Третий год подряд новосибирскую "Сибирь" к сезону готовит новый тренер. В чемпионате-1999/2000 это делал Виталий Стаин, в прошлом сезоне — Леонид Киселев, а сейчас задача вернуть команду в класс сильнейших возложена на Александра Волчкова.

Год назад солидно укрепившихся сибиряков вместе со столичными "Спартаком" и "Крыльями Советов" специалисты в один голос называли главными фаворитами в борьбе за две путевки. На первом этапе команды дружно оправдали щедрые авансы, но в финальном турнире высшей лиги новосибирцы после неудачного старта отпустили далеко вперед тандем московских клубов, лишив ожидавшуюся с большим интересом гонку за места в Суперлиге интриги. В итоге оба представителя первопрестольной уже за два тура до финиша обеспечили себе повышение в классе, а "Сибирь" отложила мечту о Суперлиге как минимум еще на один сезон. Оргвыводы не заставили себя долго ждать. Леонида Киселева, не справившегося с поставленной задачей, отправили в отставку, а новым рулевым стал Александр Волчков, который в 1997 году вывел ЦСКА в Суперлигу всего за один год. В минувшем первенстве он помогал наставнику подольского "Витязя" Александру Бариневу.

ВТОРЫМ БОЛЬШЕ НЕ БУДУ

— Александр Сергеевич, соскучились по капитанскому мостику?

— Да. Когда меня позвали на должность второго тренера в Подольск, долго колебался — принимать это предложение или нет, — рассказывает Волчков. — Я ведь до этого уже успел поработать главным в Твери, в дубле ЦСКА, а потом и в команде мастеров ЦСКА. Так что роль помощника мне была не совсем по душе. Но учитывая наши дружеские отношения с Александром Бариневым, в октябре возглавившим подмосковный клуб после отставки Александра Зачесова, я решил поработать в "Витязе". Правда, этот опыт оказался для меня, наверное, последним. Для себя решил: или впредь буду работать только главным тренером, или не буду работать вообще.

— Какие у вас остались впечатления от работы в "Витязе"?

— В Подольске были созданы очень хорошие условия. Один Дворец спорта чего стоит! В нашей стране с ним может сравниться, пожалуй, только стадион в Санкт-Петербурге, возведенный специально к чемпионату мира, да Малая арена Лужников, которую недавно реконструировали. Мне как тренеру очень обидно, что команда из такого города, как Подольск, потеряла место в Суперлиге. Я вообще считаю, что мы рано или поздно должны прийти к структуре чемпионата, подобной НХЛ. Клубы, у которых есть хорошая материально-техническая и финансовая база, должны иметь постоянное место в лиге.

— "Витязь" потерял место в элите лишь в последнем туре, проиграв ЦСКА. В Подольске это поражение восприняли как трагедию?

— В принципе, да. Мы ведь в том злополучном матче вели со счетом 3:1, но, видимо, рано уверовали в победу. Как ни внушали тренеры игрокам, что встреча еще не закончена, на третий период они вышли немного расслабленными, за что и поплатились.

ИЗ ЦСКА УХОДИТЬ БЫЛО ЖАЛЬ

— Как тренер вы стали известны благодаря работе с ЦСКА, который вам сначала удалось вывести в Суперлигу, а через год сохранить клубу прописку в классе сильнейших. Тем неожиданнее выглядела ваша отставка. Почему это произошло?

— В клубе поменялись хозяева, которые захотели видеть на месте рулевого Бориса Михайлова. Я намеревался отработать свой трехлетний контракт до конца, но жизнь распорядилась иначе.

— Вы обижены на ЦСКА?

— (Пауза.) Я бы не сказал, что это обида… Просто таков удел тренеров — подчас нас меняют, как перчатки.

— И все-таки, ЦСКА — ваш родной клуб, и уходили вы из него наверняка с тяжелым сердцем?

— Конечно, на душе было нелегко. Как-никак, а я отдал армейскому клубу 30 лет — с того момента, как пришел в 8 лет в хоккейную школу ЦСКА, и до того, как стал главным тренером команды мастеров.

— Прежде чем принять предложение "Витязя", вы на какое-то время отошли от тренерской практики. Чем занимались все это время?

