В чемпионате России позади только первый круг, а неожиданностей случилось уже немало. Одна из них — неудачный старт махачкалинской команды "Анжи", которая после прошлогоднего четвертого места вдруг оказалась в группе аутсайдеров, ей грозит возращение в первый дивизион.


НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ВЗЛЕТ И ПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ПРОВАЛ

История "Анжи" — это сложный процесс, в котором чередуются рывки и остановки. Два года назад в Махачкале немного было оптимистов, веривших в то, что их команда, не считавшаяся ведущей даже в первом дивизионе, осенью завоюет право выступать в элитной группе. В прошлом году, наоборот, только пессимисты сомневались в том, что футболисты "Анжи" не завоюют медали, поэтому даже очень высокое для дебютантов четвертое место в Дагестане не вызвало восторга, и неудивительно, что в этом сезоне от "Анжи" ждали возмещения прошлогодних потерь. И вдруг провал. Неожиданные удары последовали один за другим, причем наносили их не только соперники. В итоге махачкалинцы проиграли Кубок, а в чемпионате были отброшены в конец таблицы. Извержение вулкана неудач в Махачкале, однако, началось, не в тот момент, когда футболисты "Локомотива" "прорубили отверстие в кратере" и "лава" обрушилась на махачкалинцев. И даже не зимой, когда главный тренер Гаджи Гаджиев, по его же признанию, из-за неудовлетворительного состояния здоровья не смог провести полноценную подготовку к сезону. Футболисты "Анжи", конечно, справедливо полагают, что удар, полученный в финале Кубка от "Локомотива", их нокаутировал, подорвал уверенность, что сказалось на трех следующих матчах в чемпионате. Все это верно, как верно и то, что по уважительной и легко объяснимой причине они, возможно, и в самом деле что-то недоработали в подготовительном периоде. И все же, думается, неприятности стали обрушиваться на команду гораздо раньше, в момент, когда она была на подъеме. Просто гул внутри вулкана тогда мало кто слышал, а от тех, кто пытался обратить внимание на посторонний шум, на изменение прежде всего в работе клуба, просто отмахивались.


ТРИ КИТА "АНЖИ"

В прошлые два сезона успех "Анжи" держался на "трех китах" — премьер-министре и заодно президенте клуба Хизри Шихсаидове, его заместителе Зайдине Джамбулатове и главном тренере Гаджи Гаджиеве. Но вся история началась все-таки с возвращения в родной Дагестан Гаджи Гаджиева, который более 20 лет работал в Москве в разных сборных, правда, в роли помощника главных тренеров. А в январе 1999 года в Махачкале ему предложили самостоятельную работу — возглавить "Анжи". Немаловажно и то, что поначалу ни перед Гаджиевым, ни перед командой никто серьезных задач не ставил, не нацеливал на быстрый переход в высший дивизион. Наоборот, разговоры с руководителями клуба чаще всего сводились к тому, чтобы удержать команду в первом дивизионе. Тем неожиданнее, что за один сезон Гаджи Гаджиев вывел махачкалинский клуб, составленный практически из любителей — не по статусу, а по мастерству, в элитную лигу, сделав его профессиональным в полном смысле слова. Собрав футболистов по принципу "с бору по сосенке", Гаджиев научил их в первую очередь более ответственно относиться к своим обязанностям, а повышение мастерства стало уже следствием высокой требовательности тренера к футболистам и самих игроков — к себе. Футбол начал занимать в их жизни больше места, они стали настоящими профи, привыкли исподволь готовиться к следующему матчу сразу по окончании предыдущего, готовиться не только физически, а прежде всего психологически, что помогало находить в себе силы, когда казалось, что они давно исчерпаны.

