Как известно, в профессиональном теннисе каникул по ходу сезона не существует. Едва завершился Уимблдон, как большинство ведущих теннисистов мира отправились в различные части света искать турнирное счастье на соревнованиях рангом пониже. Но в отличие от Марата Сафина, блестяще выступившего в паре с Роже Федерером на турнире в Швейцарии, другой россиянин, Михаил Южный, после игр на кортах Всеанглийского лаун-теннисного клуба предпочел взять небольшой тайм-аут. Всю прошлую неделю 19-летнего теннисиста можно было найти на "спартаковских кортах", что недалеко от метро "Сокольники". Именно там и состоялась беседа корреспондента "Советского спорта" с Михаилом перед его отлетом в Амстердам.

— Михаил, в настоящий момент вы находитесь в Москве, а не зарабатываете рейтинговые очки на турнирах?

— Собственно самим планированием занимается мой тренер Борис Собкин. Действительно, я был заявлен в Бастаде, но, так как в Великобритании я выступил неплохо, дойдя до четвертого круга соревнований, мы решили, что надо сделать небольшой перерыв, иначе это была бы слишком большая нагрузка. Все-таки необходимо и психологически восстановиться, и физически себя подтянуть.

— Но, благодаря выходу в четвертый круг Уимблдона, вы поднялись в чемпионской гонке аж на 42-е место. Не боитесь, что теперь можете опуститься на несколько позиций?

— Такой конкретной цели — набирать очки — у нас нет. Мы никогда не зацикливались на рейтинге. Надо думать о том, как улучшить свое мастерство, тогда и хороший рейтинг будет, и результаты придут.

— А вы с тренером не ставите задачу достичь пика формы к какому-то конкретному турниру?

— Мы готовимся ко всем соревнованиям. Сейчас нет проходных турниров. Но, естественно, следующий пик формы должен прийтись на очередной "Большой шлем". До Открытого чемпионата США еще полтора месяца, и поэтому не надо подгонять время и форсировать события. После двух турниров на "земле" я вернусь в Москву и две недели буду готовиться к американскому харду, а потом приму участие еще в двух состязаниях уже непосредственно в Штатах.

РАКЕТКИ УЖЕ НЕ ЛОМАЮ

— По Москве несколько лет уже бродит легенда о том, что в детстве вы были очень вспыльчивым мальчиком, что ракетки ломали чаще, чем тот же Марат Сафин. Это правда или вымысла в этой истории все же больше?

— Да не было ничего такого из ряда вон выходящего. Практически все дети очень бурно переживают неудачи. Заводной был — это правда. Всегда хотел выйти из поединка победителем и, когда что-то не получалось, порой швырял ракетки. Сейчас вырос и стараюсь контролировать свои эмоции.

— Но когда внутри человека бурлит энергия, ей ведь нужен выход...

— Это есть, но проявляется в основном не на корте. Можно конечно крикнуть, можно бросить ракетку, но не постоянно, не систематически. На самом деле существует множество способов снять напряжение. Например, взять подлиннее паузу во время матча или накрыться полотенцем, как бы отстранившись от всего происходящего.

— А потом после встречи не срываетесь на родных и друзей?

— Иногда срываюсь во время матча на тренера, просто в этот момент у меня "под рукой" больше никого нет. А после поединка кричать уже не имеет смысла. Все, дело сделано, надо думать о следующей встрече.

— А музыка, книги помогают расслабиться и снять напряжение?

— Перед матчем я не читаю, чтобы не напрягать глаза. Потом с удовольствием могу почитать книгу, в основном это детективы.

ЗА РУЛЕМ С 14 ЛЕТ

— Вы страстный автолюбитель, и говорят, получили права, едва вам исполнилось 18 лет. А как себя чувствуете за рулем после тяжелых матчей и тренировок, это ведь тоже дополнительное напряжение?

— Никаких проблем. Мне было 14 лет, когда я научился водить. Отец время от времени давал порулить, а потом около двух лет я ездил без прав. Пару раз останавливали инспектора и штрафовали, но хорошо хоть отпускали.

— А автоспортом не увлекаетесь?

— Смотреть, как кто-то наматывает круги, мне неинтересно. Самому прокатиться в настоящей гоночной машине — другое дело. Но только попробовать, не больше.

— А какие-нибудь другие виды спорта кроме тенниса вам нравятся?

— В основном футбол. С детства болею за ЦСКА. Раньше очень часто ходил на стадион смотреть на игру красно-синих. С ребятами во дворе и школе постоянно спорили, какая команда лучше. Сейчас, с одной стороны, уже нет возможности посещать матчи, а с другой, мне не очень нравится то, что творится в последнее время на трибунах.

ВЕРЮ ТОЛЬКО В СЕБЯ

— Михаил, большинство спортсменов очень суеверные люди. А вы верите в приметы?

— Не очень, но во время турниров стараюсь соблюдать некоторые из них. Однако, если какая-то примета не сбылась, для меня это не трагедия.

— А гороскопами интересуетесь? Читаете, что вам предсказывают астрологи?

— Нет. Знаю, что я по гороскопу Рак и Собака, но не более того. Могу посмотреть прогноз, но это скорее из любопытства.

— Когда играете сложный матч, кого зовете на помощь? Вот, например, Горан Иванишевич призывает Бога и еще двух Горанов...

— Я надеюсь только на себя. Кто еще во время поединка мне может помочь?

— Если говорить о том же Иванишевиче, какое впечатление осталось после его встречи с Рафтером в финале Уимблдона?

