В "Газовике-Газпроме" сменился главный тренер — вместо отправленного в отставку Александра Ивченко, безуспешно пытавшегося на протяжении нескольких лет подтянуть ижевскую команду к группе лидеров, пришел Виктор Слесарев. Правда, новым тренером в "Газовике-Газпроме" назвать его нельзя, ведь он третий раз возглавил ижевцев.

Особенно удачно Слесарев поработал в столице Удмуртии пять лет назад, когда едва не вывел "Газовик-Газпром" в высший дивизион — помешала автомобильная авария, которая не позволила Виктору Ефимовичу доработать до конца сезона. Через два года Слесарев ненадолго вернулся в Ижевск, но затем на два сезона уезжал в Китай, где помогал известному тренеру Валерию Непомнящему. И вот, наконец, третье пришествие.

— Виктор Ефимович, для вас третье назначение главным тренером "Газовика-Газпрома" было неожиданным?

— Однозначно не могу ответить. После Китая я работал в клубе вице-президентом, был в курсе всех проблем команды. Случалось, что в чем-то и не соглашался с тогдашним главным тренером Александром Ивченко. Тем не менее с чистой совестью могу сказать, что не только не подсиживал его, не рвался занять его место, но всячески — если в этом была необходимость — старался помочь ему. Однако после того как команда застряла в конце таблицы, меня вызвал наш бессменный президент клуба Владимир Алексеевич Тумаев и предложил пересесть из кресла вице-президента на тренерскую скамейку.

— А как расстались с Александром Ивченко?

— Нормально. Надеюсь, у него не осталось претензий ни к Тумаеву, ни к футболистам, ни тем более ко мне, поскольку, повторяю, никаких интриг против него я не плел.

— После этого команда вроде бы стала выправлять положение?

— Ну, это громко сказано, поскольку в итоге под моим руководством "Газовик-Газпром" поднялся в таблице лишь на одно место. Так что проблем по-прежнему хватает.

— Вы не работали в первом дивизионе два сезона. Каким вы его увидели?

— Соперников увидел в деле только во встречах с нашей командой, поэтому вряд ли имею о других клубах исчерпывающую информацию. Но в целом уровень достаточно высок, что в немалой степени объясняется появлением во многих командах опытных футболистов из высшего дивизиона. Нет, на мой взгляд, и явных аутсайдеров. Я имею в виду не результат, а содержание игры. Например, в последнем туре мы играли с подмосковной командой "Химки", которая с самого начала находится в конце таблицы. Тем не менее играла она не слабее "Уралана", "Шинника" или "Нефтехимика", которые, кстати, в первом круге понравились мне больше других. Перед матчем с "Нефтехимиком" мы занимали соседние места в таблице, и личная встреча имела большое значение для обеих команд. Нам повезло. Мы победили со счетом 4:1, но счет не отразил истинного соотношения сил — игра прошла в равной борьбе. Нам помог слабо сыгравший вратарь соперников, по вине которого нижнекамцы пропустили три легких мяча. Зато после встречи в Ижевске "Нефтехимик" заиграл в полную силу и занимал даже третье место.

— Что мешает "Газовику-Газпрому" играть не хуже "Нефтехимика"?

— По понятным соображениям, я не хочу касаться работы предшественника, но могу сказать, если бы не верил в ребят, в их высокий потенциал, то не полез бы в петлю, не стал бы рисковать тренерской репутацией.

— А какая задача стоит перед вами сейчас?

— Мы находимся пока в конце таблицы и, конечно же, в первую очередь будем стараться побыстрее выбраться в группу аутсайдеров. Хотя и понимаем, что сделать это будет трудно. Некоторые команды плохо играют на выезде, зато наверстывают потери дома. А мы же нестабильно играем не только в других городах (у нас всего две ничьи — в Туле и Химках), но и на своем стадионе.

— До прошлого года в "Газовике-Газпроме" выступал самый возрастной футболист в России Владимир Тумаев. Почему его нет в заявке в этом сезоне? Решил закончить игровую карьеру?

— Наоборот, играть он готов еще долго, но руководители ПФЛ, несмотря на то, что в регламенте нет возрастных ограничений, из заявки нашего 55-летнего Тумаева вычеркнули. Лично мне это непонятно. — А роль Тумаева и в самом деле в команде была большой?

— Конечно, хотя на поле, да и то, как правило, только в Ижевске, он выходил в конце матча. И если в ворота соперников назначали 11-метровый удар, то реализация его доверялась Тумаеву. Но главное было не только в этом, специалисты по реализации пенальти у нас есть и без Тумаева. Владимир Алексеевич был непростым футболистом. Он единственный профессиональный игрок, который не только не получал зарплату и премиальные за победы, но и сам платил их остальным футболистам нашей команды, поскольку вот уже десять лет является президентом клуба. Его присутствие в команде, особенно на выезде, мобилизовывало игроков, заставляло действовать с полной отдачей. Думаю, отсутствие в нынешнем сезоне Тумаева-игрока является еще одной причиной неудачного выступления в первом круге.

— Что скажете о судействе?

— В целом оно заметно улучшилось, нас, во всяком случае, никто еще не "убивал". Но претензии к арбитрам были. В Химках, например, мы почти полтора тайма играли в меньшинстве: сначала судья из Калуги без веских на то причин вручил нашему игроку желтую карточку, а потом, когда тот действительно серьезно нарушил правила, он его удалил. После матча мы поинтересовались у арбитра, за что же он сделал первое предупреждение. Но в ответ услышали: "Но ведь я же назначил пенальти в ворота ваших соперников". Вот тебе и вся логика судьи — защитник команды "Химки" в своей штрафной отбил мяч, а судья назначение пенальти поставил себе в заслугу. Выходит, если бы он не удалил нашего защитника, то и 11-метровый мы не били бы.