Продолжаем представление лучших игроков ХХ столетия. Сегодня — рассказ о герое чемпионата мира 1970 года, одном из представителей блистательной плеяды бразильских "трикампеонов", обладателе самого пушечного удара своего времени и авторе гола, который долгое время считался рекордно ранним, — о Роберто Ривелино.


…Финал чемпионата мира 1970 года Бразилия — Италия. 17-я минута. Бразильцы вбрасывают мяч из аута. Он адресуется Тостао, точнее, в пространство где-то перед ним. Тостао встречает мяч в рывке, отбрасывает его Ривелино, который еще до передачи Тостао успевает оценить ситуацию в штрафной площади итальянцев. Он, не мешкая, отправляет снаряд в ту точку, куда мчится Пеле. Удар головой — и Бразилия повела в счете.

Этим эпизодом не ограничивается вклад Ривелино в великую победу. После матча вратарь итальянцев Альбертози признался, что впервые почувствовал себя беспомощным в тот момент, когда Ривелино подходил к мячу, чтобы выполнить штрафной удар. Два раза мяч чудом не побывал в его воротах после таких ударов, однажды едва разминувшись со штангой, а затем попав в нее. В перерыве Альбертози посоветовал своим партнерам пореже нарушать правила у штрафной площади, чтобы не создавать условий для "угрозы Ривелино".

Итальянские газеты сетовали на то, что, распорядись судьба иначе, Ривелино мог бы надеть в тот исторический день не желтую бразильскую майку, а голубую "скуадры адзурры". Всему виной, считали они, непоседливый характер его деда, которого также звали Роберто Ривеллино (только с двумя "л" — со временем одна из них выпала, как, кстати, и в случае с Загалло). Дед, писали газеты, не нашел ничего лучше, как эмигрировать в начале ХХ века в Бразилию. Когда сведения об итальянских корнях Ривелино стали достоянием всеобщей гласности, на него посыпался ворох предложений от клубов серии А. Но покидать Бразилию "кудрявый брюнет с голливудскими усиками" (определение тех лет) категорически отказался.

"АТОМНЫЙ ВЗРЫВ" МУНДИАЛЕ - 70

Роберто появился на свет в Сан-Паулу в первый день 1946 года. Его родители болели за "Палмейрас" и отправили его на пробы в этот клуб. Но он там не подошел, и тогда Ривелино устроился в "Коринтианс", за первую команду которого выступал на протяжении 12 лет.

Впервые он заработал место в основе "Тимао" (в переводе — "командища"), как называют в простонародье "Коринтианс", в 19-летнем возрасте. И в том же 1965 году его впервые вызвали в сборную Бразилии — на товарищеские матчи с английским "Арсеналом" и сборной Венгрии. Но первое появление в составе "селесао" было эпизодическим, на чемпионат мира в Англии его не взяли.

В 1966-м, когда сборная опозорилась на полях туманного Альбиона, Ривелино завоевал свой первый (и, как потом выяснилось, последний) трофей в составе "Коринтианса". Он выиграл турнир Рио — Сан-Паулу, где соперниками "Тимао" были "Сантос", "Ботафого" и "Васку".

В 1968-м состоялось его возвращение в главную национальную команду. Первые два мяча в ее составе Ривелино забил полякам. Международное признание пришло к нему в ноябре того же года, когда он вышел в составе сборной Бразилии на матч против сборной мира в Рио. Хозяева победили — 2:1, а Франц Беккенбауэр произнес тогда такую фразу: "Мы знали, что у Бразилии есть Пеле. Теперь узнали, что у нее есть еще и Ривелино".

Но путь к славе не был прямым. Тренер "селесао" Салданья, вначале оптимистичный в отношении Ривелино, затем охладел к нему и чуть не сбросил его со счетов. Ситуация изменилась к лучшему благодаря Марио Загалло, который сменил Салданью за несколько месяцев до финального турнира ЧМ-70. В короткий срок Загалло отыскал правильное решение. Он изменил роль Ривелино, который в "Коринтиансе" играл чистого левого нападающего, предложил ему перейти на позицию оттянутого левого края, скорее полузащитника, с акцентом на атаку в те моменты, когда команда получала мяч.