Но футбол — это не только игра конкретных исполнителей. Это и современное шоу, требующее уже от других специалистов создания для игроков условий, необходимых для выполнения тяжелой работы, именуемой футбольным матчем. Увы, таких руководителей в клубе "Анжи" нашлось немного, причем и их нельзя было называть профессионалами, поскольку ранее они не имели к футболу прямого отношения. Прежде всего, это премьер-министр, являвшийся по совместительству и президентом клуба Хизри Шихсаидов, вице-президент Зайдин Джамбулатов, начальник команды Абакар Аджиев, который, кстати, по необъяснимым причинам не доработал даже до конца победного 1999 года, о чем можно только сожалеть, поскольку сейчас этот специалист с успехом работает в другой махачкалинской команде — "Динамо". Недолго во главе "Анжи" продержались и Шихсаидов с Джамбулатовым. С премьер-министром, правда, формально все было ясно — человек он государственный, и от него требуется проявление заботы о всей республике, а уж потом и о футбольной команде. А вот с Джамбулатовым вообще случилась история необъяснимая — работал он успешно до начала второго круга в минувшем чемпионате, а потом вдруг был исключен из клуба даже без права общения с игроками. И в результате, за исключением Гаджиева, в "Анжи" не осталось специалиста высокого класса, способного решать оперативно важные вопросы.

С появлением в Махачкале Гаджи Гаджиева на ноги становилась и футбольная команда, и сам клуб. Но этот процесс продолжался менее двух лет. Новые руководители клуба, видимо, посчитали, что дело, начатое их предшественниками, подобно автомобилю с хорошо отрегулированным двигателем, нуждается лишь в своевременной дозаправке топливом. Но ведь и автомобиль нуждается в замене масла, тормозных колодок, других разных деталей. А вот об этом в "Анжи", похоже, всерьез не задумывались, как и не признавали того, что их профессиональный уровень во многих вопросах не соответствует классу футболистов "Анжи". Нет сомнений в порядочности новых руководителей клуба, их любви к футболу. Но ведь нет и такой профессии, как хороший человек. Однажды Гаджи Гаджиев заметил, что при строительстве дома он пригласит не друзей, а квалифицированных плотников, каменщиков, штукатуров. Да и любовь этих руководителей к футболу — это еще не гарантия знания законов развития и самой игры, и всего футбольного хозяйства. И беда была не только в том, что, кроме Гаджиева, в "Анжи" не осталось больше профессионалов, но и в том, что те, кто заменил Шихсаидова и Джамбулатова, не проявляли самостоятельности, были, как правило, безынициативны и выполняли только указания сверху. Никто не хотел или не мог поговорить с руководителями республики о нуждах команды. А без такого общения, разумеется, невозможно решить ни один важный вопрос. Джамбулатов же был как раз тем самым буфером между футболистами, тренерами, с одной стороны, и руководителями Дагестана — с другой. Он мог, если того требовали обстоятельства, защитить игроков, которые в свою очередь полностью доверяли вице-президенту, полагаясь на его порядочность.


ТОЛЬКО ЛИ ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР В ОТВЕТЕ

Гаджи Гаджиев неоднократно сетовал на плохую селекционную работу, на невозможность якобы из-за финансовых затруднений купить хороших футболистов. Но это, думается, упущение уже не работников клуба, а тренеров: по нашим сведениям, бюджет "Анжи" по сравнению с прошлым годом увеличился вдвое, а после продажи ЦСКА Рахимича и Ранджеловича махачкалинская команда способна купить игроков такого же высокого класса. Отсутствие четкого взаимодействия между клубом и командой, а точнее — бесконтрольность в некоторых вопросах со стороны работников клуба, в частности, привело к тому, что на длинной скамейке не всегда находились игроки, способные заменить травмированных или уставших партнеров. И в этом уже вина врачей команды, которые лишний раз подтвердили, что роль доктора не только в том, чтобы вовремя сделать обезболивающий укол или помазать ссадину зеленкой, а в более серьезной помощи травмированным игрокам. В "Анжи" два врача — Кнак, работавший когда-то в сборных СССР, и более молодой Керимов. Не беремся судить о разделении обязанностей между ними, но то, что инициатива чаще всего исходит от более опытного Кнака, сомнений не вызывает. Так что, скорее всего, и мера ответственности должна быть раздельной. А отвечать, хотя бы морально, в первую очередь перед игроками, врачам есть за что. Второй год, например, после операции не могут вернуться в строй экс-нападающий молодежной сборной России Баматов, потенциальный защитник первой сборной Гордеев. После приговора врачей из команды ушел Варламов, который в этом сезоне отлично играет в соседнем Нальчике, и им заинтересовались тренеры клубов высшего дивизиона. Долго не могли восстановиться после травм полузащитник молодежной сборной Рамазанов, а также отлично зарекомендовавшие себя в конце минувшего сезона Алексеев и Адиев.

