В середине лета футболисты наконец-то набрали хорошую форму, полнее раскрыли свои способности, а вот арбитры, от которых во многом зависит и содержание игры, и результаты матчей, по-прежнему часто вызывают нарекания со стороны как непосредственных участников чемпионата, так и простых болельщиков. Редкий тур обходится без официальных жалоб руководителей проигравших команд. Почему же критика судейства не приносит положительных результатов? На эту тему наш корреспондент беседовал с арбитром ФИФА, инспектором Валерием Баскаковым.

— Валерий Георгиевич, что же, на ваш взгляд, мешает судьям хорошо справляться со своими обязанностями, избегать критики?

— Критиковать судей стали, наверное, в первый же день, как были выработаны правила, которые, на мой взгляд, самые несовершенные и консервативные во всех спортивных играх. Например, до недавнего времени много споров вызывала игра вратаря — сколько же времени голкипер мог держать мяч в руках. Ввели даже так называемое правило "четыре шага". Но и оно оказалось далеким от идеала и давало повод либо арбитру наказывать замешкавшегося вратаря, либо, наоборот, вызывать критический огонь в адрес судей. Сейчас эту проблему, похоже, наконец-то решили — в распоряжении голкипера целых 6 секунд, за которые можно пробежать 50 метров. Но остались другие проблемы. Как бы изменился футбол, обострилась бы игра в атаке, если бы мяч из-за боковой линии, так называемый аут, вводился не руками, а ногами, что, кстати, делается в мини-футболе. Но многие правила, повторяю, остаются неизменными уже более 100 лет, что, безусловно, осложняет судейство. Чаще всего претензии возникают при определении положения "вне игры" и времени матча, хотя в правилах четко записано, что каждый тайм должен продолжаться 45 минут. На деле же теперь арбитры чаще всего по собственному разумению определяют, сколько же минут добавить в первом тайме, а сколько — во втором. И это судейское самоуправство нередко приводит к скандалам.

— Что же вы предлагаете? Отменить офсайд, играть, как раньше, только 90 минут?

— Об отмене офсайда давно идет спор. Но вряд ли в ближайшие годы судьи перестанут фиксировать положение вне игры, поскольку отмена офсайда не только упростит судейство, но и лишит многие команды возможности строить свою тактику именно на создании искусственного положения "вне игры". Ведь при четко отлаженной системе это сильный козырь. А вот вернуться к тому, чтобы матч продолжался только 90 минут, — это реально.

— Не хотите ли ввести, как в хоккее с шайбой, так называемое "чистое время"?

— Нет, это будет очень сложно. В хоккее, например, за временем игры следит специальный арбитр. А в футболе можно сделать все гораздо проще: у главного арбитра должен быть специальный хронометр, который будет связан с часами на табло и в случае непредвиденной остановки и игроки, и тренеры, и зрители будут легко ориентироваться во времени до финального свистка. И потом не будут спрашивать у арбитра, почему он добавил, скажем, три, а не две минуты.

— Последний раз арбитру задавали вопрос о добавленном времени по окончании решающего матча на Кубок между "Локомотивом" и "Анжи" после того, как москвичи сравняли счет на исходе второго тайма.

— Тренеры "Анжи" имели, конечно, право спросить об этом судью Валентина Иванова. Но в том, что махачкалинцы упустили победу за несколько секунд до окончания добавленного времени, в первую очередь виноваты они сами. Тренеры "Анжи" решили убить время с помощью замен, видимо, забыв о том, что теперь при заменах судья добавляет не меньше полминуты. Ну а после того, как Бышовец и Гаджиев вместо Ранджеловича решили заменить Рахимича, судья добавил уже не 30 секунд, а целую минуту, и в результате вместо оставшихся 20 секунд матч продолжался еще почти полторы минуты. И этого добавочного времени футболистам "Локомотива" хватило, чтобы сравнять счет.

— Но все это частности. А что же мешает многим арбитрам судить квалифицированно, не вызывать нареканий?

— Недостаток знаний и игровой практики прежде всего. В этом году в высшем дивизионе появилось несколько молодых арбитров, которые, между прочим, пять лет назад были у меня на судейских сборах в Анапе. Тогда мне понравились их любознательность, желание основательно разобраться в любом спорном моменте. Потом все они получили возможность проявить свои теоретические знания на практике, а Ключников даже вошел в резерв судей ФИФА. Увы, несмотря на доброжелательное отношение руководителей РФС и ПФЛ далеко не все перспективные арбитры оправдывают выданные им авансы. И одна из причин тому - недостаток практики, в лучшем случае они выходят на поле 2-3 раза в месяц. А если учесть, что большинство новичков живет в городах, не имеющих клубов даже первого дивизиона, не говоря уже о высшем, то набраться игрового опыта им просто негде. В этом отношении у москвичей перед иногородними коллегами большое преимущество — отличная организация первенства столицы дает возможность арбитрам судить по нескольку матчей в неделю, причем уровень городских соревнований по качеству игры, накалу страстей не уступает первенству России. В свое время я, например, тоже судил первенство Москвы, хотя и был уже арбитром ФИФА, что позволяло мне всегда быть в хорошей форме.

— И какой же вы видите выход? Чтобы арбитры из Урюпинска приезжали судить первенство Москвы?

— Один из опытнейших наших арбитров, Алексей Спирин, который, кстати, тоже не имел опыта судейства в Москве, поскольку жил в провинциальной Рузаевке, где и команды класса "Б" не было, разработал специальную программу. На мой взгляд, она помогла нашим молодым судьям. Однако руководители РФС и ПФЛ почему-то ее не приняли. И вообще должен заметить, что в отношении арбитров руководители российского футбола всю заботу сводят лишь к замене председателей судейской коллегии. Сейчас, например, ее возглавляет Леонид Шевченко, не имеющий никакого отношения к судейству, но долго работавший в Спорткомитете и в разных командах низшего дивизиона. И после смены Хусаинова ничего положительного в судейской коллегии не произошло. Так что выход, видимо, не в назначении очередного руководителя судейской коллегии, а в изменении политики по отношению к арбитрам.