Он вновь ворвался в российский футбол. Нагло, напористо, результативно. И вновь забил ЦСКА. Долгожданное возвращение получилось на славу. Так считают многие, кроме самого форварда.

— Сразу же после матча вы навели на свой дебют большую критику. Спустя сутки эмоции наверняка улеглись. Как теперь оцениваете свою игру против ЦСКА?

— Да примерно так же. Ведь два прекрасных момента упустил, а самое главное — мы не выиграли. Я знал, что нахожусь не в лучшей физической форме, но надеялся, что все-таки смогу продержаться дольше.

— Когда включили морально-волевые качества?

— Примерно на пятнадцатой минуте второго тайма. Столь длительный срок без большого футбола не мог не оставить серьезных последствий. Эх, как же жаль, что меня не успели дозаявить к матчу с "Черноморцем". Сыграй я те 90 минут, с ЦСКА бы выдержал гораздо больше.

— И все-таки, как бы вы ни отпирались, ваше возвращение выдалось достаточно ярким. Вы сами ожидали, что оно получится таким?

— Да я и не знал, чего от себя ожидать. За последние два года в "Расинге" немного разучился чувствовать свое игровое состояние. Был только уверен в том, что выложусь без остатка и оборону ЦСКА потерзаю прилично. Так оно и вышло.

— Файзиев и особенно Боков — защитники очень цепкие, жесткие. Со стороны же казалось, что во всех трех случаях (имеются в виду выходы один на один с вратарем) вы легко убегали от них.

— Я бы так не сказал. Боков, например, весьма прилично меня "покусал". А ощущение легкости у многих возникло из-за третьего эпизода. Тогда армейские защитники создавали искусственное положение вне игры и ждали от меня паса. Я это понимал, потому и взял инициативу на себя.

— Что же вам помешало забить?

— Устремившись к воротам, я увидел, что следовавший параллельно Робсон находится в более удобном положении, и хотел переадресовать ему мяч. Но подходящего момента не подворачивалось. А потом Корнаухов выбрал мастерскую позицию, и мне ничего не оставалось, как бить самому. Но поскольку к удару я толком не подготовился, то угодил во вратаря.

— В первом же эпизоде вы смогли перехитрить Перхуна. Какие чувства испытали?

— О, это была огромная радость. Понял, что начинается настоящая жизнь. Вроде опять играю, забиваю. Это же великое счастье! Определенных эмоций добавил соперник. ЦСКА-то ведь команда сложная, с характером. Армейские защитники действовали плотно, грамотно играли на опережении. И осознание того, что я преодолел все эти трудности и вновь напомнил о себе спустя столько времени, вызвало у меня бурю восторга.

— Перед началом встречи вы в присущем вам эмоциональном стиле заводили партнеров. Уже почувствовали себя лидером команды?

— Я всегда такой был. В сборной тоже подбадриваю ребят. К тому же это помогает самому как можно лучше настроиться на матч.

— Сразу же ощутили себя составляющей единого целого?

— Я по духу спартаковец и по стилю тоже. За семь лет моих заграничных гастролей игра команды не претерпела кардинальных изменений. Так что проблем с взаимопониманием у меня не возникло, за исключением двух-трех эпизодов. Я доволен, что у меня такие партнеры. Вскоре мы окончательно найдем общий язык, я наберу хорошие физические кондиции и тогда, думаю, смогу принести пользу.

— Часто случается так, что, выплеснув эмоции в первых матчах, новичок попадает в психологическую яму. Вы же не прошли предсезонку, у вас положение более серьезное. Не опасаетесь, что вскоре последует провал?

— Нет. Я готовлюсь по полной программе. Выполняя те упражнения, которые дает Олег Иванович, чувствую, что прибавляю физически. Если вдруг пойму, что функционально не расту, буду дорабатывать индивидуально. А по поводу эмоций? Вы же меня знаете. Ручаюсь, они никуда не денутся. Я не привык выдать одну игру, а потом собой восхищаться. Я живу футболом, и каждый матч для меня — праздник. Не припомню ни одной встречи в своей карьере, на которую я бы не настроился.

— Вероятно, болельщики это видят, потому и относятся к вам так уважительно.

— Спартаковские поклонники меня любят. Так было раньше, так осталось теперь. Сколько теплых слов я от них услышал до матча! Все были рады моему возвращению, желали удачи. Когда я вышел на поле, меня встретили овациями. Естественно, я не мог разочаровать людей.

— Вы слышали, как вас провожал стадион?

— Уступая свое место Сонину, я был жутко раздосадован. Корил себя за упущенные моменты, сожалел о том, что устал так рано. В общем, в этот момент ничего не видел и не слышал. Но рев стоял такой, что я очнулся и поблагодарил болельщиков за аплодисменты.

— Что вам сказал Олег Романцев?

— Олег Иванович, как и все мы, явно был расстроен. Он ничего не сказал. Разбор игры нас ждет впереди.

— А как ваш дебют оценила жена?

— Света в футболе не разбирается. Она вроде как знает, что я нападающий, и догадывается, что главное для меня забивать голы. Исходя из этого, жена решила, что я выступил хорошо. И еще отметила, что меня все хвалили.

— Как вам уровень нашего чемпионата. За семь лет он вырос?

— Я сторонник любить то, что есть. Сейчас я играю в российском первенстве и настраиваю себя на то, что он самый динамичный и интригующий. Ведь, к примеру, на "Сокол" приходит народа в три раза больше, чем в Испании на команды, подобные "Расингу". А сколько у нас теперь интересных клубов! Есть "Локомотив", "Крылья", ЦСКА, в конце концов. Борьба будет упорной. Кстати, армейцы за то время, что я их не видел, очень здорово подросли. Из подающих надежды они стали грозными и неуступчивыми противниками. Уверен, они будут биться за золото.