После окончания встречи с "Сатурном" главный тренер "Анжи" Гаджи Гаджиев объявил о своем окончательном решении расстаться с командой, после чего долгое время не выходил из раздевалки, где общался с футболистами. Сразу по окончании разговора наставник "Анжи" дал эксклюзивное интервью "Советскому спорту".

— Накануне старта второго круга я ездил в Дагестан и встречался с руководством команды, — рассказывает Гаджиев. — Поговорил с председателем правительства республики и сказал, что в настоящий момент не в состоянии передать футболистам все свои знания и опыт, как делал это последние два года. В связи с этим попросил отпустить меня, ведь главный тренер должен быть в порядке. У меня спрашивали, нет ли еще каких-нибудь других причин покинуть "Анжи", и я ответил, что дело только в моем нынешнем неважном самочувствии. В итоге мы договорились, что я оставляю команду. В раздевалке после матча это было донесено до игроков, и сейчас они осмысливают произошедшее. С одной стороны, этот поступок не делает мне чести, ведь оставлять команду в такой сложной ситуации некрасиво. Но я исхожу из того, что наставник, пришедший на мое место, сумеет дать футболистам больше.

— Как отреагировали игроки на ваше желание покинуть клуб?

— Мнение команды таково: если мне необходима пауза, чтобы поправить здоровье, то игроки поддерживают мое желание отойти от дел на некоторое время. В ином случае они просят остаться.

— Что же решили вы?

— Очень сложно ответить на этот вопрос. Если люди на тебя надеются и просят помощи, а ты отказываешь им в этом, то, конечно, чувствуешь себя некомфортно. Я уже вроде бы принял для себя окончательное решение, но… Мне очень сложно в себе разобраться сейчас. Главное в сложившейся ситуации сделать так, чтобы было как можно лучше для команды. Полагаю, игрокам целесообразнее тренироваться под руководством другого наставника.

— Есть ли сейчас кандидатуры на место главного тренера "Анжи", которые вы поддержали бы?

— С Бышовцем до сих пор ситуация неопределенная, поэтому не исключаю, что его фамилия может выйти на первый план. Знаю, что у Анатолия Федоровича планы не слишком поменялись, тем более он недавно отказался от некоторых предложений. Считаю, что Бышовец мог бы помочь команде.

Знаете, вот сейчас говорю, а перед глазами стоит картина, как "Анжи" забивает гол без нарушения правил, а затем мяч влетает в наши в ворота из офсайда. Как после этого можно себя чувствовать?

— Насколько серьезны ваши претензии к судьям?

— В нынешнем сезоне "Анжи" судят гораздо хуже. Сначала в матче с ЦСКА ни за что был удален Яскович, затем в игре с "Аланией" на линии нашей вратарской площадки игрок соперника толкнул нашего вратаря и забил гол, а свисток в это время молчал. Не уверен, что арбитры ничего не видят. Все они видят, просто по каким-то причинам не хотят фиксировать нарушения.

— В чем, по-вашему, причины подобного отношения к дагестанской команде?

— Возможно, нас считают выскочками и хотят поставить на место. Может быть, арбитры на нас резко обиделись за плохой прием в Махачкале.

— Серьезно ли сказалась на игре "Анжи" потеря Ранджеловича и Рахимича?

— Нам тяжело, но у команды есть внутренние резервы для усиления игры, поэтому она сумеет выправить ситуацию и с честью выйти из сложившегося положения. Конечно, с двумя этими футболистами сделать все было бы легче. Но ведь проблема не упирается только в ушедших легионеров, потому что случалось, когда команда лишалась до десятка футболистов из-за травм и дисквалификаций, все равно мы продолжали играть.

— Собирается руководство клуба восполнять потери в составе?

— Необходимость укрепления состава огромная, но вопрос в том, за счет какого количества средств это сделать. Ведь можно укрепиться за два рубля, а можно за пятьдесят. Сегодня "Анжи" невозможно усилить футболистами, которые превосходили бы своих партнеров. За них попросят солидные деньги, а у нас их нет. Я еще в прошлом году просил выделить команде для приобретения новичков сумму порядка полутора миллионов долларов, ведь редко удается найти квалифицированного игрока за малые деньги. За стоящего футболиста необходимо выложить минимум 500 тысяч долларов. Вот "Спартак" продавал Ирисметова за 550 тысяч и Робсона за 600, но в "Анжи" играют по большей части футболисты, приобретенные за 100 тысяч. Самый дорогой футболист в Махачкале — это Пинси Билонг. За него мы отдали 195 тысяч.

— Какова ситуация с Билонгом?

— Он уехал играть за сборную Камеруна и до сих пор не вернулся. Понимаете, камерунец спит и видит себя в московской команде. Другое дело, возьмут ли они его. Игрок-то он хороший, и нам жаль его терять, ведь футболистами сборных -участников чемпионата мира не разбрасываются. Судьба камерунца в его руках.

— Вы не боитесь, что вскоре от команды ничего не останется?

— Такая опасность существует. Жаль, что вероятность этого мало принимает во внимание руководство республики Дагестан. Хотя в целом отношение к нам с их стороны нормальное, но некоторое недопонимание в трансферных вопросах существует.

— Вы видите какие-то изменения к лучшему?

— Видимо, придется выступать до конца чемпионата тем составом, который имеется в наличии. Если кто-то и вольется в команду, то вряд ли сумеет заменить ушедших.

— Не изменятся ли цели клуба на сезон с учетом потерь?

— Перед началом сезона мы собирались побороться за место выше прошлогоднего, и это, считаю, было нормально. Только при одном условии — если бы я присутствовал на всех сборах и полноценно участвовал в тренировочном процессе. Хотели мы добраться до финала Кубка, что и сумели сделать, хотя тот матч оставил тягостное впечатление по известным всем причинам. Наверное, сейчас нас жизнь проверяет на прочность. Согласен, что не каждый коллектив выдержит такие удары судьбы. Но последние встречи с "Локомотивом", "Ротором" и "Сатурном" команда провела достойно и не выглядела слабо.

— Матч против подмосковной команды стал для вас последним на посту главного тренера "Анжи"?

— Вероятность этого очень велика, но мне необходимо осмыслить все сказанное футболистами и тогда принимать решение. Через несколько дней я определюсь.