Сегодня многие склоняются к тому, что главная причина неудачной игры "Анжи" в первом круге — в неудовлетворительной предсезонной подготовке, в свою очередь связанной с болезнью Гаджиева. Но это далеко не так. Можно, конечно, свалить всю вину на тренера, неизвестного, неквалифицированного, как это нередко делается в других клубах. Но невозможно назвать "стрелочником" Гаджи Гаджиева, который два сезона показывал высокое тренерское мастерство и вряд ли в последние полгода растерял знания. Кстати, если бы махачкалинцы и в самом деле неудовлетворительно подготовились к сезону, за четыре месяца, прошедших с начала чемпионата, и Гаджиев, и временно заменявший его Бышовец наверняка наверстали бы упущенное. Причина видится в другом — в психологической неустойчивости игроков, обнаружившейся после нарушения связей между командой и клубом.


ОТСТАВКА ГАДЖИЕВА - ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФАКТ

Событие, которое предполагалось, стало документальным фактом. Просьба главного тренера "Анжи" Гаджи Гаджиева об отставке удовлетворена. Судя по всему, отечественному футболу еще только предстоит осознать, какую потерю он пережил. Гаджиев неофициально считался одним из лучших (если не лучшим) специалистом по организации тренировочного процесса. В отличие от многих клубов, к примеру, в "Анжи" нет специального тренера по физической подготовке. С этими функциями всегда справлялся сам Гаджиев. И как показывала практика, делал это успешно: ни в 1999-м, ни в 2000 году у "Анжи" ни разу не было затяжного спада. Другое известное достоинство Гаджиева — умение распознать футбольный потенциал в игроке, на которого до этого никто не обращал внимания. Именно в команде у Гаджиева футболисты, купленные за 60 тысяч долларов, через год-два уже стоят 600 тысяч.

И еще один его плюс — принципиальное нежелание "работать с судьями". Гаджиев искренний сторонник того, чтобы результат определялся тренировочным процессом и игрой, а не закулисными интригами. Многие считали такой подход несовременным. Гаджиев и сам не раз в сердцах восклицал после проигранных не без участия судей матчей: "Судьи, сколько раз повторять, мы с вами не работаем! Не ждите этого от "Анжи", президенты клубов договорились, и не знаю, как другие, а мы не можем нарушить этот договор". Вообще за все время пребывания "Анжи" в высшем дивизионе лишь однажды представители одного из клубов — питерского "Зенита" — обвинили судейство в Махачкале в предвзятости. Других подобных инцидентов в столице Дагестана не было.

Прощаясь с футболистами "Анжи", Гаджи Гаджиев очень волновался:

— Мы проработали достаточно продуктивно. Каждый из нас вырос: и вы заметно прибавили, и я вместе с вами. Теперь я ухожу из "Анжи". Жизнь такова, что футболистам и тренерам время от времени приходится расставаться.

Впрочем, мой уход с должности главного тренера вовсе не означает, что я ухожу из "Анжи" вообще. Этот клуб был и остается моим родным. И я по возможности всегда буду находиться рядом, помогать, делать все от меня зависящее.

То, что вы умеете играть в футбол, показали несколько последних матчей. Команда достойно выглядела и в финале Кубка, и в выездных матчах с "Ротором" и "Сатурном". В Раменском мы вообще проиграли по вине арбитра. Я убежден, что судьи продолжают нам мстить за "нетеплый" прием в Махачкале. Обращаюсь к тем, кто сидит в этом зале: конечно, команда требует усиления, и, судя по всему, двое-трое новых футболистов должны влиться в состав. Но помните, что костяк команды составляете вы, сидящие здесь. Именно от вас зависит результат. Те, кто придет, новые игроки смогут лишь помогать в достижении нужного результата. Я надеюсь на вас, верю в вас и всегда буду с вами.