Левицкий опять не разочаровал, вытащил все, что мог. Хотя сам он убежден, что виноват в пропущенном голе. То, что Ранджелович бил по сути в упор, Максима не интересует.

В четверг днем мы связались с Левицким по телефону.

— Что у вас с голосом?

— Симптомы простуды и, в частности, першение в горле появились еще до матча. Тем не менее в игре кричалось нормально. А вот наутро следующего дня голос пропал. Сейчас лечусь. Думаю, ко встрече с "Ротором" все будет в порядке. Не впервой.

— И все же чувствуется, вы еще не отошли от прошедшего матча.

— Я всю ночь не спал. Как ни силился, не смог сомкнуть глаз. Несколько раз просмотрел видеозапись игры с армейцами, проанализировал свои действия. Уже успел пообщаться с Ковтуном, Митрески и Чуйссе. Мы хоть и неплохо понимаем друг друга на поле, но до идеала нам еще далеко. Разобрали с ребятами наши совместные ошибки. В общем, по прошедшей встрече я сделал надлежащие выводы. Вот сейчас посплю и уже больше не буду возвращаться к этому дерби.

— Какие впечатления у вас от него остались?

— Должны были выиграть, но не хватило самой малости. Поразила реакция некоторых специалистов. С утра послушал радио, так там большинство высказывает мнение, что судья помог "Спартаку". На мой взгляд, арбитр отнял победу у нас, но почему-то мы никому не предъявляем претензий.

— В каких эпизодах, на ваш взгляд, рефери принял ошибочные решения?

— Я очень внимательно просмотрел видеозапись и могу утверждать: когда Володя Бесчастных забил свой второй гол, за что получил желтую карточку, офсайда не было. А вот Ранджелович, судя по всему, отличился из положения вне игры. А эпизод со вторым горчичником Лайзанса? Да там сразу надо было показывать красную карточку. Не знаю, какая у армейцев была накачка, но, видимо, очень приличная. Латыш видел, что он попадает прямой ногой в Парфенова, так вместо того, чтобы смягчить удар, как обычно это делается, он пошел на откровенную грубость. У меня было огромное желание подбежать и отомстить этому человеку. Чудом сдержался. А очередной горчичник Митрески? Игор, создавая положение вне игры, шел вперед, потом остановился и постарался уйти от столкновения, но армеец в него врубился. В общем, вопросов к судейству у меня много. Хорошо, что я не первый день в футболе и подобной клоунады с лихвой насмотрелся. Иначе бы вообще жутко переживал. И все же, независимо от действий арбитра, мы сами повинны в этой ничьей.

— Спартаковцы допустили непростительно много обрезов. Почему?

— Я с трудом дошел до раздевалки - был выжат как лимон. Представляете, как чувствовали себя полевые игроки? По такой жаре очень тяжело играть в нормальный футбол. Помните, во втором тайме я хотел отдать мяч точно в ноги Чуйссе, а запустил его в аут. Даже трудно объяснить, как это получилось.

— Вы никогда не бываете собой довольны. Как на этот раз?

— Пропустил же, какое тут удовлетворение? И хоть мне все доказывали, что такой мяч нельзя было взять, я уверен в обратном. Должен был прочувствовать, предугадать. Конечно, определенную роль сыграло то, что события в том эпизоде развивались вопреки логике. Вначале удар не получился у Попова. Денис зацепил мысом землю, и мяч у него сиганул в другом направлении. Там Ранджелович тоже не смог ударить, как хотел, он попал по нему внешней стороной стопы и сам не знал, что из этого выйдет. Мяч ударился в штангу, вылетел в поле, но за счет подкрутки запрыгал в ворота. Досадно пропускать столь нелогичные голы.

— Попов очень хотел огорчить вас лично, но не получилось. В том эпизоде, когда Денис вышел с вами один на один, чем вы руководствовались, не торопясь бросаться ему в ноги?

— Я прекрасно знаю Дениса, все-таки совместное выступление за "Черноморец" не прошло бесследно. В том эпизоде я на сто процентов знал, что делать: сокращал угол обстрела, падать не собирался и стоял до конца. Потому и не дал себя перебросить.

— После матча вы с Денисом активно обсуждали перипетии битвы. Напомнили ему тот момент?

— А я и не помню, о чем мы говорили. Но то, что пожелали друг другу дальнейших успехов, это точно.