теперь не важно, что произойдет в Фукуоке. Я, простите за нескромность, вошел в историю как человек, первым преодолевший минутный Рубикон. Все остальные результаты будут вторичными.

— В какой момент поняли, что вам реально проплыть 100 м так быстро?

— В марте прошлого года на чемпионате мира по короткой воде в Афинах, когда установил мировой рекорд — 58,51. Конечно, в 50-метровых бассейнах своя "шкала", но именно тогда я почувствовал, что и здесь смогу выйти из минуты. В пятницу, 29 июня, во время уже исторического для меня и, надеюсь, для всех финала после первого "полтинника" я взглянул на табло и сказал себе: "Прибавь темп".

— Вы что, успеваете на табло посмотреть?

— Да, потому что обычно начинаю дистанцию первым, и когда подплываю к промежуточному финишу, на табло зажигается один-единственный результат — мой.

ГАГАРИН ТОЖЕ БЫЛ ПЕРВЫМ

— Интересно, а можно ли улучшить время 59,97?

— На мой взгляд, можно, потому что моя первая половина дистанции не соответствовала такому высокому результату. Меня спас сильный рывок за 30 м до финиша.

— Роман, вы первый человек в мире, показавший феноменальный результат. С чем, на ваш взгляд, сравнимо это достижение?

— Наверное, с полетом Юрия Гагарина в космос! К сожалению, не могу сравнивать рекорд с олимпийским золотом, которое я не выиграл. Но полагаю, они находятся на одной "ступени".

— Разведка донесла, что вы хотели выплыть из минуты в Сиднее?

— Верно. Я был готов к этому, но не получилось. Обстоятельства так сложились.

— На вашем счету пять мировых рекордов: три в 50-метровом бассейне и два — в 25-метровом. Какой из них дался вам тяжелее?

— Трудный вопрос, потому что для каждого рекорда приходилось очень много работать. Если бы вы меня спросили, какой результат дался сложнее, я бы ответил, что олимпийский в финале — 1.00,91.

— Какие цели сейчас ставите перед собой?

— Выигрывать соревнования и бить новые рекорды.

— В последний день чемпионата России на 50-метровке вы установили рекорд страны, хотя накануне вам предрекали очередной мировой рекорд. Не расстроились?

— Ничуть! Я же не робот. Не могу штамповать рекорды, как болванки. К слову, рекорд страны я уже побил на турнире в Австрии, но его почему-то не засчитали.

— Следите за выступлениями соперников, например, американца Эда Мозеса, экс-рекордсмена мира?

— Сейчас вообще ничего о нем не знаю.

— Вот если бы не вы, а он выплыл из минуты, как бы на это отреагировали?

— Убежден, мне долгое время было бы обидно, но в конце концов я бы приказал себе улучшить этот результат.

— А реакцию Мозеса и других на ваш рекорд можете себе представить?

— Еще бы!

— Зависть?

— Не без этого. Конечно, если мои соперники тоже были зациклены на подобном рекорде, то для них это нокаут, большой удар. Впрочем, я не думаю, что это надолго выбьет их из седла. Они, безусловно, окажут мне огромное сопротивление на чемпионате мира. Вполне возможно, что мой результат их подхлестнет.

— Брассисты на 100-метровке начали приближаться к минуте примерно лет десять назад. Но тогда вы, естественно, о таком успехе и не мечтали.

— Разумеется. Я же маленький был, в бассейн с трудом ходил. А вот пять лет назад я впервые задумался о рекордах. Но в нашей семье только папа, мой первый тренер Андрей Слуднов, верил, что я могу это сделать.

А ДЕВУШКИ ПОТОМ...

— Роман, что это мы все о спорте говорим? Давайте о личной жизни.

— Личная жизнь присутствует. Но плавание для меня сегодня — главное.

— Девушка у вас есть?

— Официально девушки пока нет. Но как вам сказать? В наше время дружба с представительницами противоположного пола не такая большая проблема. Понимаете меня? Друзей много, в том числе и девушек, поэтому от отсутствия единственной и неповторимой дамы сердца я абсолютно не страдаю. К тому же о любви мне думать рановато. Мне учиться надо. Планирую поступить в один из американских университетов либо этой осенью, либо следующей. Правда, специализацию еще не выбрал.

ВЫБОР АВДИЕНКО

Главный тренер сборной команды России Виктор Авдиенко признался:

— Я включил Слуднова в состав участников чемпионата мира своим волевым решением. Не скрою, после некоторых раздумий. Роман ведь нарушил спортивный принцип, не выступив на Кубке Москвы. Однако я не испытывал опасений по поводу того, что он может подвести нас в Фукуоке. Слуднов — спортсмен высокого класса, и я рассчитываю на его успешные выступления. И еще: вопреки просочившейся информации заявляю, что отношения у нас со Слудновым и Натальей Рощиной нормальные, рабочие. Конфликтов не было, нет и, надеюсь, не будет.