Хуан Антонио Самаранч уходит. Думается, мы еще услышим не одно мнение о годах его правления в Международном олимпийском комитете. Более того, президент уже и сам постарался дать публике дополнительную пищу для размышлений, выпустив накануне знаменательного для него самого и для всего олимпийского движения события почти автобиографическую книгу. О его роли в деле развития и совершенствования идей олимпизма спорили и спорят. Однако главного, чем обязана ему спортивная история, не перечеркнуть никому.

Да, это именно Самаранч сделал из олимпийской идеи прибыльный бизнес. Равного ему в этом строительстве, пожалуй, и не найдешь в спортивном мире (ан нет, где-то рядом маячит фигура бразильца Жоао Авеланжа, который практически в те же сроки и по тем же рецептам выстроил гигантскую финансовую пирамиду мирового футбола). И тем не менее Самаранчу пришлось куда как сложнее. Его строительство в куда большей степени было замешано на политике, началось в период сильнейшего обострения в противостоянии двух великих спортивных держав — СССР и США, продолжалось, когда коммунизм уже рухнул, а завершается вместе с уверенной победой одного общественного строя во всем мире. При этом испанский маркиз создал на базе МОК настоящую монархию, в которой все действия, все самые мельчайшие движения огромного механизма начинались только с его собственного благословения. Но, как оказалось, бог в полной мере наградил Хуана Антонио Самаранча талантом не только организатора, но и бизнесмена.

Но президент МОК все эти долгие два десятилетия был одновременно и в высшей степени демократом. Даже большинство его оппонентов и противников признает, что, принимая стратегические решения, он всегда выслушивал все заинтересованные стороны, и любое мнение было для него важно. А по более мелким проблемам вполне доверял компетентным помощникам. Последнее, впрочем, сыграло с Самаранчем злую шутку на излете его фантастической карьеры: помощники и впрямь были вполне компетентны, но ротация их была минимальна и они старели вместе с монархом. А поскольку с возрастом не все, подобно самому маркизу, могли достаточно критически относиться к самим себе, то это и привело к скандалам, подобным тому, что разгорелся вокруг американского городка Солт-Лейк-Сити, столицы зимней Олимпиады-2002. Оказалось, что вокруг вполне просвещенного монарха находились не только трудолюбивые единомышленники, но и себялюбивые взяточники. Так, впрочем, бывает почти во всех монархиях.

Так что Самаранчу пришлось примерно наказать самых низко павших из своих коллег, принять часть вины на себя и обновить круг избранных, введя в состав руководителей мирового спорта тех, кто все эти годы действительно безвозмездно помогал маркизу строить здание МОК, — самих атлетов. Тем самым изгнание торгующих из олимпийского храма состоялось, и очистительный огонь готов вновь воспылать в факеле ближайшей по времени Олимпиады (ирония судьбы состоит только в том, что это будут как раз Игры в Солт-Лейк-Сити).

И все же ныне здание МОК стоит как никогда крепко. Суммы, которыми располагала эта организация в начале правления Самаранча, кажутся просто смешными по сравнению с ее нынешним бюджетом. Испанский маркиз, по сути, переписал для истории лозунги французского барона Пьера де Кубертена и научил недавних спортсменов-любителей зарабатывать не меньше профессионалов. Именно поэтому историю 21-летнего правления Самаранча надо бы прилежно изучать всем тем, кто претендует на руководство любой спортивной организацией, федерацией или клубом. Это в первую очередь относится к возможным преемникам маркиза на посту главы МОК. Это в равной степени распространяется на крупных и мелких начальников во всевозможных всемирных федерациях по видам спорта. Это, наконец, следует помнить и руководителям различных национальных ведомств всех стран и народов, поскольку имеется масса примеров того, как их "вечные" президенты и председатели десятилетиями проедали государственные деньги, бездарно тратили спонсорские вливания и средства МОК. Не создав, в отличие от маркиза Самаранча, ни одного успешного в финансовом плане проекта, не заработав ни единого доллара, а лишь мечтая о манне небесной в виде неизвестно откуда берущихся инвестиций в воздушные замки многочисленных грядущих Олимпиад.

Воистину, его пример — другим наука…