Затеянный им эксперимент очень не понравился Дино Сани — тренеру "Коринтианса", и, между прочим, дублеру Загалло на ЧМ-58. Дино Сани, как обычный клубный тренер, в штыки воспринял попытку "перелицевать" его игрока и публично этим возмущался. Его давняя дружба с Загалло едва не пошла прахом. Дино Сани полагал, что новая позиция снизит боевые качества Роберто, лучшего бомбардира клуба, и приведет к утрате им основных навыков. Его ревнивое отношение объяснялось еще и тем, что именно Сани нашел Ривелино, сделал его профессионалом в 18 лет, опекал и воспитывал его. "Я готов был рвать на себе волосы, узнав о решении Загалло", — говорил Сани, вызывая этой фразой не столько сострадание, сколько смех, поскольку он давно облысел, и было очевидно, что для выражения своего негодования ему придется воспользоваться менее экспансивным способом.

Чуть позже Ривелино в бразильском футболе появилась другая звезда по имени Роберто, к которой приклеили кличку "Динамит". Но эта же самая кличка очень подошла бы и Ривелино. За неуемную энергию и темперамент его называли "Динамит в ногах и лава в крови", а мексиканские болельщики во время Мундиаля дали ему прозвище "Патада атомика" — "Атомный взрыв".

БРАЗИЛЬСКИЙ ЛЕВША

Новая функция, предложенная ему Загалло, предполагала значительно больший диапазон действий, что при колоссальной природной энергии Ривелино было как нельзя кстати. Он не экономил сил, раз за разом вступая в единоборства с соперниками и очень часто их выигрывая, выигрывая в том числе и за счет своей жесткости и неподатливости. В силовом единоборстве его очень трудно было оттеснить от мяча, а во время рывка столкнуть с дороги. Этот сгусток мышц и энергии сам мог оттеснить кого угодно. Итальянский защитник Бертини, которому пришлось в финале ЧМ-70 испытать силу Ривелино на себе, назвал его "железной глыбой". Исключительно подвижный, он при потере мяча спешил назад — на подмогу защитникам, а затем рвался вперед, поддерживая переднюю линию атаки — Жаирзиньо, Тостао и Пеле.

Ривелино владел только одной ногой — левой. Но владел так мастерски, что про него говорили: с такой левой зачем ему нужна правая? В трио полузащитников "селесао" было сразу два ярко выраженных левши — он и Жерсон. Такая аномалия могла пагубно отразиться на какой угодно сборной, кроме бразильской.

"Сухой лист" Ривелино ничем не уступал тому удару, которым прославился в свое время Диди. И именно таким ударом он открыл счет бразильским голам в Мексике. Это случилось на 24-й минуте матча с Чехословакией. Никто не осуждал вратаря Иво Виктора, потому что траектория полета мяча оказалась необычной и для него, и для его партнеров, выстроивших "стенку".

Штрафные удары были коньком Ривелино. Таким способом он забил десятки мячей. Но вот что интересно: при этом он крайне неохотно брался за выполнение 11-метровых, подойдя к отметке всего пять раз за карьеру.

Загалло удалось использовать в Мексике по максимуму все достоинства Ривелино. Его синхронные подключения вперед по левому флангу, когда линия атаки шла в наступление, использовались каждым из форвардов — Жаирзиньо, Пеле и Тостао — как возможность в трудную секунду отбросить, не глядя, мяч на фланг, зная, что он не будет потерян. Ривелино принимал мяч под левую ногу, а затем отсылал его по диагонали. Его передачи были настолько резки, что не оставляли защитникам времени на оценку ситуации и направлялись так, чтобы сразу два нападающих (чаще всего Жаирзиньо и Тостао) могли нанести удар по воротам. Кроме того, он выполнял пасы в сторону от вратаря, который мог лишь наблюдать за полетом мяча, тогда как свои форварды уже видели точку, где настигнут мяч. Обслуживая партнеров, Ривелино и сам забил три мяча. Вполне заслуженно он был по итогам Мундиаля-70 включен в символическую сборную турнира.