— К сожалению, сам матч я не видел, но мне рассказывали о нем. У меня было двоякое чувство. С одной стороны, я хотел, чтобы выиграл Рафтер, потому что в четвертом круге я уступил ему, а с другой, очень переживал за Иванишевича. В последний год он играл неровно и сильно откатился в рейтинге. Победа на Уимблдоне была мечтой всей его жизни. Вообще, мне кажется, в нашей стране у него множество поклонников. Горан ведь приезжал к нам на Кубок Кремля, да и вообще для зрителей он очень интересен.

— Если говорить о ваших успехах в поединках с именитыми теннисистами, победа над каким спортсменом была наиболее важной для вас?

— Все победы были разные. Но наиболее памятными были выигрыши на Кубке Кремля-2000 у Фабриса Санторо и Томаса Юханссона.

— А какой из ваших выигранных матчей по своему накалу борьбы и по напряжению является настоящим украшением карьеры?

— Наверное, встреча с Магнусом Густафссоном в четвертьфинале турнира в Копенгагене в феврале этого года. Это был очень тяжелый поединок. Я выиграл его с огромным трудом — 4:6, 7:6 (7:3), 7:6 (7:2).

СВОИ СЕКРЕТЫ НЕ ВЫДАЮ

— Михаил, а почему в паре выступаете не часто? Не получается или просто не нравится?

— Очень люблю играть парные матчи. Но у меня пока не слишком высокий парный рейтинг, и поэтому довольно трудно попасть на турнир. Но я думаю, это поправимо — надо пару раз удачно выступить на каких-нибудь соревнованиях. Если говорить о том, кого бы я хотел видеть в качестве партнера, пожалуй, это Андрей Ольховский, с которым очень здорово было играть на Кубке Кремля.

— Почему именно в теннисе уделяется такое большое внимание окружению спортсмена?

— Теннис — индивидуальный вид спорта, где нет команды как таковой. А ведь обязательно нужно, чтобы рядом находились люди, на которых можно опереться, которым доверяешь.

— Расскажите, кто входит в вашу "команду" и у кого какие функции.

— Прежде всего, это тренер по теннису Борис Львович Собкин. Он бывает со мной во всех поездках, на каждом турнире. Именно с ним мы занимаемся планированием и подготовкой к конкретным матчам. И вообще у нас с Борисом Львовичем более тесный контакт, чем у тренера и ученика. Я бы сказал, что у нас очень доверительные отношения. Со мной также работает тренер по физической подготовке Олег Борисович Мосяков. Мы с ним занимаемся с 1994 года. В нашу команду входит и психолог, который дает советы, как лучше снять напряжение и пережить неприятные моменты. В душу он не лезет, а просто помогает в конкретной ситуации. Ну и, конечно, папа, мама и брат, которые всегда рядом со мной.

— Что является вашим главным достоинством как теннисиста и над чем надо еще поработать?

— Первое, что надо улучшить, — это подача. Мы очень много работаем над этим. Не мешало бы поднять процент попадания с первой подачи и увеличить скорость. Над приемом тоже трудимся. Если хочешь чего-то добиться, останавливаться нельзя. А вот свои достоинства я бы выделять не стал. Не считаю, во-первых, что у меня есть какие-то коронные удары, а во-вторых, предпочитаю не выдавать свои секреты.

— Слышала от специалистов, что у Южного сильно развиты амбиции и это позволяет ему выигрывать самые тяжелые матчи.

— Просто я не считаю себя хуже других. И это, скорее, даже не амбиции, а ощущение себя.

— Это воспитывалось в вас с детства или было с рождения?

— Думаю, что воспитывалось. В жизни каждого человека очень многое идет от семьи, от тех примеров, которые у него перед глазами.

КАЛОРИИ НЕ СЧИТАЮ

— У вас в прошлом году были какие-то проблемы со здоровьем. Как сейчас обстоят дела?

— Увы, но хронический фарингит все еще дает о себе знать. Из-за этого был сначала сорван план подготовки к сезону, а потом еще и на "Ролан Гаррос" не смог хорошо выступить. В конце года будем решать — делать операцию или нет.

— Михаил, вы два года назад окончили школу, но к тому времени уже довольно часто выступали и поэтому, наверное, редко посещали занятия. Не было проблем с учителями?

— Нет, как только меня перевели в школу, где можно было учиться экстерном, все сразу нормализовалось, и я спокойно получил аттестат.

— А какие предметы лучше давались? Кем себя считаете — гуманитарием или технарем?

— Теннисистом.

— Ну а как обстоят дела с языком?

— Не слишком хорошо. В школе учил английский, но этих знаний мне не хватает на пресс-конференциях. В принципе, на бытовом уровне я вполне могу общаться и на какие-то не слишком сложные вопросы журналистов тоже отвечаю.

— Мы говорили о вашей "команде". А в нее не входит, скажем, диетолог? Кто следит за вашим питанием, за лишним весом?

— Никакого диетолога у меня нет. Можно сказать, что я ем то же, что и все люди. Только во время турниров стараюсь не экспериментировать.

— А сами приготовить что-то можете?

— Пирог или борщ не приготовлю, а вот что-то простое, особенно если мама оставит подробную инструкцию, — пожалуйста.


МИХАИЛ ЮЖНЫЙ

Родился 25 июня 1982 года в Москве, проживает там же. Рост: 182 см, вес: 69 кг. Хват ракетки: правша. В профессионалах с 1999 года. Рейтинг 52 недель: 69 место (лучшее: 63 место - 9 июля 2001). Чемпионская гонка 2001 года: 45 (28 — 19 февраля 2001). Парный рейтинг: 313 (222 — 23 апреля 2001). Титулов в одиночном разряде: 0. Титулов в парном разряде: 0. Соотношение матчей: 22/23 (в этом году - 16/14)

Призовые деньги: 296667 USD (в этом году — 167310 USD)