Встреча главного редактора "Советского спорта" с Валерием Павлиновичем Шанцевым началась ранним утром. Но к тому времени вице-мэр столицы успел уже переделать массу дел, провести несколько встреч и, конечно же, познакомиться со свежей прессой. Приятно было обнаружить на столе городского руководителя нашу газету, которую, по словам помощников г-на Шанцева, он просматривает одной из первых.

Однако наш разговор шел отнюдь не о прессе и даже не о последних событиях в мире большого спорта: Москва в эти дни готовится принять 112-ю сессию Международного олимпийского комитета, главными событиями которой станут избрание нового главы МОК и выбор города, который будет принимать Олимпиаду 2008 года. В связи с проведением этого грандиозного общественно-политического мероприятия у вице-мэра столицы множество забот. Но в своем плотном рабочем графике Валерий Шанцев нашел время для разговора с журналистом "Советского спорта".

МЫ ПОКАЖЕМ ГОСТЯМ СТОЛИЦУ С САМОЙ ЛУЧШЕЙ СТОРОНЫ

— Валерий Павлинович, вокруг сессии МОК, что вскоре откроется в Москве, кажется, по-прежнему больше вопросов, чем ответов. Для чего эти траты городу, нужно ли это нам? Г-ну Самаранчу понятно, зачем это нужно, но зачем это нужно Москве и москвичам?

— Есть несколько главных позиций, когда мы готовимся к такого рода событиям. Первое — это ремонт многих объектов города. Не до всего руки доходят, не все можно в оперативный план включить, а сейчас наиболее важных затрат у нас нет. Надо было отремонтировать Колонный зал, Большой театр. Еще мы отремонтировали дороги, фасады домов. Надо понимать, когда есть подобная задача — провести крупное мероприятие, то город украшается, и мы не считаем затраты бросовыми. Второе. Все-таки к нам приедут почти 4500 человек, которые будут жить в наших гостиницах, будут пользоваться всей инфраструктурой города. И сегодня нам ничего не нужно, кроме заказов такого рода, мы все время говорим, чтобы увеличивался поток туристов и инвестиций. Третье. Есть озабоченность тем, как информированы в других странах о том, что происходит в Москве. Где бы я сам ни был, разговор идет об одном и том же: ну что вы рассказываете, Москва — город нищий и небезопасный, бизнес у вас делать невозможно, у вас убивают и вообще в России нечего делать. Приходится тратить усилия, объясняя людям, что это не так. Когда же к нам приедут практически из всех стран мира, то они увидят, что Москва-то совершенно другой город, что Москва развивается, активно привлекает инвестиции, разговор о нас пойдет, как и после Всемирных юношеских игр, по всему миру. А это даст возможность увеличить приток инвестиций. А без денег никакой рынок построить нельзя, и только инвестиции являются регулятором рынка. Наконец, есть и чисто спортивный фактор, когда организаторы спорта, члены Олимпийского комитета приедут сюда. Наверняка, и мы это не скрываем, Москва будет выходить с предложением провести у нас летние Олимпийские игры. Когда — это вопрос. Но то, что для проведения Игр у нас все есть, это факт. Вот мы и хотим показать и наш олимпийский стадион, и спортивные объекты и показать, как мы умеем организовывать соревнования. Вот для чего нам нужно образцово провести сессию МОК.

— 1 миллион долларов — столько потратила на сессию только Москва. А каково участие иностранцев?

— Международный олимпийский комитет оплачивает проживание, питание, транспорт для участников. Все то, что идет по программе сессии.

— Сейчас много говорят о роли Хуана Антонио Самаранча в мировом спорте. Он был избран на свой пост 21 год назад в Москве, теперь уходит. Какое лично у вас отношение к его деятельности?

— Естественно, я не могу говорить про все два десятилетия его работы. Но начиная с 1996 года я несколько раз встречался с г-ном Самаранчем. Особенно активные встречи были в период подготовки Юношеских игр. Что в нем подкупает? Его целеустремленность, его пунктуальность, его стремление лично пощупать, проверить, понять, как что делается, как идет подготовка. И при этом он не только спортивный человек, но и крупный политический, общественный деятель. Он очень любит Москву, любит Россию. Я думаю, что этот человек не зря занимал в течение 21 года такой пост.

