Сегодня президенты "Алании" и ЦСКА Сергей Такоев и Евгений Гинер проведут переговоры относительно перехода в армейский клуб Вениамина Мандрыкина. Напомним, что в Москве хотят видеть голкипера молодежной сборной России уже сейчас. Владикавказская сторона готова продать Мандрыкина, но при условии — оставить его у себя на правах аренды до конца этого сезона.

— Известно ли вам, на какой стадии сейчас находятся переговоры? — вопрос к Мандрыкину.

— Они сейчас в самом разгаре, но на момент нашей с вами беседы компромисс еще не достигнут. Руководство "Алании" все соответствующие нюансы хочет утрясти сейчас, но в то же время желает задержать меня до конца чемпионата. Мне самому хотелось бы перейти уже в период дозаявок. Впрочем, придется, видимо, задержаться в "Алании" еще на полсезона.

— Почему вы рветесь именно в ЦСКА? Ведь в ваших услугах заинтересовано немало зарубежных клубов.

— Да. Говорят, что чуть ли не пол-Европы за мной охотится. Лично ко мне из-за рубежа никто не обращался, не предлагал конкретных условий.

— А если бы предложения поступили, стали бы их рассматривать?

— Сейчас уже нет.

— Наверняка определенное значение придаете и тому факту, что наши молодые таланты редко раскрываются за границей? Пример того же Радимова говорит сам за себя…

— Об этом тоже призадумывался, потому как не только молодые, но и достаточно опытные российские игроки зачастую не приживаются на чужбине. Тем не менее можно было бы попробовать.

— Назовите те зарубежные клубы, которые к вам приглядывались.

— Вроде бы заинтересованность проявляли английские, итальянские и французские команды. Мне не хотелось бы конкретизировать их, потому что в ответ они могут дать опровержение.

— Считаете ли себя достаточно зрелым вратарем, чтобы менять клуб даже внутри России, ведь двадцать лет вам исполнится только в конце августа?

— Вообщем-то можно так сказать, но совершенству предела нет. Будем работать.

— Как относятся родные к вашему желанию сменить клуб?

— Полностью поддерживают.

— Чем же вас ЦСКА так привлек?

— Солидным подходом к делу как руководителей, так и команды. Перед ней стоят довольно большие задачи и внутри России, и в еврокубках.

— Между тем еще ровно год назад вы могли оказаться в "Спартаке"…

— Все произошло молниеносно. Спартаковцы хотели решить все вопросы за один день, который был последним в дозаявочной кампании. Это было несолидно по отношению ко мне — для того чтобы принять соответствующее решение, нужно время для обдумывания. Некоторым игрокам чуть ли не за год делают предложение.

— В свете последних событий болельщики "Алании" не без основания считают, что ваше "чемоданное настроение" мешает вам выкладываться в матчах. Что скажете по этому поводу?

— Вся эта суета действительно на меня давит. Уже чуть ли не год испытываю состояние дискомфорта. Вот когда я определюсь, где мне выступать — в "Алании" или ЦСКА — то начну играть более уверенно. Все это, наверное, и входит в понятие "чемоданное настроение".

— Видимо, именно поэтому первый круг вы провели не столь удачно, как хотелось бы?

— Со стороны действительно может показаться так. В прошлом году было очень много ярких и запоминающихся матчей, и сейчас от меня ожидают того же. В этом сезоне почти в каждом матче бывали моменты, когда я выручал команду, но их просто было не так много, и поэтому складывается такое мнение.

— Если, как вы говорите, вам придется задержаться в "Алании" до конца второго круга, то сможете перебороть то самое "чемоданное настроение"?

— Во всяком случае, постараюсь собраться, профессионально подойти к своим обязанностям и достойно доиграть чемпионат.