Пик популярности плеймейкера "Локомотива" Алексея Косолапова пришелся на период с 95-го по 97-й год. За это время полузащитник в чемпионатах России забил 28 мячей, после чего отправился искать счастья за рубеж. Сейчас же Косолапов находится в стане железнодорожников, где пытается снова набрать форму.

— Мне было сложно добиться серьезных успехов вместе с испанским "Спортингом", — рассказывает Косолапов. — Этот клуб относился тогда к разряду команд, не хватавших звезд с неба. В Хихоне больших задач перед футболистами не ставили. Можно сказать, что первый мой блин вышел комом.

— А второй?

— В "Маккаби" (Тель-Авив) я провел два удачных сезона и был постоянно на виду. Туда меня взяли в аренду, ведь я принадлежал еще "Спортингу". Считаю, что израильский период карьеры провел с пользой. Играть в элитном дивизионе Израиля намного лучше, нежели просиживать штаны на лавке запасных в клубе второго испанского дивизиона.

— Оглядываясь назад, не считаете, что ехать в Хихон было ошибкой?

— На тот момент мне уже было 27 лет. С одной стороны, может быть, и стоило подождать, но ведь была опасность вообще не попробовать свои силы за границей. Мое решение ехать было продиктовано желанием испытать себя в престижном испанском чемпионате, который в лучшую сторону отличается от российского. Сначала проблем не возникало — часто выходил на поле. Но когда команда стала валиться, меняя тренеров как перчатки, то сделалось туго. Это повлияло на мое решение сменить клуб.

— В "Маккаби" дела у вас пошли заметно лучше.

— Я соскучился по футболу, а кроме того, успел отдохнуть морально и физически перед началом сезона в Израиле. Перед выездом на Пиренеи сделать этого не удалось, поскольку наш чемпионат находился в самом разгаре.

— У вас было желание остаться в Тель-Авиве, ведь вам предлагали это сделать?

— По сравнению со "Спортингом" условия личного контракта в "Маккаби" были хуже, поэтому я возвратился в Хихон, ведь с местной командой у меня действовало соглашение еще на два года.

— Но почему тогда нынешней зимой вы вернулись в "Локомотив"?

— По обоюдной договоренности с руководством "Спортинга" было решено расторгнуть контракт, поэтому и оказался в Москве. Остаться в Испании не представлялось возможным, потому что там я не смог себя проявить. Искать иные варианты за рубежом было глупо, да и "Локомотив" проявил интерес к моей судьбе.

— Как родные и близкие относились к вашим скитаниям?

— Переживали, конечно, вместе со мной, но было приятно чувствовать их поддержку, когда дела не ладились. Я привык советоваться со своей супругой, поэтому решение вернуться в Москву принимали вместе с ней.

— Приехав в "Локо", о чем разговаривали с Юрием Семиным?

— Я три года отсутствовал в команде, и необходимо было заново доказывать свои притязания на место в основе, поэтому главный тренер сказал, чтобы я тренировался, а дальше будет видно.

— Как скоро вы сможете набрать оптимальную форму?

— Играя за дублирующий состав железнодорожников, к началу лета, считаю, сумел приблизиться к этому. Очень надеюсь, что Юрий Павлович даст мне шанс ближе к Лиге чемпионов проявить себя и доказать, что я не зря возвратился в Россию. Буду стараться оправдать доверие тренеров.