ПОСЛЕ КАТКОВ И БАССЕЙНОВ БУДЕМ СТРОИТЬ ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКИЕ СТАДИОНЫ

— Первый вопрос был и о москвичах. Ясно, что опосредованно жителям города будет выгода и от сессии, и от возможного проведения Олимпиады. Но ведь программа развития Москвы-спортивной может быть только комплексной. Каковы ее ближайшие перспективы?

— Здесь тоже много вопросов. Например, нам надо строить легкоатлетический стадион. И не один. Потому что любая летняя Олимпиада — это, прежде всего, легкая атлетика. А у нас сейчас нет возможности проводить легкоатлетические соревнования высшего разряда. Поэтому рассматриваются несколько вариантов, в том числе и новое строительство в Крылатском, и реконструкция стадионов "Авангард" и бывшего "Сталинца". Да, по сути дела все наши запущенные стадионы надо превращать в легкоатлетические. Сегодня и в Америке, и в Европе люди много занимаются бегом, легкой атлетикой. И развивается во всем мире легкая атлетика мощно: свыше 220 соревнований высшей квалификации в год проводит всемирная федерация. А мы не можем принять даже одного. И это первое направление, если говорить об Олимпиаде. Я думаю, это стержень. А по остальным видам спорта — плаванию, фехтованию, борьбе, боксу — у нас более или менее все обеспечивается.

— Можно ожидать, что программу строительства в Москве бассейнов и катков сменит программа по развитию легкой атлетики?

— Да. Я думаю, это надо делать. Только надо проанализировать наши возможности и по стадионам, которые находятся в запущенном состоянии. Например, такие как "Салют" около метро "Семеновская", "Труд" на Варшавском шоссе, стадионы "Фрезер", "Локомотив" на улице Лазо и другие. Таких арен у нас много. Существуют ведь и ведомственные стадионы, и муниципальные, но не всегда желание развивать спорт совпадает с возможностями хозяев арен. Надо также прорабатывать финансовые схемы, как, например, в Германии, где для частных спортклубов, работающих с населением, часть бюджета покрывается из бюджета города. Может быть, нам придется выйти на какой-то городской закон. Такого нет в России, но столица всегда имела некоторые законы, опережающие всероссийские.

— Итак, главный курс — на Олимпиаду?

— Нет, наша главная задача заключается не в том, чтобы спорт высоких достижений развивать. Просто мы убеждены, что если в каком-то виде нет человека достойного, нет маяка, то и массовый спорт будет заполняться менее активно. Вот ведь и Юношеские игры показали: проводили их по 15 видам спорта, и люди увидели, что мы завоевали золотые медали, и дети пошли в синхронное плавание, в гимнастику, в другие победные виды. Но задача шире — надо строить объекты, где можно было бы заниматься массовыми видами спорта.

— На страницах прессы параллельно обсуждению наших шансов на Олимпиаду идут разговоры и о том, что Москва в числе других российских городов, или даже вместе с Украиной, готова пригласить чемпионат мира или Европы по футболу. Ваше отношение к этому?

— Футбольный чемпионат такого уровня — это, безусловно, событие. И мы способны провести чемпионат, не привлекая даже никакую другую страну. Я глубоко в этом убежден. Самое интересное, что для этого не нужны большие капвложения. У нас только в Москве есть четыре-пять хороших стадионов: олимпийский стадион, "Локомотив", где завершается строительство, "Динамо", для которого есть проект реконструкции, можно использовать и арену "Сатурна" в Раменском. Имеются проекты усовершенствования арены ЦСКА, если заняться, можно привести в порядок стадион "Торпедо".

— Вы говорили и о Юношеских играх. Будут ли они иметь продолжение?

— По крайней мере, один город в мире уже готов принять следующие Игры — канадский Торонто. Но мы сейчас думаем, стоит ли нам помогать какому-то чужому городу, чтобы провести новые состязания, или же вновь принять их в Москве для привлечения еще большего внимания к молодым спортсменам. К сожалению, времени немного. В том же Торонто мечтают принять большую Олимпиаду в 2008 году, и у них есть еще время. А у нас времени нет. Плохо провести Игры для нас значит убить саму их идею. Вот этого мы боимся. Что ж, будем думать.