— Я участвовал в ветеранском движении. В Москве есть несколько команд, в которых играют известные в прошлом хоккеисты. В одной из них — "Русское золото" — выступал и я. Играл в тройке с экс-динамовцем Владимиром Зубрильчевым и бывшим армейцем Игорем Вязьмикиным.

ПРИГЛАШЕНИЕ НОВОСИБИРЦЕВ ПРИНЯЛ СРАЗУ

— Когда вам поступило предложение из "Сибири", долго колебались, прежде чем принять его?

— Вообще не колебался.

— Вы знали, что помимо вас клуб рассматривал и несколько других кандидатур?

— Какие-то слухи до меня, конечно, доходили. Но как только мне позвонили из "Сибири", я сразу же дал принципиальное согласие возглавить эту команду.

— Какую перед вами поставили задачу?

— Вывести "Сибирь" в Суперлигу. Все условия для этого в Новосибирске есть. По крайней мере, меня заверили, что никаких финансовых проблем команда испытывать не будет.

— С кем-то из игроков "Сибири" вы были знакомы до приезда сюда?

— Защитника Логинова знал по Твери, где он проходил службу. Райский когда-то играл в дубле ЦСКА, который я возглавлял. Мне также хорошо известны Кряжев, Тарасенко, Кузьменко, Цветков.

— Цветков из "Молота-Прикамье" и Тарасенко из "Лады" — новые приобретения "Сибири". Кто помимо них пришел в команду?

— Голкипер Жульдиков из "Трактора", защитник Лешко из "Носты-Южный Урал", нападающий Деев, который последнее время играл в Северной Америке, а также Яковлев и Леонов из "Рубина".

— Вы ничего не сказали о вашем сыне Александре Волчкове-младшем. В 1996 году он был выбран на драфте "Вашингтоном" под общим четвертым номером. Однако ни там, ни в "Эдмонтоне", куда его потом обменяли, закрепиться не смог.

— В прошлом году я специально ездил в Северную Америку смотреть на его игру в фарм-клубе "Вашингтона". У Александра были и яркие матчи, и не очень. К сожалению, если игрок в молодом возрасте не сумел пробиться в НХЛ, в дальнейшем сделать это практически невозможно. С моим сыном произошло именно так, поэтому в прошлом сезоне он принял окончательное решение вернуться в Россию.

— Вам не кажется, что он несколько поспешил с отъездом за океан? Ведь ему на тот момент было всего 17 лет, и он даже не успел провести ни одной игры в чемпионате России?

— К сожалению, к Александру не проявляли особого интереса в ЦСКА. Он был лидером дубля и должен был уже играть за главную команду. Однако к основе его почему-то не подпускали.

ГЛАВНАЯ ПОТЕРЯ - ШАФРАНОВ

— Когда вы возглавили "Сибирь", ее уже покинули несколько игроков из прошлогоднего состава. О чьем уходе вы особенно жалеете?

— Пожалуй, об уходе Шафранова. Я видел, как он играл за океаном, помню его по выступлениям за магнитогорский "Металлург". Думаю, от такого игрока не отказался бы ни один тренер. До ухода команды в отпуск мы с ним обговорили все условия и подписали новый контракт. А сейчас вдруг узнаем, что он собирается играть в ХК ЦСКА. Что ж, если у игрока душа не лежит к нашей команде, то клубу это только может пойти во вред. Заставлять играть насильно мы никого не будем.

— А что скажете о потере Кузьмичева и Костромина?

— Они съездили на восстановительный сбор вместе с "Сибирью", но потом, не поставив нас в известность, отправились в Новокузнецк. Насколько мы знаем, сейчас в "Металлурге" у них не все складывается удачно. Поэтому, если они примут решение вернуться назад, мы этот вопрос внимательно рассмотрим.

— В начале недели команда впервые вышла на лед. Каковы ее дальнейшие планы?

— 18 июля мы отправляемся в Новогорск, где пробудем до 3 августа. У нас уже есть договоренность о проведении шести контрольных матчей: с ЦСКА (19 июля), "Витязем" (20 июля), "Северсталью" (21-го), "Элемашем" (25-го), "Химиком" (27-го) и "Спартаком" (30-го). Вероятно, также сыграем и с "Динамо", дата этой встречи еще обсуждается. 18 августа проведем товарищеский матч с барнаульским "Мотором". С 20 по 25 августа примем участие в турнире в Новосибирске, а завершим подготовку к сезону участием в турнире в Кемерово.