УДАР КУЛАКА, ШОКИРОВАВШИЙ ПРИНЦА

Когда Пеле год спустя попрощался со сборной и его спросили, кого он видит своим преемником, он произнес имя Ривелино. Роберто был еще достаточно молод (25 лет), и передача дирижерских функций в его руки выглядела логичной. Но у Загалло были свои планы. На следующий чемпионат мира в Германии он избрал для себя лозунг "сыграть с европейцами по-европейски", что означало — борьба превыше искусства. 110 дней в преддверии Мундиаля он муштровал своих подопечных в лагере, обучая их "европейскому" футболу и заставляя отказываться от бразильского. Ничего он, как известно, с таким подходом не добился. Принуждаемая к не свойственному для себя футболу "селесао" выступила бледно и сложила свои полномочия в матче с той командой, которая как раз "по-бразильски" (в определенном смысле) и играла — сборной Голландии.

Ривелино по новому замыслу Загалло действовал гораздо глубже в средней линии, чем прежде, что не позволило ему во всей полноте раскрыть свои созидательные качества. Но временами блестки мастерства он проявлял — например, когда забил эффектные мячи сборным ГДР и Аргентины. Поразить ворота восточных немцев ему помог Жаирзиньо, который пристроился в "стенке" между "Мекки" Лауком и Зигмаром Ветцлихом и нагнулся в тот момент, когда Ривелино пробил по неподвижному мячу. Снаряд прошел точно через образовавшуюся брешь и оказался в сетке раньше, чем вратарь Крой среагировал. В решающем матче полуфинальной группы голландцы справились с опасными штрафными Ривелино простым способом: они вообще не сооружали "стенок", когда он подходил к мячу на расстояние 30 или больше метров от ворот. Ринус Михелс посчитал, что, когда бьет Ривелино, вратарю лучше его видеть — так больше шансов отразить угрозу. И оказался прав: орудие не сработало.

В том же 1974 году "Коринтианс" проиграл "Палмейрасу" титул чемпиона штата Сан-Паулу. Президент клуба Висенте Матеус несправедливо выбрал козлом отпущения Ривелино, сказав, что он вел себя на поле, как клоун на маскараде. Более того, он заявил, что "Рива" (так называли его партнеры по клубу) недостоин больше надевать черно-белую футболку "Коринтианса".

Обиженный Ривелино ушел во "Флуминенсе". В 1975 году, как только судьба предоставила ему шанс выйти на поле против своего бывшего клуба, он провел один из самых вдохновенных матчей в карьере. Итог — 4:1 в пользу "Флуминенсе", на счету Ривелино — хет-трик. В составе "Флу" он вновь стал играть более выдвинутую роль, эксплуатируя в полную мощь свой знаменитый удар. "Макина триколор" ("трехцветная машина"), как называли тогда "Флуминенсе", извлекла существенную выгоду из его мастерства, дважды став чемпионом штата Рио.

А Ривелино, сохранивший в свои 32 года неплохую форму, был включен в сборную для Мундиаля-78. Но, на его беду, новый ее тренер Клаудио Коутиньо, армейский капитан и выпускник кадетского училища прусского толка, был еще в меньшей степени расположен делать ставку на достоинства ветерана, чем Загалло в 1974 году. Коутиньо воспользовался легкой травмой Ривелино в первом матче со шведами (1:1), чтобы вывести его из состава. Отсутствие усатого брюнета в матче второго этапа с Аргентиной (0:0), как считали эксперты, стало одним из решающих факторов неудачного итога: эта ничья стоила бразильцам участия в финальном поединке. Свое последнее слово Ривелино сказал в матче за третье место с Италией. Выйдя на замену Тониньо Серезо, он сумел придать стройность дотоле дезорганизованной игре "трикампеонов" и стал соавтором победного (2:1) гола Дирсеу.

После ЧМ-78 Ривелино отправился доигрывать в Саудовскую Аравию, в клуб "Хилял". "Флуминенсе" получил за него миллион долларов — очень крутую по тем временам сумму. А "Хилял" с помощью бразильца два раза выиграл чемпионат страны и один раз — Кубок короля. В начале 1981 года наследный принц Халед, руководитель федерации, объявил его чуть ли не врагом саудовского народа. В его патетическом коммюнике Ривелино обвинялся в "неспортивном поведении и действиях, направленных против футбола Саудовской Аравии и всего нашего общества". Что же вызвало столь негодующую реакцию принца? Да всего-то лишь удар кулаком по лицу соперника из клуба "Иттихад" (возглавляемого, кстати, известным немецким тренером Детмаром Крамером). Ривелино получил трехмесячную дисквалификацию и, не дожидаясь ее завершения, объявил о завершении карьеры.