НА МЕСТАХ НУЖНЫ СПОРТИВНЫЕ ОРГАНИЗАТОРЫ

— И все же, как все это поможет массовому спорту в столице?

— С помощью все тех же инвестиций. Можно сказать о физкультурно-оздоровительных комплексах, которые являются местами для комплексных занятий спортом. Везде, где есть игровые залы, нужно сделать комплекс, чтобы люди занимались разными видами спорта. Но есть еще одна проблема: в наших школах не должно быть спорта, там должна быть физическая культура как предмет. Как математика, физика, потому что знание основ физической культуры, знать, как ухаживать за собой, за телом — одни из основных знаний. Мы ведь этим почти не занимались, а физкультура для мальчика и девочки совершенно разная. Когда мы их загоняем в один зал и заставляем прыгать через одного и того же "козла", мы должны задать себе вопрос: а зачем? Может, девочке это и не надо, как не надо штангу поднимать или боксом заниматься. И нам нужен школьный организатор физической культуры более квалифицированный. Потому что он должен дать совет начинающему спортсмену, каким видом спорта надо заниматься. И в школе должны быть адреса ближайших секций. Тогда у нас будет все системно, понятно, тогда будут результаты. А пока люди большей частью попадают в спорт стихийно.

— В каждой школе должен быть тренер, вооруженный такой методикой?

— В каждой.

— Говорили, что кадры решают все. Но есть информация, что тренеры в школах Москомспорта не получают некоторых льгот, которые получают преподаватели в обычных школах. Как здесь решать вопрос, чтобы нас правильно учили физкультуре?

— Да, была допущена ошибка при подготовке документов: прозевали, забыли вписать к образованию и спорт. Теперь вот надо во все законы, которые регламентируют работу, вставлять спорт. Будем поправлять самих себя.

— Вопрос еще и в том, что, говоря про образование, в том числе и физкультурное, мы понимаем, что это будущее страны. Какие в этом смысле перспективы роста зарплаты учителей и преподавателей физической культуры?

— Мы регулярно поднимаем надбавку к зарплате педагогов, и сейчас она достигла 110 процентов к основной зарплате. Конечно, это переходит все границы. Неоднократно Юрий Михайлович Лужков говорил с президентом, я общался с людьми в правительстве, что надо принимать решение по тарифным ставкам. Ведь в Москве в два с лишним раза зарплата выше, чем по России. Другие регионы не могут такого делать. Наверное, у нас и цены повыше, и прожиточный уровень выше. Но главная беда не только у спортсменов, не только в образовании и здравоохранении. Есть непонимание происходящих процессов. Мы удивляемся, почему на Западе высокие заработки. Да потому что они определяют высокий уровень потребления, а это обеспечивает высокие темпы развития производства и большие отчисления в бюджет. Так что это задача не только социальная, но и экономическая — дать достойную заработную плату.

НАПОСЛЕДОК - О ЛЮБИМОЙ ИГРЕ

— И последний вопрос. Как руководителя московского хоккея поздравляю вас с увеличением числа московских клубов в Суперлиге. Удастся ли москвичам, на ваш взгляд, снова бороться за победу в чемпионате?

— Конечно, я рад и доволен. Думаю, и "Динамо", и "Спартак", и "Крылья Советов" смогут побороться за высокие места. Но настораживает, что сегодня хоккейные соревнования перешли в разряд околоспортивных. На местах хоккеем занимаются все — губернаторы, областные Думы, партии. Мы говорим: давайте играть по зонам, а потом в плей-офф — так дешевле. А нам отвечают: нет, вы нам нужны. Причем москвичи всем нужны слабые. Мы едем в гости, и все готовы бить Москву. Обыграть столицу для многих становится политикой, они все средства бросают на это. И когда общаешься, иногда стыдно становится: дороги в ином городе не ремонтируют, дома не строят, а потратили деньги на хоккейную команду, раздули зарплату, переманили всех игроков — и власти на коне. Но Москва, скажу я, тоже не бедный город. Мы поняли, что пора с этим кончать, и мы закончим эту эпопею. Москва сделает так, что политика перекупки у нас игроков прекратится, потому что никто не выдержит соревнования с Москвой. На самом деле надо иметь свой хоккей, надо иметь свои школы, надо иметь свою базу, и только так наш отечественный хоккей поднимется.