Безоблачное небо над испанской провинцией Андалусия стало магнитом. Оно притянуло к себе 4 тысячи авиаспортсменов из 80 стран мира. Лучшие из них носят русские имена.

Участников II Всемирных воздушных игр приняли восемь городов Испании. В сборную страны, составленную в основном из спортсменов российской оборонной спортивно-технической организации, вошли команды по девяти видам спорта. Наши привезли домой 79 медалей разного достоинства, которые завоевали в планерных соревнованиях, в высшем пилотаже на самолетах и планерах, в соревнованиях дельтапланеристов и мотопланеристов и в соревнованиях микролегких летательных аппаратов. Вот только в воздухоплавании, в авиаралли и точном самолетовождении наши могут признаться себе, что получили хороший урок и набрались опыта. Зато в парашютном спорте, который назвали "украшением Икариады", к россиянам соперники относились с уважением, почти как бандерлоги к удаву Каа из сказки о Маугли.

"ВОСЬМЕРКА"

Отнюдь не райским уголком предстало место под названием Армилья, что недалеко от Гранады, куда мы приехали накануне дня открытия Игр. Ржавая колючая проволока. Военные камуфлированные палатки. Жадная до тени растительность. Вертолетная база ВВС Испании улыбнулась нам шлагбаумом. Солнце гнало безвольную ртуть термометра за рубеж 30 градусов по Цельсию. "Добро пожаловать в Фергану, — пошутил кто-то из парашютистов, — но нас трудно чем-нибудь удивить и испугать". Через несколько дней эта территория превратилась для русских в Клондайк. Однако медали не падали манной небесной. Каждый день с 6.00 до 20.00 они прыгали, болели за своих и ждали команды готовиться к очередному прыжку. Но в третий день соревнований "восьмерок" в групповой парашютной акробатике наши приглашения на старт не дождались. В 21.30 решили вернуться в отель. К тому времени уже отбыли бразильцы и американцы. Французский судья решил, видимо, что его не уважают, дал команду: "15-минутная готовность". Американцы успели вернуться. А вот водители нашего и бразильского автобусов предпочли жить по правилу "тише едешь — дальше будешь". Мы опоздали на 100 секунд. За это получили "баранку", что автоматически делало борьбу за золото бессмысленной. В этом виде спорта победитель выявляется в десяти прыжках по сумме сделанных в небе фигур. Подаем протест. Его обещают рассмотреть на следующий день. В 13.00 президент Федерации парашютного спорта России и член жюри Леонтий Суковацин, перекрестившись, идет на заседание. Три часа за закрытыми дверями продолжаются "разборки". Удается узнать, что упирается только француз. Он не хочет давать нашим возможность "перепрыгать" попытку. Надеются, что американский представитель его поддержит. Но тот сказал, что команда приехала в Испанию выигрывать в честной борьбе. В итоге нашим дали "перепрыжку", которую они с блеском исполнили. И вот пришло время крайнего (парашютисты никогда не говорят слово последний) десятого прыжка. Русская "восьмерка" за 20 секунд полета делает 18 фигур. Ангар, в котором стоят два огромных телевизора, взрывается аплодисментами спортсменов.

На старт пригласили "звездно-полосатых". По правилам, команду, которая идет к самолету, сопровождает член сборной с национальным флагом. Так вот он нес американское знамя в майке с надписью "Россия". Как ни старались наши основные соперники в своих белых перчатках (так лучше видны судьям захваты) показать свою удаль и стать лучшими, им этого не удалось.

Тренер победителей Александр Белоглазов, поздравив своих подопечных, поехал в парикмахерскую. На награждение он прибыл стриженным налысо. "Рисуйте на голове наш флаг", — сказал он. Через минуту самый счастливый тренер в мире сказал: "Мы хорошо подготовились к Играм. Жаль только, что в этом составе команда больше никогда не соберется".

"ЧЕТВЕРКА"

В отличие от "восьмерки" "акробатов" "четверка" "купольщиков" (в этом виде важно за 20 секунд полета сделать как можно больше перестроений в "этажерке") уверенно шла к победе. Что и говорить, мастерам спорта международного класса, рекордсменам мира, многократным чемпионам СССР, России и Вооруженных Сил опыта не занимать. "Играющий" тренер Денис Додонов (5600 прыжков) поведал: "Для нас не существует другого места, кроме первого. Купольная акробатика — самый рискованный вид парашютного спорта. Одно неловкое движение в небе, и стропы могут переплестись со стропами товарища по команде… Поэтому и оттачиваем мастерство до автоматизма. Мировой рекорд, который здесь установили, — следствие этой работы". Кстати, в команде, состоящей из шести спортсменов (четыре основных, один оператор и один запасной), каждый весит по 73 килограмма. И лишь Сергей Филиппов — 68. "В нагрузку беру с собой 5 килограммов свинца", — открыл профессиональную тайну один из чемпионов "Икариады".

ОДИНОЧКА

Если "акробатов" и "купольщиков" в среде покорителей неба называют интеллигентами, то "классиков" величают не иначе как "работягами". Потому что в соревнованиях по классическому парашютному спорту необходимо десять раз сделать одно и то же — попасть в центр "блюдца". Их узнают по походке — идут на цыпочках. Каждый "классик" знает, что истина в пятках, у кого в правой, у кого в левой. Они сами мастерят свою обувь так, чтобы диаметр "каблука" был не больше трех сантиметров, и берегут его как зеницу ока. Большой "урожай" медалей в классическом парашютном спорте, а именно в индивидуальной акробатике и точности приземления, собрал Сергей Вертипрахов. Он увез домой в Рязань 4 медали: 1 золотую, 1 серебряную и 2 бронзовые. Абсолютный чемпион ВВИ поведал: "Победу посвящаю жене Лене и дочке Кате". Провожая Сергея в дорогу, она сказала: "Ты выиграл в России все, что можно. Сделай мне подарок — привези золото из Испании". Он пообещал и сдержал слово.

ПАМЯТЬ

По щекам 15-кратной рекордсменки мира вертолетчицы Инны Андреевны Копец текли слезы. Звучал гимн России. Нет, это не чествовали очередную нашу спортивную победу. Это на испанской земле, на территории военной базы в Армилья, торжественно открывали памятник русскому вертолетчику, герою России, заслуженному летчику-испытателю СССР, герою Чернобыля Анатолию Грищенко. Во время локализации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий на своей "вертушке" хладнокровно творил чудеса по транспортировке грузов на внешней подвеске. Смерть не простила подобных вольностей — забрала его в 1990 году, хотя за жизнь этого бесстрашного человека боролись всем миром. И вот на плацу после исполнения гимнов России и Испании председатель центрального совета РОСТО генерал-полковник Алексей Анохин поблагодарил испанских друзей за трепетное отношение к русскому герою и сказал, что подвиг Алексея Грищенко никогда не забудется.