САМЫЙ БЫСТРЫЙ ГОЛ

За 12 лет карьеры в "Коринтиансе" Ривелино, или "Рейзиньо ду Парке" ("маленький король "Парка"), как его часто именовали болельщики клуба (имеется в виду "Парке Сан-Жоржи", его стадион) забил 165 голов. В "Флуминенсе" он отличился 53 раза в 158 матчах. Многие называют Ривелино лучшим игроком как в истории "Коринтианса", так и в истории "Флу". За сборную Бразилии он провел 94 официальных матча (в его время это был третий показатель после Джалмы Сантоса и Жилмара) и забил 26 голов. Только 9 из этих игр завершились поражением. Вместе с другими встречами в составе "селесао" у него набирается 122 матча и 43 гола.

Любимым финтом Ривелино был тот, который в Бразилии называется "эластико": встречая соперника, он замахивался внешней стороной стопы, делая вид, что собирается обойти его с одного бока. А сам поднимал ногу над мячом и тут же толкал его внутренней стороной, уходя в другом направлении.

Самый известный случай применения Ривелино этого финта произошел в 1975 году в матче "Флуминенсе" — "Васку". Он оставил позади себя с помощью "эластико" защитника Алсира, после чего прошел мимо двух других соперников и забил редкий по красоте гол правой ногой. Это был действительно редчайший случай, потому что Ривелино почти не бил правой. В сборной самой известной жертвой его финта стал Кевин Киган.

Страсть и темперамент, с которыми он относился к игре, порой выливались в потасовки. О той, что случилась в Саудовской Аравии и привела к досрочному завершению его карьеры, уже говорилось. На чемпионате мира 1974 года Ривелино дрался с шотландцем Бремнером. А самый знаменитый случай в этом плане имел место в товарищеском матче сборных Бразилии и Уругвая на "Маракане" в 1977 году. Защитник уругвайцев Серхио Рамирес "достал" Ривелино своими постоянными преследованиями по всему полю. Тот вышел из себя и ударил его. Потом они осыпали друг друга тумаками по пути в раздевалку. Что интересно, отношения Ривелино и с Бремнером, и с Рамиресом позже превратились в дружеские.

Долгое время рекордным по быстроте голом в истории футбола считался мяч, забитый Ривелино в 1974 году за "Коринтианс" в ворота "Америки". Установлению рекорда способствовала беспечность вратаря соперников Ирандира, который в стартовые мгновения еще обменивался приветствиями с фоторепортерами, занимавшими места у его ворот, и не заметил, как Ривелино сильно пробил прямо с центра поля. По хронометру шла четвертая секунда — прежнее достижение было превышено сразу на шесть секунд.

Спустя 20 с лишним лет, 6 декабря 1995 года, в матче чемпионата Австралии "Эделейд Сити" — "Сидней Юнайтед" Дэмьен Мори также забил гол на 4-й секунде. Измерения показали более точное время — 3,68 секунды с начала игры. Достижение Мори было занесено в Книгу рекордов Гиннесса как мировой рекорд, хотя не факт, что гол Ривелино уступил ему — ведь его с точностью до сотых никто не измерял.

Попытки "Ривы" утвердить себя в качестве тренера в большом футболе (он пробовал, в частности, руководить японским "Симидзу С-Пулс") не удались. Но он открыл в Сан-Паулу две детские футбольные школы, которые существуют уже почти 20 лет. Еще в начале 80-х Роберто пристрастился комментировать матчи на крупнейшем бразильском телеканале "Бандейрантес". Этим он занимается и сейчас.


РОБЕРТО РИВЕЛИНО

Бразилия. Полузащитник.

Родился 1 января 1946 года в Сан-Паулу.

Клубы:

1962-1975 "Коринтианс"

1975-1978 "Флуминенсе"

1978-1981 "Хилял" Эр-Рияд

Чемпион мира -1970, третий призер чемпионата мира-1978.