В Финляндии звездный новичок нижнекамского "Нефтехимика" Александр Гулявцев после годичного перерыва вновь вышел на лед с привычными партнерами — Евгением Ахметовым и Николаем Бардиным. В позапрошлом сезоне, играя именно в таком сочетании в пермском "Молоте-Прикамье", Александр считался претендентом номер один на приз "Советского спорта" лучшему снайперу чемпионата России. Тогда трофей "уплыл" от него в последний момент, но ныне форвард вновь ставит задачу — выйти на прежние высокие рубежи.

Работа на тренировках у нижнекамцев кипит как никогда. Тренеры команды не позволяют игрокам расслабиться ни на минуту и поддерживают их тем, словно хоккеистов ждет финал олимпийского турнира. В поте лица занимается и один из главных приобретений клуба — Гулявцев. Но недаром говорят: тяжело в учении — легко в бою. Свой дебют в новом клубе в товарищеском матче с воскресенским "Химиком" Александр, как и положено грозному форварду, отметил голом.

— Понятно, что ваш переход из Перми произошел не случайно, местный "Молот-Прикамье" из-за финансовых проблем находится при смерти, но почему вы выбрали именно Нижнекамск?

— Да тут и думать было особо нечего, — говорит Александр. — Позвонили руководители "Нефтехимика", потом тренеры, вот и приехал. К тому же особо и не пришлось выбирать, куда же, как не к моим старым партнерам Бардину и Ахметову ехать? Плюс ко всему в Нижнекамске отличный коллектив, все ребята друг за друга, и меня приняли как родного. Команда ставит высокие задачи, и это не может не импонировать. Конкуренция за место очень высокая, но это не смущает.

В "Молоте" же разочаровало все, даже перечислять не хочется. Только из-за этого и состоялся переход, ведь никакой определенности в клубе не было. Уезжать, конечно, больно, ведь в Перми я вырос как хоккеист, начинал играть с детских лет. Но что делать, если жизнь заставляет? Знаю, что разбежались оттуда практически все, ведь созваниваюсь с ребятами постоянно. Ушли даже те, кто, как казалось, должны были остаться. Так что будущее у клуба туманно, ведь создать команду гораздо труднее, чем развалить. К тому же многим игрокам так и не заплатили причитающихся денег, так даже если их вдруг и найдут, вряд ли кто сразу вернется назад.

Шаг этот назревал давно, многие просто ждали: а вдруг ситуация изменится к лучшему? Однако никто не хотел заниматься ни нами, ни командой вообще.

— А почему же не ушли раньше?

— В ходе сезона менять клуб не имело смысла, ведущие команды укомплектованы хорошо, а родную бросать на произвол судьбы не хотелось. К тому же нам все время что-то обещали, взамен требуя выдать результат — сохранить место в Суперлиге. Мы свои обязательства выполнили, а вот перед нами нет. Думаю, сейчас команда обречена.

— Наставник нижнекамцев Владимир Голубович известен как жесткий наставник, не опасались идти к нему после благодатного раздолья в Перми? Ведь там вы были кумиром, и вам позволялось многое.

— Действительно, в Перми чувствовал себя раскованнее, здесь же боишься сделать лишнее движение на льду, ошибиться, работаешь более концентрированно. Однако дело здесь не только в Голубовиче как в жестком тренере, просто он профессионал и поставил работу соответствующим образом. К тому же каждый тренер работает так, как он любит. Пока, конечно, рано делать какие-то выводы, ведь катаемся только 10 дней. Но желание показать себя с лучшей стороны есть, и прогресс, думаю, будет заметен. Тем более, как вы сами понимаете, вспомнить старые связи нам будет не так уж и трудно. Хотя в новой команде скорость на льду надо будет заметно увеличить.

— Будете перевозить и семью?

— Не думаю, что это необходимо, хотя в клубе и обещают выделить квартиру в нашем Доме спортсменов, где живут все хоккеисты и футболисты. Татьяна трудится главным бухгалтером в одной из фирм в Перми, и менять место работы ей не следует. Ведь меня все равно дома часто не увидишь. К тому же дочь Юля подрастает, скоро в школу пойдет, ей недавно шесть лет исполнилось.

— Прошлый сезон получился не таким впечатляющим, чем тот, что был до него. Почему?

— Я же не робот, чтобы каждый год забрасывать по 21 шайбе (смеется)! Сезон был неполным, ведь меня преследовали небольшие травмы. Да и поначалу имела место несыгранность с новыми партнерами, которая позже исчезла. Правда, говорить, что год вообще не получился, я не могу, просто был не самый удачный… Я рассчитывал, что буду играть вместе с Ахметовым и Бардиным, но не получилось, и они перешли в "Нефтехимик" на год раньше, чем я.

— Какие у вас мысли относительно сборной России? Вновь не удалось попасть на чемпионат мира…

— Мою игру должен оценивать главный тренер Борис Михайлов. Одно могу сказать — то, что мог, я делал. Выступал на трех этапах Евротура, пропустил только Кубок "Балтики". В сборной все совсем по-другому, там и требования иные, все-таки международный уровень.

Что касается ЧМ в Германии, то меня вызывали на сборы, но в Новогорске я получил травму, потянул мышцу на ноге. По совету врачей и после консультаций с Михайловым, сказавшим, что ему нужны здоровые на 100 процентов игроки, я поехал домой. Однако шансов вновь сыграть в сборной не оставляю, тем более теперь нас могут пригласить и звеном…

— ... А ведь с Бардиным и Ахметовым вас приглашал в сборную еще Александр Якушев, перед Шведскими играми-99.

— Да, но тогда поехали на турнир только мы с Женей Ахметовым. Правда, и выступали поначалу по одному, то он играет в матче, а я в запасе сижу, то наоборот. Лишь одну встречу провели тогда вместе. Конечно, хочется теперь всем троим попробовать. Думаю, право на это мы докажем выступлениями в чемпионате России.