В число шестнадцати лучших на Уимблдоне-2001 пробилось сразу четверо россиян — Марат Сафин, Лина Красноруцкая, Надежда Петрова и Михаил Южный. Причем все они, выйдя в четвертый круг соревнования, достигли наилучшего показателя на этом турнире в своей карьере. Правда, добиться большего нашим теннисистам будет очень сложно, ведь соперники в 1/8 финала им попались все как на подбор — один сильнее другого. Так, 17-летняя Лина Красноруцкая будет сдавать экзамен победительнице Уимблдона 1994 года Кончите Мартинес (19), Надежду Петрову ждет нелегкое испытание в матче с действующей чемпионкой этого турнира Венус Уильямс (2), Марат Сафин (4) будет противостоять французу Арно Клеману (13), а Михаил Южный встретится с одним из главных специалистов по травяным покрытиям австралийцем Патриком Рафтером (3). Стоит отметить, что в 1/8 финала одиночного разряда Уимблдона-2001 вышли всего 6 несеяных теннисистов, и трое из них - россияне.

19-летний Михаил Южный, впервые выступающий на Уимблдоне, привлек внимание к своей персоне уже после первого круга, когда сумел одолеть прошлогоднего полуфиналиста Владимира Волчкова из Белоруссии. Кто-то из западных специалистов сначала назвал этот успех случайным, но когда россиянин затем заставил сложить ракетки таких мастеров, как Энтони Дюпуа и Фабрис Санторо, все в один голос стали советовать австралийцу Патрику Рафтеру как можно серьезнее отнестись к одному из "наследников Кафельникова".

В воскресенье наш корреспондент дозвонилась в Лондон и попросила прокомментировать Михаила Южного его прошедший поединок с французом Санторо, а также рассказать о подготовке к предстоящей встрече с посеянным на Уимблдоне под 3-м номером австралийцем.

— Михаил, для нас в Москве осталось загадкой, почему ваш соперник в 1/16 финала при счете 7:5, 6:0, 2:0 в вашу пользу решил прекратить борьбу. Что же с ним все-таки случилось?

— А я тоже не знаю, что случилось с Санторо. Мне он не объяснил, какие причины заставили его покинуть корт раньше времени. Вообще на протяжении всего матча была равная борьба, особенно в первом сете. На игру с французом я настраивался очень серьезно, меня не смущали ни его опыт, ни его титулы, ни то, что именно ему на "Ролан Гаррос" удалось выбить из турнирной сетки Марата Сафина. Когда мне удалось взять первую партию, я вдруг почувствовал, что француз сломался. Он никак не мог наладить свою игру и под конец вообще перестал сопротивляться.

— Но вы не заметили, что во втором сете у него начались какие-то проблемы со здоровьем?

— Нет, я ничего не заметил. Думаю, я просто играл очень хорошо.

— Значит, можно сказать, что победа над Санторо — это полностью ваша заслуга, а не его неудача?

— Да, я так считаю.

— Следующий ваш соперник австралиец Патрик Рафтер — один из специалистов по травяным покрытиям. А вам какая поверхность лучше подходит?

— Мне без разницы, где играть — на траве, харде или грунте. Я везде себя чувствую хорошо.

— Что вы думаете о предстоящем поединке с Рафтером?

— Прежде всего, это будет тяжелый матч. Хоть я еще ни разу не встречался с Рафтером, но много раз видел его на корте. У меня есть примерное представление о его сильных и слабых сторонах. А вот он, по-видимому, со мной не слишком хорошо знаком. Возможно, это станет моим преимуществом.

— То есть вы надеетесь его обмануть тактически?

— Да, мы с тренером сейчас будем обдумывать стратегию на предстоящую игру. Впереди еще целый день — придумаем что-нибудь.

— А как вообще вы собираетесь провести выходной на Уимблдоне?

— Как обычно — буду тренироваться.

— А прогуляться по городу не собираетесь?

— Сейчас не до этого. Мы живем в центре Лондона и поэтому, естественно, имели возможность посмотреть кое-какие достопримечательности, но вся развлекательная программа оставлена на потом.

— Михаил, для вас это первый Уимблдонский турнир в профессиональной карьере. Сильно волновались перед стартовой встречей с Владимиром Волчковым?

— Да, тот матч, пожалуй, был самый нервный и напряженный.

— Тем более что накануне вы отпраздновали день рождения… Спортивный режим, случайно, не нарушили?

— Нет, конечно. Я вообще даже не заметил, что это был какой-то особенный день. Мы заранее решили отложить празднование до возвращения в Москву и именно там, в кругу друзей и родных, отметить день рождения.

— Почему в отличие от многих других российских теннисистов вы предпочитаете тренироваться дома, в Москве, и не стремитесь уехать на Запад?

— В принципе, меня удовлетворяет организация подготовки теннисистов в России. Есть, конечно, кое-какие проблемы. Например, тренажерные залы и бассейны расположены далеко от кортов, нет хороших спарринг-партнеров. Но это не столь существенные недостатки, из-за которых я должен был бы уехать из Москвы.

— Как вам кажется, последние ваши успехи и на Уимблдоне, и других турнирах могут повлиять на решение Шамиля Тарпищева включить вас в состав российской команды на Кубок Дэвиса под твердым третьим номером?

— Вообще-то я уже играл за Россию против шведов, когда был травмирован Марат Сафин. Что касается постоянного места в сборной — его надо доказывать все время, а не от случая к случаю. Но я надеюсь, что теперь Шамиль Анвярович еще больше обратит на меня внимание.

— А была какая-нибудь реакция из Москвы на ваши успехи на Уимблдоне?

— После матча с Волчковым Шамиль Анвярович позвонил и поздравил сразу и с победой, и с днем рождения.