После заявления Гаджи Гаджиева об уходе из "Анжи" основным претендентом на место главного тренера по праву считается Анатолий Бышовец, который полтора месяца уже работал в махачкалинской команде.

— Анатолий Федорович, недавно вы отказались тренировать сборную Камеруна, заявив о том, что намерены работать в российском клубе. Учитывая сегодняшнее положение в "Анжи", а также вашу полуторамесячную работу в этой команде, вроде бы есть все основания считать вас главным претендентом на место Гаджи Гаджиева?

— Это не совсем так. Начну со сборной Камеруна. Да, я действительно не проявил заинтересованности тренировать эту команду, хотя она уже завоевала право выступать через год в финале чемпионата мира. Победа в отборочном цикле лишний раз подтверждает, что в Камеруне есть и прекрасные футболисты, и хорошая сборная. Но я помню свои встречи с бывшим тренером камерунской команды французом Анри Мишелем. Во время товарищеских матчей со сборной Южной Кореи, в которой я тогда работал, он рассказал мне, что в Камеруне нет проблем ни с футболистами, ни со сборной, но есть проблемы организационного плана. Свежи в памяти и чемпионаты мира в 1990 и 1994 годах, когда камерунцы выступали в финальных турнирах, а также последняя Олимпиада, после которой игроки в знак протеста против невыполнения руководителями камерунской федерации футбола условий контрактов отказались выступать в Кубке Конфедерации. При такой постановке дела, взвесив все "за" и "против", я отказался тренировать сборную Камеруна — мой авторитет дороже денег.

Что касается российской команды, то я нашел себе занятие — на общественных началах выполняю обязанности вице-президента в подмосковном клубе "Химки".

— Но "Химки" — аутсайдер в первом дивизионе, а "Анжи" будет участвовать в Кубке УЕФА. Авторитет и возможности этих клубов несовместимы, тем более при вашей высокой квалификации вряд ли есть смысл разбрасываться по мелочам и наверняка вас уже приглашали вернуться в "Анжи"?

— В Махачкалу меня действительно приглашали и по-прежнему приглашают.

— Почему же не идете в команду, у которой и перспективы есть, и условия для работы хорошие?

— У меня добрые отношения с игроками, с руководителями клуба, республики, в которой, кстати, есть свои особенности, не встречающиеся в других регионах России. Я по-прежнему переживаю за команду и после проигрыша в Раменском, например, был огорчен поражением не меньше игроков и тренеров. Но если быть откровенным, то ведь со мной никто о возвращении в "Анжи" толком пока и не говорил: бесед с разными людьми было немало, но все в общих чертах, без конкретных предложений. А мне во всем нужна ясность, которую могут внести только руководители, имеющие полномочия решать все вопросы. После последнего матча с "Сатурном" я общался с футболистами, с Гаджи Гаджиевым, который снова пригласил меня в "Анжи", на что я заметил ему, что он, особенно после того как сам уйдет из команды, не будет гарантом.

В мае, когда Гаджи Муслимович пригласил меня консультантом, он оставил не только хороших футболистов, отлично организованную команду, но и немало проблем. Главная из них — неопределенность. Когда Гаджиев, поправивший здоровье, вернулся в команду, она, как говорится, была на ходу, и мы дошли до финала Кубка России. Разумеется, обязанности главного тренера снова стал выполнять Гаджиев. Правда, при принятии важных решений он всегда советовался со мной. Но неопределенность сохранилась, поскольку Гаджи Муслимович не определился со своим будущим. Так что работать, повторяю, в таких условиях было непросто.

— Тем не менее вы все-таки не исключаете вариант возвращения в "Анжи"?

— Жизнь покажет. Тем более что у меня, повторяю, остались самые приятные воспоминания от общения как с игроками, так и с руководителями клуба и республики. Да и простые болельщики приняли меня очень тепло. Но это не значит, что даже в случае поступления конкретного приглашения я обязательно его приму. У меня есть еще вероятность работы и за рубежом.

— Но недавно вы вернулись из-за границы и сказали, что предварительная договоренность с одним клубом не закончилась подписанием контракта.

— Дело в том, что во время моей работы в "Анжи" в интересовавшем меня европейском клубе произошли изменения, сказавшиеся и на моем будущем — у основного спонсора, приглашавшего меня, случилось семейное несчастье, и он практически отошел от футбольных дел. Но есть вариант работы еще в одной стране.