Олимпийский чемпион Альбервиля-92 Андрей Коваленко после 9 лет в НХЛ возвращается в Россию. Его новым клубом станет ярославский "Локомотив", с которым "Русский танк", как зовут грозного форварда за океаном, обговорил все детали соглашения. В понедельник контракт будет оформлен официально.

Еще неделю назад предполагалось, что Андрей продолжит карьеру в тольяттинской "Ладе", вместе с которой он тренировался, однако ожидаемый переход не состоялся. В понедельник Коваленко приехал в Ярославль, и переговоры с железнодорожниками увенчались успехом — воспитанник нижегородского хоккея в следующем сезоне примерит форму "Локо". О том, почему Андрей решил вернуться в Россию и в силу каких причин остановил свой выбор именно на Ярославле, Коваленко поведал нашему корреспонденту.

— Я давно хотел вернуться в родные пенаты, — начинает свой рассказ Андрей. — Еще в прошлом году рассчитывал продолжить карьеру в России, но тогда затея не удалась. А теперь все очень удачно сложилось. Я стал свободным агентом. Мне 31 год и могу выбирать себе команду без каких-либо компенсаций. Перед последним сезоном в "Бостоне" я на 99 процентов был уверен, что вскоре уеду в Россию. Не знал только, в какую команду, но вернусь железно. За эти 9 лет я очень соскучился по России. У меня ведь здесь вся родня — родители, брат. Без них мне в Америке было скучновато. Думаю, вернулся окончательно. Хватит уж мотаться по зарубежным городам и весям. Хочется поиграть в свой родной хоккей и быть поближе к родственникам. Родители у меня уже в возрасте. Если им будет нужна помощь, то теперь буду рядом. Не придется, по крайней мере, из Америки лететь.

— Совсем недавно вы находились в Тольятти, и многие полагали, что контракт с "Ладой" всего лишь вопрос времени…

— Меня пригласили обсудить возможность заключения контракта. Я сказал, что уже давно веду переговоры с "Локомотивом", чего ни от кого не скрывал. Но в Тольятти я узнал печальную новость про Славу Безукладникова. Что с ним произошло, до сих пор неясно.

Ребята рассказали, что они в Болгарии бежали кросс, Славе стало плохо и все. Я решил остаться на похороны. Думал, потом улечу, а получилось, что вместе с "Ладой". Они мне предложили играть за них. Приезжай, дескать, с вещами, мы все решим насчет контракта. Потом они вдруг звонят и говорят, что не могут выполнить условия, которые я ставлю. Ну, говорю, это ваши проблемы. Я же предупреждал, что у меня уже есть договоренность с Ярославлем. Но ведь со мной не только "Локомотив" вел переговоры. Звали и в "Северсталь", и в "Авангард". Всем называл одни и те же условия и не менял их в зависимости от клуба. Просто уже принял решение выступать за "Локомотив".

Почему? Во-первых, эта команда мне нравится, хорошо сплоченная, с большой самоотдачей и высокими целями. В Ярославле есть возможность пробиться в плей-офф, а затем и выиграть чемпионат. Во-вторых, из всевозможных переговоров и разговоров я узнал, что в "Локомотиве" очень серьезное руководство, которое не бросает слов на ветер. Это и сыграло главную роль при выборе команды.

— Подписание контракта намечено на понедельник, но не исключено, что какие-то форс-мажорные обстоятельства смогут сорвать соглашение с "Локомотивом". Вас это расстроит?

— Я как-то не задумывался, что такое может случиться и что-то может сорваться. Подписание контракта — просто дело времени. У нас же все уже давно обговорено. Мы работали через агентов. Поэтому просто не могу представить свою реакцию, если мне вдруг скажут: "Извини, Андрей, мы не можем подписать контракт. Мы что-то не способны сделать". Такое просто невозможно.

— Давайте вспомним, как начиналась ваша заокеанская "командировка", которая затянулась на девять лет.

— В 1992 году после Олимпиады в Альбервиле, где мы завоевали золото, я до конца сезона доиграл в ЦСКА. Тогда же мне предложил контракт "Квебек Нордикс". Правда, были кое-какие проблемы с отъездом, но вскоре все уладилось. В "Квебеке" я провел три года, а потом команда переехала в Колорадо и стала называться "Лавиной". Там меня в первый раз и обменяли - в "Монреаль", на голкипера Патрика Руа. В канадской мекке хоккея я долго не задержался и последовал в "Эдмонтон", в котором играл два с половиной года. Затем команды менялись как перчатки. В итоге получилось, что за девять лет в НХЛ я сменил шесть клубов.

— Как вам дались многочисленные обмены?

— После первого я был просто в шоке. До сих пор не понимаю, почему "Колорадо" меня обменял. Вроде бы играл совсем не плохо, и забивал исправно по 25-27 шайб за сезон, и никаких проблем ни с игрой, ни с тренерами. Ребята потом меня успокаивали. Мол, не обращай внимания, это здесь обычное явление — берут и меняют одного игрока на другого. Приводили пример, как обменяли великого Уэйна Гретцки. А затем при втором и третьем обменах я уже действительно на это не обращал внимания. Принимал как должное, ехал в другую команду и выполнял свою задачу.

— Обмены были обусловлены вашим характером?

— Да вряд ли. Характер у меня мягкий. По натуре я добрый человек, терпеливый такой, знаете ли… Меня завести очень трудно. Ну, а если уж кому-то это удалось — остановить будет трудно.

— Тогда Андрей Коваленко становится "Русским танком"?

— Наверное. Но мне на характер не жаловались. Наоборот, говорили, что надо пожестче быть или позлей в жизни.

— Удалось вам за океаном добиться того, что хотелось?

— Все хоккеисты мечтают выиграть Кубок Стэнли. Мне за 9 лет этого так и не удалось. Лучшим результатом было то, что мы два раза выходили во второй раунд плей-офф с "Эдмонтоном". Но я нос не вешаю и не отчаиваюсь. В своей карьере достиг и без того многого. Но пока ни разу не доводилось подняться на верхнюю ступень пьедестала мировых форумов. Несколько раз участвовал, да все неудачно. Кстати, пока нет в моей коллекции трофеев и золотой медали чемпиона страны. Так что теперь это будет главной задачей — взять первое место.